Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Дубайская” девочка

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 08 февраля 2013

(рассказ)
(Окончание. Начало см. “Зеркало” от 26 января и 2 февраля 2013 г.)
Взгляд Гюляр скользил по залу, пытаясь выделить иностранцев. Однако здесь их, по-видимому, вообще не было. Повсюду сидели хорошо одетые мужчины, похожие на расторопных клерков. За одним столом все явно друг друга знали. Забыв про именинницу, они оживленно ели и поднимали бокалы. Сидящие за другими столами, подобно соседней паре, наводили тоску. Будто незримая сила сковала их, и от этого все казалось им невкусным, неинтересным и безрадостным.
Мероприятие проводил невысокий русский парень. Он был самым активным. Торжественно поздравив Свету с исполнением ей двадцати трех лет, он одну за другой пел веселые песни. Мероприятие снимали на камеру. Некоторые участники торжества, будто полицейские, грозя пальцем оператору, запрещали снимать себя.
Оператор подошел к столу, за которым сидела Гюляр. Сидящая по соседству пара, насупившись, выдавила: “Эту сторону не снимать!” Гюляр вдруг для себя открыла, что лица всех сидящих чем-то похожи. Пришедшие будто чувствовали себя провинившимися и от этого пытались не смотреть друг другу в лицо. Они будто совершили что-то нелицеприятное и потому избегали постороннего внимания.
А в это время певец-тамада, отметив, что Света родилась под знаком Льва, перечислял качества, присущие этому знаку.
- Который из них муж Светы? – не выдержав, обратилась к соседке Гюляр.
- Муж?!- процедила недовольно женщина. – А что он у нее есть? Разве может замужняя женщина так безобразно вести себя. А что, вы разве не знаете, чем она занимается? – хмыкнула она.
Постеснявшись сказать “нет”, Гюляр промолчала. Гости же все прибывали. Потихоньку за столами не осталось свободных мест. И опять все приходящие были мужчинами. Многие из них были одеты в форменную одежду.
Куча никому не нужных букетов стала еще больше. Несчастные цветы, будто предвидя здесь бессмысленное свое существование, уныло поникли.
Одна только Света встречала всех, как родных. Она постоянно переходила от одного стола к другому. Присаживаясь то там, то тут, она, не выпуская из рук сигарету, то кого-то целовала, то поднимала бокал, то, что-то прошептав собеседнику на ухо, заходилась громким смехом.
- Я так понимаю, что вы даже не подозреваете, к кому пришли на день рождения, – соседка Гюляр с улыбкой обратилась к ней. Было явно ее желание не столько спросить, сколько просветить Гюляр по поводу происходящего.
Гюляр почувствовала, как лицо и шею заливает краска. Света всего лишь три месяца была ее ученицей. Она никогда не опаздывала и с легкостью усваивала язык. Во время занятий они почти ни о чем постороннем не разговаривали. Как только заканчивался урок, Света тут же прощалась и уходила.
- Эта казашка с документами азербайджанки весело проводит время в дубайских гостиницах.
- Что? – переспросила Гюляр. Издалека за их разговором следила Света. Не выпуская из рук сигареты, она делала вид, что рассказывает что-то важное на ухо очередному знакомому. Несмотря на количество выпитых бокалов, Света была абсолютно трезва. Она внимательно наблюдала за ними и будто слышала, о чем они говорят.
Гюляр всячески пыталась скрыть волнение, однако растерянность была написана у нее на лице. После прихода сюда она только и думала о том, как завести со Светой разговор о ее муже. Гюляр надеялась, что он поможет ей трудоустроиться в Дубае.
“О чем это она… Неужели я наивна, как ребенок. Позор! А я еще и Аваза притащила!”
Гости в основном сидели с серьезными лицами. Было совсем не похоже на то, что они весело проводят время со Светой. Но тогда что привело их всех сюда? Что их связывает с этой женщиной?
Гюляр заметила, как Света направляется к ним. Пододвинув стул, она села между Гюляр и Авазом.
- Вот это работники таможни, некоторые из них воевали в Карабахе. А вот это ребята из полиции. Остальные тоже занимают хорошие посты, – щебетала Света, обняв их за плечи. – А вы как, не скучаете? – исчерпав запас азербайджанских слов, Света перешла на русский. Она наполнила рюмку Аваза водкой, а на тарелку Гюляр положила кусок паштета. – Вы совсем ничего не едите! Угощайтесь! Гюляр ханум, я очень рада и благодарна вам за то, что такие культурные люди, как вы и ваш муж, приняли мое приглашение.
Не переставая кокетничать, Света покрыла руку Аваза своей ладонью:
- Было бы чудно, если бы вы пригласили меня на танец.
