Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Эхо бостонских взрывов

Опубликовано:19:33 25/04/2013

Америка умеет извлекать уроки

Эхо бостонских взрывов Биография “бостонских террористов” изучается, как жизненный путь знаменитостей: мог ли Тамерлан Царнаев “заразиться джихадизмом” на Кавказе? А кто такой армянин-мусульманин Миша? Но главное – “что говорит нам история братьев Царнаевых о радикальном исламе, иммигрантах из России, мусульманских общинах и машине ассимиляции в США”, пишут СМИ, особо отмечая, что “антиамериканизм Путина” не облегчает жизнь службам безопасности США.
“Когда Тамерлан Царнаев посетил Дагестан в начале прошлого года, он оказался в опасном регионе, где за последние годы возросло насилие, а наиболее радикальная ветвь ислама завоевывает все новых сторонников, особенно среди молодежи”, – пишет The Wall Street Journal. Что делал Царнаев в Махачкале в прошлом году, остается неясным. Это один из главных вопросов, на который представители американских властей, прибывшие в город на этой неделе, надеются получить ответ в ходе расследования взрывов на Бостонском марафоне.
Царнаеву “там понравилось”, передают слова его отца Анзора журналисты. “Я взял его с собой в Чечню… Там везде были родственники, и ему это понравилось”, – сказал он. Царнаев рассказал, что сын побывал в мечети на улице Котрова в Махачкале – как замечает издание, “известной тем, что это одно из немногих мест в России, где открыто проповедуется салафизм”.
Находясь в Махачкале, Тамерлан Царнаев едва не подрался с молодыми людьми в мечети, которым не понравилось, что он одет по-западному. Они отступили после того, как Тамерлан предупредил их о том, что он – боксер, хотя и заверил их, что оставил ринг из-за своих новых благочестивых религиозных убеждений, приводит издание рассказ отца.
“Главным образом мятеж в Дагестане имеет целью сделать его частью северокавказского исламистского государства, которое повстанцы называют Кавказским эмиратом, и сделать его эмиром своего неформального лидера Доку Умарова”, – поясняет издание своим читателям. Анзор Царнаев отрицает, что его сын встречался с кем-то из ярых радикалов в махачкалинской мечети.
“Стремление представить ситуацию таким образом, что Т.Царнаев заразился радикальным исламом на Кавказе, – это попытка перевалить с больной головы на здоровую”, – заявил министр внутренних дел Дагестана. Его комментарии отражают точку зрения российских чиновников, согласно которой США пытаются возложить вину за предполагаемый радикализм Царнаева на другое государство, вместо того чтобы признать его доморощенную природу, пишут авторы статьи.
Несмотря на насилие в Дагестане, Тамерлан Царнаев “не хотел уезжать”, сообщил его отец. Он предложил отцу начать торговлю, ввозя товары из Китая, приводит его слова издание. По словам отца, он заставил Тамерлана уехать из соображений безопасности.
Что говорит нам история братьев Царнаевых о радикальном исламе, иммигрантах из России, мусульманских общинах и провале ассимиляции? – задается вопросом обозреватель The Washington Post Фарид Закария. Вполне вероятно, что эти двое молодых мужчин – не отражение каких-то нарастающих или усиливающихся тенденций, пишет он. Как представляется, это просто два парня, которые ощущали отчуждение, прониклись ненавистью и, по версии обвинения, совершили убийство.
Автор сообщает, что дядя братьев Царнаевых назвал их “неудачниками”: его собственная семья – тоже чеченцы-иммигранты, но законопослушные, хорошо интегрированные. В Америке нет многочисленных групп иммигрантов, которые чувствовали бы себя чужими обществу, полагает Закария, объясняя этим относительное спокойствие после 11 сентября. На его взгляд, “машина ассимиляции” продолжает работать отменно.
Обращаясь к опыту Европы, автор пишет: последние 20 лет европейские правительства стараются интегрировать мусульман, а также поощрять “более современную, европейскую версию ислама”, лидеры европейских мусульман “стали ответственными деятелями в плоскости институций, и им теперь есть что терять”.
Автор статьи советует США учиться интеграции мусульман у Европы: “Раскройте объятия мусульманским общинам. Правоохранительные органы США подтвердят: чем лучше отношения с местными мусульманскими организациями, тем вероятнее, что они предоставят ценную информацию о потенциальных джихадистах”.
Закария заключает: после Бостона нельзя подвергать мусульман остракизму или ставить их в неудобное положение. Разумнее будет укрепить связи.
В США, сообщает Frankfurter Allgemeine, продолжают искать мотивы, которыми руководствовались бостонские террористы. Так, по убеждению родственников погибшего Тамерлана Царнаева, большое влияние на него оказывал некий Миша. Именно Миша – армянин примерно 35 лет, принявший ислам, – убедил молодого чеченца бросить занятия музыкой, увлек его различными теориями заговоров и заразил идеями радикального ислама. С Мишей, продолжает автор, Тамерлан познакомился еще в 2007 году в мечети Исламского общества Бостона в северо-западном пригороде Бостона Кембридже. Сообщается, что Миша неоднократно навещал Царнаева-старшего у него дома, где они вместе изучали Коран. “За последние несколько лет перед американским судом предстали, по крайней мере, два прихожанина мечети Исламского общества Бостона, – рассказывает автор статьи. – Оба обвинялись в подготовке террористических актов”. Один из них – основатель общества, уроженец Эритреи Абдулрахман Аламуди, – был приговорен к 23 годам тюрьмы.
