Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Дорога вдаль

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 29 декабря 2013

(Окончание. Начало см. "Зеркало" от 21 декабря 2013 г.)

Егерь был прав, дело было не в усталости, просто разговор не клеился. Что я мог сказать, говорить только ради слов, я не умел. Приезжая сюда я надеялся на встречу старых добрых друзей, с искренними, душевными беседами, приятными воспоминаниями о былом, безобидными легкими шутками, а оказался в кругу практически чужих друг другу людей.
- Ну что, завтра утром, как всегда? – громко, с наигранной веселостью спросил Калышев.
Мы все, без исключения, прекрасно понимали, о чем он говорит, хотя никто сразу не ответил.
- Рыболовную снасть больше не придется на себе тащить, – сказал Егерь, – рядом с озером я построил небольшой чулан и все рыболовные принадлежности храню там.
- Вот это ты хорошо придумал, – одобрил Касаев, – путь до озера не близкий, и нести столько снасти на себе – дело нелегкое.
- Было время, когда мы это делали с превеликим удовольствием, – задумчиво сказал я.
Озеро, про которое шла речь, находилось примерно в полтора километрах от егерьского дома. Природа расслабляет человека, а когда есть еще и хорошая компания, что можно пожелать лучше. Раньше собираясь здесь, мы каждый раз ходили на озеро порыбачить и действительно отдыхали душой и телом.
- Ну что, завтра на рыбалку? – повторил свой вопрос Калышев.
- Конечно, – ответил Баканов, – как же без этого. Давненько я уху не ел.
Утром проснулись мы рано. Наспех стали завтракать, чтобы пораньше выйти на рыбалку, ведь мы знали, как красиво бывает на озере по утрам.
- Мне с утра позвонили с работы, – сказал Касаев, – там какое-то неотложное дело, меня срочно вызывают.
- Значит, ты возвращаешься в город? – спросил Калышев.
- Придется, – сделав глоток чая, ответил Касаев, только часок прогуляюсь с вами, хотя бы озеро увижу. Жаль, что порыбачить не успею.
- Ты говоришь, ничего с собой взять не надо? – спросил Баканов.
- Нет, все найдем на месте, – ответил Егерь.
- И даже кастрюлю?
- И даже кастрюлю, – усмехнулся Егерь.
- Превосходно, – сказал Баканов, – давненько я уху не ел.

