Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Эргенекон” – завершен очередной раунд

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 06 августа 2013

Но бой все еще продолжается

Эргенекон   завершен очередной раунд Многие сегодня заявляют, что приговор суда первой инстанции по делу “Эргенекон” в Турции поспособствует еще большему расколу в турецком обществе. Да, это так. К различным срокам тюремного заключения, в том числе и пожизненному, приговорены более 250 человек, среди которых заслуженные генералы, политики, известные ученые и журналисты. Председатель ведущей оппозиционной Народно-республиканской партии Кемаль Гылычдароглу уже заявил, что эта политическая сила не признает законность данного приговора. Лидер Партии националистического действия, второй по силе оппозиционной политической силы Довлет Бахчели расценил приговор о пожизненном заключении в отношении бывшего начальника Генштаба Илькера Башбуга как правовое преступление.
И тем не менее, не стоит оценивать происходящие события исключительно как результат нынешнего противостояния между правящими исламистами и генералитетом.
Во-первых. Существуют исторические корни ныне происходящих событий. Процесс по делу антиправительственной организации “Эргенекон” является одним из главных сражений в борьбе между турецкими сторонниками светского, европейского пути развития и традиционалистами. Эта необъявленная война идет уже не одно столетие. Ее жертвами пали несколько султанов, первый среди которых – Селим III, предпринявший попытку создать регулярную армию по европейскому образцу, а также десятки министров, тысячи безвестных молодых людей, погибших на улицах Стамбула.
Сегодня эта борьба отличается такой же бескомпромисностью, как и в прежние времена, считают некоторые эксперты. В XIX веке янычарские бунты подавляли картечью. Некоторые турецкие политологи напоминают, что в 70-е годы ХХ столетия отряды исламских традиционалистов акынджы, которых долгие годы возглавлял нынешний премьер-министр Р.Т. Эрдоган, выходили на митинги левых с холодным оружием. Однако новое время принесло новые средства борьбы с политическим противником.
Эргенекон – легендарное ущелье, расположенное на Алтае, в районе г .Музтау; мифическая райская земля, где древние тюрки укрылись от преследовавших их врагов – научились плавить железо и ковать из него оружие, накопили силы и отомстили врагу. Легенда об Эргенеконе чрезвычайно популярна в турецких националистических кругах.
Во-вторых, при всей нелюбви к военным, которые время от времени совершали перевороты, приходится отметить, что расследование уголовного дела по делу Эргенекон, да и судебный процесс стали чем-то вроде теста для Турции на верховенства закона, независимости судебной системы, в конечном счете на демократию. И надо с сожалением отметить, что Турция не выдержала этот тест.
А вообще-то события вокруг расследования таких громких уголовных дел по попыткам организации государственных переворотов, как “Эргенекон” и “Бальйоз”, развивались по сценарию, который как нельзя лучше описал уже после выхода из концентрационного лагеря один известный немецкий пастор:”Когда брали евреев, я молчал, так как не был евреем. Когда брали коммунистов, я опять молчал, так как не был коммунистом. Когда отправляли в концентрационные лагеря социал-демократов, я опять же молчал, так как не был социалистом. Когда гестаповцы пришли за мной, уже некому было протестовать”.
По делу “Эргенекон” сперва арестовали военных. Многие восприняли это, мягко говоря, с пониманием, а некоторые даже с нескрываемым удовольствием. Турецкое общество просто устало жить под постоянным страхом военного переворота. Потом очередь дошла до националистов. Их также в Турции многие не любят – и за государственные перевороты, и за террористическую деятельность. Когда компанию кемалистам, генералам, националистам составили и члены ПКК, многие удивились. Компания оказалась слишком уж пестрой. Но мало кто стал заступаться за курдских террористов. Но когда очередь дошла до либералов, которые поддерживали политику правительства Эрдогана по урегулированию курдской проблемы, по нейтрализации влияния так называемого глубинного государства и генералитета на политические процессы, общество призадумалось о том, куда же идет Турция. Но последней каплей стала конфискация следствием еще не опубликованного, электронного варианта книги Ахмеда Шика “Армия имама”, которая была посвящена захвату сторонниками духовного лидера нынешних исламистов Турции Фатуллы Гюлена ключевых позиций в правоохранительных и судебных органах. Сам А.Шик во время ареста, то есть еще до конфискации электронного варианта книги и даже предъявления официального обвинения, заявил коллегам: “Скажите спасибо Фатулле Гюлену. Это тот случай, когда дотронешься – погоришь”.
Cледствие заявило, что эта книга якобы написана по предварительному сговору и с целью поддержки деятельности “Эргенекон”. При этом суд потребовал от всех, кто располагает электронным вариантом этой книги, сдать его следствию. Суд постановил, что отказ будет расценен как деятельность, направленная на поддержку террористической деятельности. Такого никто не ожидал. Даже проправительственные журналисты не были готовы к такому повороту событий.