Корреспондент Time Саймон Шустер информирует, что американские следователи приехали в Махачкалу, чтобы поговорить с родителями братьев Царнаевых. “В свете недавних трений между США и Россией стоит особо отметить гостеприимство ФСБ. Видно, что взрывы в Бостоне сильно изменили тон взаимоотношений между спецслужбами”, – говорится в статье. По мнению Шустера, еще несколько месяцев назад трудно было вообразить, что ФБР и ФСБ могут открыто помогать друг другу. Российско-американские политические отношения испортили связи между спецслужбами, в январе Москва даже вышла из соглашения о сотрудничестве в сфере охраны порядка и безопасности.
Что касается дела Царнаевых, ФБР сообщило, что в 2011 году получило от некоего иностранного правительства предостережение о связях Тамерлана Царнаева с религиозными экстремистами. Ведомство провело проверку, ничего не обнаружило и запросило дополнительную информацию, но не получило ее.
Московский эксперт Андрей Солдатов полагает: в тот период ФСБ, видимо, не открыла двусторонний канал общения с ФБР по делу Царнаева.
“Несколько скандалов, а также постепенное ослабление доверия во многом разрушили связи, существовавшие между ФСБ и ФБР лет 10 назад”, – говорится в статье. “Золотым веком” сотрудничества Шустер считает 2003 год, когда ФСБ и ФБР совместно “поймали на живца” предполагаемого торговца оружием – британского гражданина Хеманта Лахани. В 2004 году директор ФБР Роберт Мюллер и директор ФСБ Николай Патрушев подписали меморандум о сотрудничестве своих ведомств, однако после убийства Александра Литвиненко в 2006 году и отказа России выдать человека, которого британцы подозревают в этом преступлении, “обмен информацией практически закончился”, говорит Солдатов. После избрания Обамы США попытались восстановить отношения с Россией. В 2009 году были созданы рабочие группы Россия-США, в том числе по международной безопасности и борьбе с терроризмом. “Но в ходе избирательной кампании Путин сделал антиамериканизм средоточием своей платформы”, а “США стали жестче относиться к нарушениям прав человека в России”, пишет автор, напоминая о “Законе Магнитского” и возмущенной реакции Москвы.
Теперь же в связи с расследованием бостонских терактов “американцы больше заинтересованы в сотрудничестве, чем российская сторона. Возможно, Америку попросят пойти на уступки ради возрождения связей” ФСБ и ФБР, говорит Солдатов. Возможно, США будут вынуждены расплачиваться на дипломатическом фронте, подытоживает Шустер.
Бостонские взрывы – дело рук “молодых”, восстающих против воображаемого Запада во имя мифологизированной версии ислама, пишет в Le Figaro эксперт Высшей школы социальных наук Фарад Хосрохавар.
Авторы подобных терактов считают себя жертвами неприятия ислама обществом, в котором они живут, и полагают, что их долг как мусульман – объявить джихад неверным. Для братьев Царнаевых причиной насилия стала их “антагонистическая социализация” в США: “Они радикализовались через Интернет и поездку в Дагестан, но именно кризис идентичности в индивидуалистическом американском обществе и теологическая исламофобия части общества “белых” стали причиной выбора в пользу джихада. В секулярной Европе такая теологическая версия исламофобии практически не встречается”, – подчеркивает Хосрохавар. Мы имеем дело с чистым продуктом воображения, “доморощенным терроризмом”, где происхождение террористов используется как алиби, а механизм изображения себя как жертвы не требует исторических обоснований, пишет автор.
Из других особенностей этого феномена он отмечает “немногочисленность исполнителей”, а также “психологическую неустойчивость большинства участников, в отличие от террористов образца 11 сентября, для которых психологические проблемы имели второстепенное значение”. Интернет, остающийся основным средством идеологической обработки террористов, уже более не играет основополагающей роли при переходе к действиям, что усложняет задачу разведслужбам, указывает Хосрохавар.
“Мы имеем дело с терроризмом нового стиля, и для его обнаружения нужны другие средства разведки, в частности, сотрудничество с различными общинами и их окружением, а также помощь психиатров, – считает эксперт. – Террорист-одиночка не способен на такие разрушительные действия, как теракты 11 сентября 2001 года, но нам грозит новый тип терроризма, где один человек (или малая группа) может быть очень опасен за счет неожиданного перехода к действиям”.

Эхо бостонских взрывов
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.