Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Если не выплесну эмоцию на холст, то она просто разорвет меня изнутри”,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 29 декабря 2013

- говоpит Сакина Абушева в интеpвью газете "Зеpкало"

Если не выплесну эмоцию на холст, то она просто разорвет меня изнутри,Совсем недавно в Галеpее совpеменного искусства пpошло откpытие выставки “Me by Me” Сакины ханум Абушевой – молодой талантливой художницы. Без преувеличения можно сказать, что картинами Сакины ханум заинтересовались как приглашенные гости, не имеющие отношения к искусству, так и признанные художники. Представляем вашему вниманию интервью с молодой художницей на следующей день после открытия.
- Сакина ханум, в первую очередь поздравляю! Не помню выставки, где была бы такая теплая, дружелюбная атмосфера, как у вас. Долго шли к этому дню?
- Долго. Все началось еще в школе. Я всегда рисовала и по-детски недоумевала, не понимала, почему тетрадки и альбомы с моими рисунками забирают учителя. Я же ничего особенного не делала, просто перерисовывала с учебников в тетрадь… Прошли годы, я стала студенткой мединститута, и мы начали изучать такой предмет, как гистология. Вы, наверное, знаете, что гистология – это раздел биологии, изучающий строение тканей живых организмов. А потому нам приходилось под микроскопом изучать, а потом переносить на бумагу увиденное. Было ощущение, что рисуешь с натуры. И рисовать можно было только карандашом. И опять повторилась история, когда у меня забрали альбом с рисунками. Кстати, альбом с моими рисунками по гистологии можно найти в Музее гистологии при мединституте. И тогда стали все настойчивее раздаваться голоса, предлагающие заняться изобразительным искусством. Именно в тот период меня и познакомили с Асмер ханум Нариманбековой, и я стала делать первые шаги в живописи.
- Ваши картины производят очень противоречивое впечатление, с одной стороны, все так просто и понятно, но, с другой стороны, – раз за разом открываешь какие-то пласты. Картины сложные, многогранные…
- Этому есть простое объяснение – не получается за один раз написать картину. Каждый раз ты приходишь в мастерскую, подходишь к мольберту с разным настроением, разными мыслями. Под это же настроение подстраиваются и палитра, и мах кистью… Это не означает, что, если у меня минорное настроение, я буду рисовать черными красками, но как-то иначе будет чувствоваться, человек, смотрящий на картину, поймет, что мне было плохо. И так день за днем ты пишешь картину, а эмоции, чувства, мысли наслаиваются слой за слоем.
- Но, завершая свою картину, вы довольны своим детищем?
- Завершая свои картины, доводя до определенного уровня, откладываю их в сторону. Не потому, что я считаю, что полотно закончено, а потому, что понимаю, что высказала все, что могла на сегодняшний день. Наступает момент, когда я понимаю: здесь и сейчас я больше ничего не могу сделать. Я не могу сказать, что завершаю картину, но откладываю ее, чтобы она пожила своей жизнью. А потом я вернусь к ней. Может быть, через недели, может, через месяцы или годы, а может, никогда. Но все равно это не означает, что я завершила картину. Есть картина, которую я переписала через шесть месяцев, потому что увидела по-другому.
- Вы сегодня, уже будучи медиком, получаете второе образование в Академии художеств. Если бы была возможность изменить прошлое, все равно сначала бы поступили в мединститут?
- Нет! Это было стечение обстоятельств, почему я стала изучать медицину, но не могу сказать, что рвалась в мединститут. Сегодня, конечно, я с куда большим рвением учусь в академии, изучаю технику живописи, искусствоведение и многое другое, что мне очень интересно. Я понимаю, чтобы нарушать правила, надо их знать. Хочется сказать новое слово в искусстве, но для начала надо изучить технику. Техника должна быть правильной. Теоретическая база должна быть. Мы можем видеть грушу разной, но строим мы ее одинаково.
- Большинство художников остались непонятыми. Вас это не пугает?
- Абсолютно. У моего отца есть хорошее выражение, которое я у него переняла: “Я умру непонятой до конца”. У каждого свое видение, понимание, каждый читает картину по-своему, я не могу и не хочу навязывать кому-то свой взгляд на мир. Суть не в том, чтобы все восхищались моими работами. Но мне интересно общественное мнение, поскольку я часть этого общества, мне интересно мнение художников. Конечно, будет критика, и я к этому готова, но я не хочу обижаться и как черепашка прятаться в свой панцирь, я хочу вынести из этого какой-то урок. Если мне скажут, что надо поработать над техникой, то буду работать и совершенствовать. Если скажут, что картина не завершена, то значит надо работать над композицией. Но, если кто-то скажет, что за тыква, такой тыквы быть не может, то я это не приму! Для меня это просто субъективное мнение: в моем мире тыквы выглядят именно так!
- Что вас заставляет рисовать?
- Это – потребность. Сложно вербализировать. Много идей. Я очень эмоциональный человек, клубок эмоций. Иногда кажется, что если не выплесну эмоцию на холст, то она просто разорвет меня изнутри. И еще меня очень вдохновляют мои картины. Смотришь на результат и думаешь, а вот тут я бы сделала так, и вот еще добавила бы… Так рождается вторая картина, из второй – третья, и так без конца.
- У каждого из нас есть человек, чье одобрение для нас важно. У вас – это…
- Это мой учитель, Зохраб муаллим Дадашев. В живописи для меня превыше всего его одобрение, его похвала. Если Учитель скажет, что хорошо, значит хорошо. Кстати, именно Зохраб муаллим подтолкнул меня к поступлению в академию.
- Вы каждый день встаете к мольберту?
- Почти каждый день, иногда – через день.
- Приходится заставлять себя писать картины?
- Нет, к счастью, никогда. Очень часто мы видим, как художники пишут картины на потребу дня, не вкладывая в них душу, просто потому, что боятся быть невостребованными. У меня, к счастью, ситуация другая – я пишу для души. И если я однажды проснусь и пойму, что мне не хочется взять кисть, то я перестану писать.
- И даже если вы поймете, что через месяц вас ждет Венецианская биеннале и надо заканчивать картину, то вы не пересилите себя?..
- Нет, не стану заставлять себя! Просто не умею!

“Если не выплесну эмоцию на холст, то она просто разорвет меня изнутри”,
оценок - 3, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Культура | Новости

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.