Наслаждавшийся едой Аваз совсем не замечал насмешливых взглядов за соседними столами. Он перепробовал все, что было на столе, и находился в превосходном расположении духа.
- Спасибо, но я не танцую, – ответил Аваз, высвобождая свою руку из руки Светы. – Пригласите кого-нибудь другого. Я уверен, что присутствующая здесь молодежь с удовольствием составит вам компанию.
Получив отказ, Света моментально переключилась на Гюляр:
- Я еще долго пробуду в Баку и хотела бы продолжить наши занятия языком.
- Я думала, твой муж тоже примет участие в сегодняшнем торжестве. Однако я не увидела среди присутствующих ни одного араба, – спросила Гюляр, воспользовавшись ситуацией.
- Мужа нет, – затянувшись сигаретой, ответила Света.
- Потуши, пожалуйста. Я этого не люблю, – отгоняя сигаретный дым, сказала Гюляр.
Пододвинув пепельницу, Света затушила сигарету. Она поняла, что подошло время объясниться.
- Этот день рождения я провожу сама. Это стоит кучу денег. Ты спросишь: “Откуда”. Отвечаю: “Из Дубая. Я останавливаю на дорогах частные машины. Там хорошо за это платят, “зелеными”.
Гюляр испытывала легкий шок. Она три месяца смотрела ей в лицо и ни о чем таком не догадывалась. Она чуть ли не “убила” Аваза, когда тот заикнулся о том, что Света не внушает ему доверия.
Света же, в свою очередь, не испытывая ни грамма неловкости, мило верещала.
- Эти деньги я трачу не одна. Мне не дают такой возможности. Все эти люди так или иначе кормятся из моих рук. Одни “раздевают” на таможне, другие – в полицейском участке, третьи – еще где-нибудь. Каждый хочет свою долю. Отстают только тогда, когда наполнят карман. У меня есть любовник – “большой” человек. Ребята в военной форме пришли от него. Сам он прийти не рискнул, вот и послал их. Слышала, как они меня нахваливали, будто я ангел. Это он поручил. В действительности все это благодаря моей “славе” и его деньгам. А вот эта за вашим столом – жена таможенника, – Света перешла на шепот. – Ты не смотри на ее высокомерный вид. Ее муж вытянул у меня кучу денег. Это за вами я такси прислала, а им только мигнула, и они тут как тут.
В ту же секунду она повернулась лицом к напыщенной даме и, погладив по спине ее мужа, произнесла:
- Я рада видеть тебя, Джамаладдин. Скажи жене, чтобы не боялась есть. Все экологически чистое и полностью оплачено.
Прикурив очередную сигарету, Света поднялась и направилась к своим подружкам.
- Не расстраивайся. – Аваз, ставший свидетелем разговора, накладывал ей шашлык на тарелку. – Мясо ягненка – очень вкусное.
Гюляр не сводила глаз с военных. Ей казалось, что на их усталых лицах, в их печальных глазах должна отразиться вся боль народа. Она ошибалась. Военные не выглядели ни усталыми, ни печальными. В разгар военных событий они пьянствовали и развлекались в ресторане. Вот те, кому поручили фронт, поручили умных и порядочных ребят, поэтому нас преследуют сплошные поражения. Бессмысленно ожидать от этих людей преданного отношения к Родине. Если такие будут руководить ее сыном, то он долго не выдержит. Может, именно поэтому на фронте среди солдат так участились случаи самострела. Несчастье – находиться у таких в подчинении и выполнять их приказы.
- Аваз, ты только посмотри на наших военных!
- Вижу.
- Аваз, ты понял, чем занимается эта женщина?
- Конечно.
- Мне так стыдно за то, что я тебя сюда притащила!
- Не убивайся! Это не ты, а таксист притащил нас сюда.
- И на камеру нас снимали.
- Ну и что, их грязь нас не замарает.
- Аваз, с такими людьми нам никогда не победить.
- Не все же такие. Хороших людей гораздо больше.
- Хорошие гибнут на фронте. А эти развлекаются здесь. Такое ощущение, что они не имеют отношения ни к утраченным нами территориям, ни к воющему от бедности народу. Аваз, мне страшно! Меня охватывает ужас, когда я думаю о том, что через несколько месяцев моим сыном будут распоряжаться вот такие! Аваз, я им не доверяю!
Как раз в эту минуту тамада огласил, что до трех часов ночи ресторан находится в полном распоряжении Светы. Гостей ожидают плов, кофе со сладостями и мороженое.
- Завтра суббота. Все равно дома от жары и комаров не заснуть. А здесь отлично. Все вкусно, и кондиционер работает, – Аваз вопросительно смотрел на жену.
- Нет, Орхан будет беспокоиться.
- И то правда. Да и в животе уже места не осталось, – Аваз с удовольствием поглаживал живот. – Да и утомился я, спать хочу.
Попрощавшись, они направились к выходу. Хозяйка торжества любезно проводила их. Они были первыми, кто покинул это мероприятие.
Баку, 1999 г.
Перевод Эльнары Зейналовой

“Дубайская” девочка
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Чтение

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.