Многие вспомнили о временах Гитлера и Сталина. Но при этом отмечали, что в тридцатые годы в Европе сжигали на кострах изданные книги. А тут, в Турции XXI века, под запретом оказалась еще не изданная книга.
Абсурдность ситуации признали даже сторонники правительства, которые выступили против “охоты на ведьм”. В течение недели электронная версия книги “Армия имама” более чем в 100 тысяч экземпляров была распространена в интернет-пространстве.
Дело дошло до того, что президенту А.Гюлю пришлось объясниться перед прессой. “Эти неразумные действия только прибавили популярности как книге, так и автору”, – заявил президент.
Пришлось сделать оргвыводы. Высший совет судей и прокуроров отстранил от занимаемой должности специального прокурора Закарийе Оза, который вел дело “Эргенекон”. В отставку был отправлен и начальник Стамбульской полиции. Но журналисты так и остались в заключении.
Лидер НРП К.Кылычдароглу тогда заявил, что “ничего не изменится”: “Генеральный прокурор остается на посту. А генеральным прокурором по этому делу, по собственному признанию, является сам премьер-министр”.
А все началось с того, что в 2007 году по наводке, в доме отставного армейского офицера в Стамбуле были найдены 27 ручных гранат. Также были обнаружены документы, якобы с изложением целей организации Эргенекон. Это открытие привело к первой волне арестов по “делу Эргенекон”, под которую попали бывшие офицеры, ученые и представители средств массовой информации. На сегодняшний день в связи с расследованием были задержаны более 500 человек, хотя только около 300-м из них были предъявлены официальные обвинения. Кстати, некоторые, в том числе бывший начальник Генштаба Турции Илькер Башбуг, были арестованы после начала судебного процесса.
Кроме самого Башбуга среди арестованных такие известные люди, как Вели Кучук – генерал в отставке, Шенер Эруйгур – генерал в отставке, Хуршит Толон – генерал в отставке, Мехмет Хаберал – профессор, депутат парламента Турции, Мустафа Балбай – журналист, депутат парламента Турции, Эрол Мютерджимляр – писатель. Арестованных обвинили в создании тайного общества с целью антиконституционного захвата власти, подготовке и организации заказных убийств и массовых беспорядков. Среди жертв называются армянский журналист Грант Динк и католический священник Андреа Санторо. Члены организации обвиняются также в подготовке покушения на лауреата Нобелевской премии по литературе Орхана Памука и других видных турецких деятелей. В добавление к этому следствие располагает данными о наличии связей между “Эргенеконом” и террористической Рабочей Партией Курдистана (РПК).
Согласно материалам следствия, члены тайного общества проводили свои встречи в помещениях “Турецкой православной церкви” – националистической структуры, лидер которой Севги Эрнерол также находится в настоящее время под следствием.
“Турецкая православная церковь” создана по распоряжению Анкарского правительства в 1922 г. для греков, желавших остаться в стране и стать патриотами молодой Турецкой Республики. С самого начала организация выступала против Константинопольского Патриархата, произвела захват ряда церквей. Однако она так и не привлекла внимания верующих, кроме единиц православных турок и греков, и не признается ни одной из существующих православных иерархий. Организация заодно с националистами принимала участие в греческих погромах 1956 г., в результате которых были захвачены еще две церкви. Члены этой структуры придерживаются кемалистских, националистических взглядов, а правление долгое время (с 1922 по 2002 гг.) осуществлялось династией “пап” Эрнерол. Однако со смертью последнего – Эфтима III (Сельджука) Эрнерола – дальнейшее существование организации как церкви сомнительно, так как верующих фактически нет, а церковь превратилась в клуб, где собирались националистически настроенные турки, многие из которых в настоящее время обвиняются по делу “Эргенекон”.
Как утверждает следствие, в состав “Эргенекона” входит и Рабочая Партия Турции, основанная известным юристом маоистских взглядов Догу Перинчеком в 1992 году. Долгое время она считалась самой левой из легальных политических партий Турции. Несмотря на крайне низкие результаты, полученные в результате выборов в турецкий парламент (наилучший результат – в 2002 г. 0.51%), партия “странным” образом обладает значительным влиянием в левых кругах, имея отделения по всей стране, собственный телеканал Ulusal Kanal, один еженедельный (Aydыnlыk) и два ежемесячных журнала. Центральный офис располагается в самом центре Стамбула прямо на проспекте Истиклал. Сейчас по делу “Эргенекон” осуждены председатель партии Д.Перинчек и его сын Мехмет Перинчек, главный редактор журнала “Айдынлык” С.Боллук. Состав обвиняемых весьма разнороден. Среди обвиняемых по делу “Эргенекон” есть такие бывшие противники, как крайне левые и националисты, старательно уничтожавшие друг друга в прошлом, прозападные либералы, левые от социал-демократов до коммунистов всех мастей.
