Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Египет после Мурси

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 31 июля 2013

Египет после МурсиЕгипет находится в самом сердце арабской революции, даже если ее первая искра и появилась в Тунисе. Египет – с его стратегическим расположением, стабильными границами, большим населением и древней историей – на протяжении веков был основной силой арабского мира, определяя движение истории как никто другой. Это означает, что свержение демократически избранного президента Мохаммеда Мурси будет иметь гораздо более широкий резонанс.
Было ли свержение Мурси классической контрреволюцией в облике военного переворота? Или же переворот предотвратил полный захват власти “Братьями-мусульманами”, тем самым предотвратив экономический коллапс Египта и его хаотический спуск к религиозной диктатуре?
Никто не может отрицать, что произошедшее в Египте является военным переворотом, или что войска режима прежнего президента Хосни Мубарака вернулись к власти. Однако, в отличие от 2011 года, когда несколько прозападных либералов и огромное количество городского среднего класса и молодежи сплотились против Мубарака, теперь те же группы поддерживают переворот, придавая ему определенную (демократическую?) легитимность. Тем не менее, факт свержения демократически избранного правительства военными не может умалчиваться.
Так какие же у Египта теперь есть возможности? Повторит ли он сценарий алжирской трагедии, в которой военные отменили выборы, чтобы предотвратить приход исламистов к власти, что привело к восьми годам гражданской войны, унесшей свыше 200 000 жизней? Вернется ли страна к военной диктатуре? Или Египет, в конце концов, станет чем-то вроде “демократии” кемалистского образца, вроде той, которая долго преобладала в Турции и в которой было гражданское правительство, однако за ниточки дергали военные? Все три варианта возможны, хотя и невозможно предсказать, какой из них сбудется.
Однако об одном уже можно сказать наверняка: основное распределение власти внутри египетского общества не изменилось. Власть делят между собой военные и “Братья-мусульмане”. Прозападные либералы, судя по тому, что мы видим, не имеют никакой реальной силы или власти над армией. Мы должны помнить, что соперником Мурси на президентских выборах 2012 года был Ахмед Шафик, бывший генерал и последний премьер-министр эпохи Мубарака – и совершенно определенно не либерал. Победа “Братства”, как и победа военных, определенно не станет победой демократии. ХАМАС, который правит Газой с 2006 года, может служить примером того, чего хочет “Братство”: безраздельной власти, в том числе и над военными. Кроме того, закрепление египетской армии у власти начиная с 1950-х годов привело к многолетней военной диктатуре.
Однако существует и третий новый фактор, вмешавшийся в игру, чье могущество не измеряется тем же образом, что и в случае с военными и “Братством”. Благодаря их лидерству в протестах на протяжении двух лет городская молодежь среднего класса обрела собственную легитимность, и благодаря их технологическим и лингвистическим способностям они в состоянии доминировать в глобальной дискуссии о Египте.
Эти молодые люди хотят прогресса, а не власти; они хотят, чтобы их жизнь в будущем походила на то, что они видят в Интернете и на Западе. Если бы это движение было направлено в институциональную политику, оно бы существенно повлияло на внутреннее распределение власти в Египте.
Разворачивающаяся в Египте драма будет ограничена треугольником противоречий и требований этих трех групп. И не следует забывать, что наряду с чувством молодых людей, что у них не было будущего под властью националистических военных диктатур прошлого, массовая бедность стала второй причиной революции 2011 года.
В основе противоречий между военными и “Братьями-мусульманами” лежит не только вопрос о религии, но и все социальные проблемы, в том числе и неравенство, которое вызывает бурное недовольство в арабских обществах. “Братство” фактически занимает ту же позицию, что и левые европейские политические партии в XIX веке. Тот, кто хочет ослабить “Братство”, должен обращаться к появляющимся актуальным социальным вопросам и пытаться их решить.
Это означает, что, какое бы решение, в конечном счете, ни преобладало, оно будет оцениваться с точки зрения того, может ли оно решить проблемы экономического кризиса (в частности, отсутствия рабочих мест для молодежи) и углубления массовой бедности. Шансы на это невелики.
Во всем арабском мире национализм ограничивает общества и тормозит сотрудничество, устранение тарифов и создание экономического сообщества. И все же экономики арабских стран слишком малы, чтобы справляться самостоятельно; даже если все пойдет хорошо, они не могут предложить своему большому и в основном молодому населению надежду на позитивное будущее. Они нуждаются в расширении сотрудничества, которое, учитывая общий язык, будет опираться на более прочную основу, нежели в Европе. В случае Египта Западу необходимо работать со всеми тремя ведущими политическими силами – военными, “Братством” и городской молодежью, – поскольку ни одно краткосрочное решение не придет в форме единственного варианта. Худшим подходом было бы возобновление маргинализации или даже преследований “Братьев-мусульман” и политического ислама.
В более широком смысле, вкупе с гражданской войной в Сирии, дестабилизацией Ливана, угрожающей сделать то же самое с Иорданией и Ираком, страдающим от схожего сектантского насилия, военный переворот в Египте, кажется, знаменует конец арабской революции, по крайней мере, на данный момент. Знаки повсюду указывают на движение назад.
Но нам не следует обманываться. Даже если результаты борьбы за власть кажутся предрешенными, это не означает возврат к прежнему статус-кво. Как мы теперь знаем, когда революция 1848 года в Европе через год была отменена, все, тем не менее, уже изменилось. Монархии оставались у власти на протяжении десятилетий, однако промышленную революцию и приход демократии было уже не остановить.
Однако мы также знаем, что это привело Европу к совершенно неспокойному будущему. Революция арабского мира, возможно, не так сильно повлияет на него, однако, безусловно, его ближайшее будущее не будет ни мирным, ни стабильным.
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate /Institute of Human Sciences/ www.project-syndicate.org.

Египет после Мурси
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.