Мы вышли из дома. Было ясное зимнее утро. К озеру вела тропинка через лес, и мы шли по ней молча. Было приятно гулять в лесу в тихое, зимнее утро. Ночью выпало немного снега, и земля была покрыта порошей. Деревья были покрыты легким слоем свежего снега. Вокруг было тихо, ни ветра, ни хруста веток не слышалось, только белый снег тихо шуршал под ногами.
Послышался звонок телефона. Он прозвучал как-то неуместно громко в этой тишине.
- Чей это телефон? – спросил Калышев.
- Кажется, мой, – ответил Баканов и вытащил из кармана мобильный, – Да, – ответил он, затем долго слушал голос на другом конце, который без передышки что-то говорил, – а без меня никак? Просто я в настоящий момент нахожусь немного далеко от города… да, я понимаю… хорошо, буду.
- Мне необходимо срочно возвращаться на работу, у них там какое-то ЧП. Вы не обидитесь, если я оставлю вас?
- Надо, так надо, – сказал Калышев, – ничего не поделаешь.
Может, тогда я тоже пойду, – сказал Касаев, – а то не успею вовремя прибыть в город. Я и забыл, что до озера так далеко. Может, перенесем рыбалку на лучшее время. Что скажете?
- Дело ваше, – сказал Егерь.
Мы повернули назад.
- Ну что, давайте прощаться, – сказал Баканов, по очереди протягивая всем руки.
- Надеюсь, в следующий раз наверстаем упущенное и обязательно порыбачим, – сказал Касаев, пожимая ему руку.
- А как же! – бодро проговорил Баканов.
- Обязательно! – сказал Калышев.
- Конечно, порыбачим, – говорили мы, притом каждый в свою очередь сознавал, что вряд ли когда-нибудь соберемся вместе опять. Может, было бы лучше, если бы не состоялась наша нынешняя встреча, ведь наверное, столько раз за последние годы каждый из нас повторял, – как хорошо было бы собраться вместе, – но теперь мы лишились этой надежды.
Мы стояли возле дома Егеря, и каждый из нас на прощание старался подобрать подходящие слова, чтобы как-то загладить общее разочарование. Каждый в свою очередь ожидал от этой встречи большего, от встречи, которая доказала, насколько все мы изменились. Было что-то потеряно и в глубине души каждый из нас сожалел об этом. По крайней мере, я так считал.
Баканов и Тарасов, сев каждый в свою машину, уехали. Егерь взял лопату и начал расчищать снег перед домом. Снега было совсем немного, только то, что выпало ночью, видно было, что Егерь не запускал двор. Этому было доказательство и тропинка, ведущая к кристально чистому ручью, журчащему недалеко от егерьского дома.
- Все-таки хорошо, что мы через столько лет вновь собрались вместе, – глядя вслед удалявшимся машинам, сказал Калышев, – ведь так? – спросил он, будто в первую очередь пытаясь убедить в этом самого себя.
- Конечно, – ответил я, похлопав его по плечу. Чувствовалось, что на него нахлынул порыв, и он собрал всех нас здесь, в надежде хотя бы частично вернуться в те далекие годы нашей молодости. Ведь почти все было по-прежнему; и местность, и дом, только вот присутствующие малость изменились. Может, в следующий раз похожий порыв нахлынет на кого-нибудь другого из нас, и тогда тот в свою очередь соберет нас опять вместе.
- Ну что же, я тогда тоже поеду, – сказал Калышев, – завтра с утра на работу. Если выйду пораньше, то хоть успею отдохнуть с дороги. Ты остаешься или как? – спросил он меня.
- Тоже, наверное, поеду, – ответил я, и мы обменялись крепким рукопожатием.
- Уезжаете? – спросил подошедший Егерь.
В этот момент к дому подъехал старенький автомобиль. Дверца открылась, и из него вышел пожилой мужчина среднего роста, довольно худой, но выглядевший еще в соку.
- Здравствуй, Егерь, – поздоровался он.
- Здравствуй, учитель. Какими судьбами, дров понадобилось? – спросил Егерь.
- Нет, – ответил новоприбывший, – дров не надо. Помнишь, ты говорил, что разбираешься в английских сеттерах? Так вот, в село, говорят, несколько пород собак привели, на продажу. А сеттер, как я слышал – покладистая собака, хочу вот внучке подарить, – сказал он, показывая жестом на заднее сиденье, из которого глядела на нас девочка примерно семи лет, – ты же знаешь, как она обожает собак. Там, кстати, говорят, и чистокровные овчарки есть. Только у тебя, кажется, гости.
- За нас не беспокойтесь, мы все равно уехать собрались, – сказал я.
- Это мои старые друзья, с которыми я не виделся много лет, – сказал Егерь и познакомил нас. Оказалось, что это сельский учитель.
- А не будете ли вы против, если я поеду с вами? – спросил Калышев. – Может, я тоже выберу себе какую-нибудь охотничью собаку.
- Конечно, поедемте, – сказал сельский учитель, там, говорят, хороших пород привезли.
- Может, ты тоже присоединишься к нам? – предложил мне Егерь.
- Нет, в настоящий момент я не собираюсь покупать собаку, – сказал я.
- Как тебе будет угодно, – сказал Егерь, и я обменялся с ним крепким дружеским рукопожатием.
Через несколько минут они уехали. Было еще раннее утро. В надежде немного прогуляться, я зашел в лес и, выйдя на тропинку, ведущую на озеро, стал идти по ней. Местами снег был глубоким, и мне трудно становилось шагать. Я делал частые остановки. Куда исчезла моя пружинистая походка? Куда подевался человек, одолевавший без труда десятки километров в день?
Наконец я стою на берегу озера. Впервые я очутился здесь один; без друзей, без спиннингов. Сколько веселых, беззаботных моментов связано у меня с этим местом!
Я стоял немного поодаль от озера, под вековой сосной, вершина которой, казалось, могла бы доходить до облаков, если бы небо не было сегодня таким ясным. В это спокойное утро водная гладь озера была неподвижной. С западной части озера тянулся ряд холмистого плоскогорья.
Прислонившись к шершавому стволу сосны, я долго стоял неподвижно и вдруг заметил, как с прибрежного холма спустилось к озеру несколько косуль. Я застыл на месте, боясь пошевелиться, чтобы не спугнуть их. Они меня не заметили из-за высоких зарослей камыша, которые прикрывали меня от их взора. Они подошли к воде и начали пить. С того же холма поскакали, едва касаясь земли своими длинными, тонкими ногами, еще несколько косуль и присоединились к остальным. Я в который раз удивился грациозности этих животных; длинная, красивая шея, выпуклая голова с живыми, большими глазами, над которыми красовались широко расставленные, заостренные уши. У некоторых из них были рога, этим можно было определить, что это самцы. Мне на мгновение показалось, что это ожила картина, которую я видел в доме Егеря. Вокруг было тихо-тихо, и казалось, что только красавица природа обитает в этих местах. Затаив дыхание, я все стоял под сосной, защищенный от взора косуль за камышами, и в это мгновение почувствовал себя неотделимой частью природы.
Вернулся с озера я в полдень. Проходя рядом с открытой летней беседкой, я словно, как сейчас, увидел собравшихся там друзей; Касаева, который с официальным видом стоял и с шутливой интонацией, свойственной только ему, читал свои стихи, увидел смешные пляски Баканова, вспомнил, с каким интересом рассказывал нам Егерь об особенностях природы и, шутки Калышева по этому поводу, называвшего меня с Егерем – два сапога пара природалюбов. Да, время меняет людей, причем это ощущается не только в появившейся седине, но и во взгляде, выражении и даже в каждом жесте человека. Да, все мы изменились, ведь я сам тоже уже не тот, каким был тогда.
Сев в машину я в последний раз взглянул на дом Егеря, словно прощаясь с ним, хотя в глубине души верил, что мы еще встретимся. Доехав до перекрестка, остановил машину. Взглянул на часы. Они показывали половину второго. Я вышел из машины. По очереди взглянул на все дороги, удалявшиеся передо мной. Все они были на вид одинаковыми, дальними. Только на одной из дорог, где-то далеко-далеко светилось мягкое солнце, которое словно с каждой минутой становилось более ярким.
- Скоро весна, – сказал я вслух и, сев в машину, помчался навстречу солнцу.

Дорога вдаль
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Новости | Чтение

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.