Большое количество документов, изъятых якобы в домах и офисах подозреваемых по делу “Эргенекон”, как утверждает обвинение, однозначно свидетельствует о существовании организации.
Найденные документы были составлены задолго до начала расследования дела об организации “Эргенекон”, которую обвинение называет террористической группой. Отрывки из этих документов были включены в финальный текст обвинения, на основании которых 13-й Высший криминальный суд Турции и вынес обвинительный приговор. По мнению обвинения, найденные доказательства указывают как на существование организации, так и на ее структуру и деятельность.
Итак, “Эргенекон” якобы был подпольной преступной сетью, проще говоря, террористической организацией, которая планировала свергнуть законное правительство Турции во главе с Эрдоганом. В деле фигурируют 275 обвиняемых, 66 из которых ожидали решения суда под стражей. Как уже отмечено, в членстве обвиняется большое количество элиты турецкого общества, включая политиков, академиков, журналистов и отставных военных офицеров.
Как утверждает обвинение, документы были изъяты из домов и офисов нескольких подозреваемых, которые утверждали, что не знакомы друг с другом. Однако тот факт, что в их домах были найдены идентичные документы, противоречит их утверждениям, утверждал прокурор Мехмет Али Пекгюзель.
Один из таких документов под названием “Афродита” был найден в домах и офисах журналиста Тунджая Озкана и бывшего начальника полиции Адиля Сердара Сачана. В нем утверждается, что “Эргенекон” управляет организацией JITEM. JITEM, в свою очередь, является подпольной сетью внутри турецкой жандармерии, которая была организована в 90-е годы для борьбы с терроризмом и ответственна за тысячи убийств и похищений на востоке и юго-востоке Турции.
Согласно данному документу, изначально JITEM контролировалась разведывательным управлением при генеральном командовании жандармерии, однако позднее управление перешло в руки “Эргенекона”. Организатором JITEM был Вели Кучук, который позднее получил генеральский пост. Также Кучук стал во главе “Эргенекона”, все эти данные были записаны в найденных документах.
Генерал Вели Кучук, который является одним из главных обвиняемых по делу, был заключен под стражу в 2007 году.
В другом документе, якобы найденном в офисе отставного полковника Хюсеина Вурала, содержится текст клятвы членов “Эргенекона”. Текст клятвы звучит следующим образом: “Я клянусь своей честью и жизнью, что буду ставить интересы моей страны выше любых личных интересов, и буду следовать принципам организации для уничтожения любых элементов, которые могли бы предотвратить возвышение Турции до уровня высочайших цивилизаций”. В документе также написано, что все члены обязаны произнести эту клятву в присутствии двух действующих членов организации, а после ее произнесения текст клятвы должен всегда находиться рядом с ними. В своих более ранних показаниях Вурал признавал, что этот документ принадлежит ему и достался ему от командующего ВВС генерала Сиями Таштана.
Утверждается, что “Эргенекон” пытался управлять общественным мнением страны в соответствии со своей внутренней ультранационалистической идеологией.
В текст обвинения также включены два отчета Национальной разведывательной организации Турции, направленные в администрацию премьер-министра в 2003 и 2006 годах, в которых силовики сообщают премьеру о существовании “Эргенекона”. В данных отчетах “Эргенекон” называют “организацией военного происхождения, которая пытается тайно захватить контроль над общественным мнением”. Под “военным происхождением” подразумевается, что ею управляют офицеры Вооруженных сил Турции. В отчете также говорится, что эта криминальная группа нацелена на свержение режима для достижения собственных целей.
Одним словом, если читать исключительно обвинительное заключение, то складывается впечатление, что речь на самом деле идет о разгроме так называемого “глубинного государства”, о необходимости которого в Турции говорили практически все демократы. Но не все так просто…
Во-первых, первые сомнения подкрались, когда власти наряду с военными арестовали по этому делу крайне левых, националистов и представителей ПКК. Предположить совместное действие крайне враждебно настроенных в отношении друг друга политических группировок было невозможно.
Но в целом общество не стало особо протестовать, так как эти крайние левые и националисты, курдские террористы тем более, всем давно надоели. В конце концов, турецкому обществу, которое, скажем так, не совсем и не до конца усвоило демократические ценнности, было по большему счету наплевать, каким образом правительство избавляется от “мусора”. Наверное это было трагической ошибкой общества. Ведь даже от “мусора” необходимо избавляться законными методами, чтобы самому не восприниматься кем-то “мусором”. И мы, кстати, должны усвоить этот урок.
Но когда очередь дошла до таких либералов, как известные журналисты Надим Шенер и Ахмет Шык, которые в свое время разоблачали “глубинное государство”, но в последующем стали требовать от правительства Эрдогана соблюдения законности, в том числе и в отношении арестованных по делу “Эргенекона”, многие задумались. Стали обращать внимание на детали. Ну, например, по какой причине суд отказывается от экспертизы дисков с электронными вариантами документов, на которые ссылается обвинение. Тем более, что в некоторых случаях эти электронные варианты являются основным доказательством вины обвиняемых. А обвиняемые утверждали, что эти документы сфальсифицированы, притом, не без основания. Например, документ, который был датирован 2003 годом, был подготовлен с использованием компьютерной программы, разработанной в 2008 году, то есть спустя пять лет.
Во-вторых, люди вообще были сбиты с толку, когда в 2012 году был арестован бывший начальник Генерального штаба ВС Турции Илькер Башбуг. Бывший начальник Генштаба потребовал вовлечения в судебное разбирательство 11 высокопоставленных должностных лиц Турции в качестве свидетелей.
В числе данных чиновников: президент Турции Абдулла Гюль, премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган, спикер парламента Джемиль Чичек, госминистр Турции по вопросам ЕС Эгемен Багыш.
Багыш посредством адвоката представил суду заявление по поводу вовлечения чиновников в качестве свидетелей. Багыш отказался выступить с официальной речью, отметив, что собирается использовать свое право на молчание. Остальные высокопоставленные государственные деятели также отказались выступить в качестве свидетелей по делу.
Илькера Башбуга обвинили в создании и управлении ведущими террористическими организациями в связи с так называемым случаем “Интернет-меморандума” – одной из сторон расследования “дела Эргенекон”. Прокуроры утверждали, что по приказу Башбуга турецкие военные открыли 42 веб-сайта для распространения пропаганды против ПСР и запрещенной Курдской рабочей партии (КРП), а также против греков и армян.
Он также обвиняется в причастности к “Плану действий по борьбе с реакцией” – предполагаемому заговору с целью размещения бомб в домах “реакционеров”, – ПСР чиновников и членов религиозного движения Фетуллы Гюлена – для того, чтобы дискредитировать правящую партию. Целью чего в обоих случаях, согласно обвинительному заключению, было дестабилизировать обстановку в стране до такой степени, что армия будет в состоянии начать переворот против демократически избранного правительства. Двадцать два военных офицера предстали перед судом по этому делу, в том числе семь генералов.
Башбуг высмеивал обвинения в свой адрес: “Если меня обвиняют в дискредитации правительства по нескольким заявлениям для прессы и по одной или двух историях с Интернетом, это очень горько”,- цитировала его газета “Hurriyet”. – Если бы у меня были такие ужасные намерения, я, как командир 700000-тысячной группировки, нашел бы и другие способы сделать это”.
И вдруг премьер-министр Эрдоган, который отказался дать показания в качестве свидетеля на судебном процессе, выступил с сенсационным заявлением, где утверждал, что полностью доверяет Башбугу, с которым работал в течение двух лет в бытность того начальником Генерального штаба и никогда не располагал сведениями, в том числе и по линии MIT (турецкая разведка), о вовлеченности генерала в какие-то противоправные действия. “Те, кто сегодня обвиняют Башбуга в членстве террористической организации, ответят перед историей”, – заявил Эрдоган. И несмотря на это, Башбуг получил пожизненный срок за членство в “Эргенеконе”.
В-третьих, следствию так и не удалось раскрыть организационную структуру “Эргенекона”. Вообще ничего не известно об организационной структуре организации, как она управляется, кто является лидером. По большому счету, речь идет о фантоме, непонятно каким образом объединяющем огромное количество людей. Без существования четкой организационной структуры просто невозможно управлять таким количеством людей, по той простой причине, что многие из них друг с другом вообще никогда не встречались.
В-четвертых, необходимо учитывать, что дело не закрыто. Речь идет о приговоре суда первой инстанции. Верховный суд Турции еще должен утвердить этот приговор. А это займет время. Скорее всего, рассмотрение данного дела в Верховном суде затянется минимум на полтора года. А в следующем году в Турции должны состояться первые общенациональные выборы президента республики. То есть процесс по делу “Эргенекон” еще будет иметь серьезное влияние на общественно-политические процессы, происходящие в Турции.
Кроме того, необходимо учесть, что один из переворотчиков, притом, достаточно известный, осужденный судом первой инстанции к длительному сроку тюремного заключения, профессор Мехмет Хаберал уже осенью этого года будет представлять всех обвиняемых по делу “Эргенекон” в турецком парламенте. Тяжелобольному известному врачу-ученому, парламентарию, суд разрешил дожидаться окончательного приговора Верховного суда на свободе.
Одним словом, бой, начатый несколько сот лет тому назад, продолжается. Завершился только один из очередных раундов…

“Эргенекон” – завершен очередной раунд
оценок - 5, баллов - 4.80 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.