Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Человек слова

Опубликовано:23:37 07/03/2013

Человек словаКитайский философ, будучи в почтенном возрасте, с горечью констатировал: “Как медленно текут дни, и как быстро летят годы”.
Вот и мне с трудом верится, что этого высокого, в тяжелых роговых темных очках, молчаливого и талантливого человека я знаю более 50 лет. Кажется, это было совсем недавно: “капустники” в консерватории, театральные премьеры, книжный пассаж, книжный магазин под Музеем Низами, переписанный от руки запрещенный “самиздат”, джазовая музыка, записанная на рентгеновской пленке – все это и многое другое, чем жило наше поколение, поколение “шестидесятников”. Именно в 60-е мы получили ту “закваску”, те ориентиры, которые на протяжении всей дальнейшей жизни, словно компас, направляли нас в этом бурлящем, прекрасном и неспокойном Баку. Именно наше поколение, в принципе разночинцев, отличалось особым аристократизмом как в интеллектуальном, так и духовном аспекте.
Блистательные остроты, которые облетали Баку и становились афоризмами, удивительная честность в отношениях, плечо друга, который поможет – обязательно поможет – в трудную минуту, правдивость в оценках, искреннее восхищение успехами даже не друзей – просто умных и талантливых людей, романтическая вера в то, что все будет хорошо, щедрость, с которой делились мы, молодые, своими знаниями, без каких-либо амбиций черпали их у друзей. В шестидесятые годы Баку был удобным городом, желанным пристанищем для жизни и творчества, и мы, “шестидесятники”, любили его и приумножали культурные ценности своего города, были донкихотами. Этими, да и не только этими, составляющими, которых порой так не хватает сегодня, был пропитан воздух Баку тех лет.
Мир стал завистливее, практичнее, циничнее, и добрые и искренние слова сейчас услышишь редко. Мало кто, – наверное, только выходцы из тех лет – не изменяет кодексу 60-х. Один из ярких представителей этого поколения, “шестидесятник” Булат Окуджава так просил о доброте:
Давайте говорить друг другу комплименты.
Ведь это все – любви прекрасные моменты.
Возвращаясь к своей юности, я вспоминаю Анара с сумкой через плечо, с которой он никогда не расставался (сейчас это модно и популярно среди молодежи, а тогда выглядело в диковинку), и всегда, встречая его, задумывался: а что он в ней носит? Наверное, то, что не потрогаешь руками… Работая над этой статьей, я вспомнил эту сумку и понял, что она была своеобразной копилкой памяти Анара, которая позже возвращает все, что он в ней накопил, оттуда он черпает темы и свои сюжеты. А душевное накопление, по утверждению самого Анара, важнее жизненного опыта и эрудиции. И сейчас я думаю: если бы Анару судьба подарила мудрость, перо, знания и прочее и сказала: “Это только твое – не делись ни с кем”, – он бы отказался. Как он мне однажды признался: “Любое благо не в радость, если это благо дано только тебе”.
Не хотел бы анализировать его человеческие качества, но без этого не обойтись. У Анара уникальное отношение к Слову (нет, не к писательскому – об этом скажу чуть позже) – к мужскому. Он всегда выполняет данное им обещание. Я знаю, знаю точно, как ему непросто появляться в городе. Люди, интуитивно чувствуя его доброту и порядочность, обращаются к нему с просьбами и вопросами, совершенно разными по тематике: от решения карабахского конфликта до бытовых передряг. И, как правило, он помогает всем, понятно, когда это в его силах, держит данное им слово, ибо если человек не хозяин своего слова, то он не хозяин самому себе.
Обращаются к нему вовсе не потому, что эта колоритная личность публична и достаточно часто присутствует на экранах ТВ, особенно в его бытность депутатом Милли Меджлиса. Нет, он не политик, хотя литература так же, как и любой вид искусства, не может быть вне сферы политики. Обращаются потому, что он внушает доверие даже незнакомым людям – такую энергетику излучает он. Как только начался карабахский конфликт, он выступил в ЦК, сказав, что надо срочно поднять вопрос об автономии азербайджанцев в Армении, это был 1988 год. Он говорил, что это наш паритет, что азербайджанцев, живущих в Армении, больше, чем в Карабахе армян. Его, увы, не поняли. Позже он говорил, что первые тысячи человек, изгнанных из Армении, надо непременно поселить в Карабахе, это приостановит армян, поскольку демографическая ситуация кардинально изменится. И вновь, увы, увы…
А вообще-то в политику он был вовлечен именно в связи с карабахскими событиями. Они тогда начались с печально известного заявления академика Аганбекяна в Париже о передаче Нагорного Карабаха Армении. И первые ноты протеста поступили именно от Союза писателей Азербайджана. Именно Анар тогда написал письмо Горбачеву. Это письмо подписала большая часть интеллигенции республики в те годы, когда коммунистическая партия стремительно теряла власть и авторитет. Наш Союз писателей, возглавляемый Анаром, был практически единственной организацией, выступающей во имя общественно-политических интересов азербайджанского народа. В Москве, – в труднейших условиях, среди непонимающей, равнодушной, а зачастую и враждебно настроенной аудитории, – Анар и все азербайджанские депутаты делали все возможное, чтобы донести правду до мировой общественности. Позже, уже будучи депутатом Милли Меджлиса (1995-2005 гг.), Анар занимался вопросами культуры. Комиссия, которую он возглавлял в течение десяти лет, подготовила 12 важных законов, которые были приняты парламентом. А сколько лет он настаивал на создании Музея шехидов на Шяхидляр хиябаны, в здании Института дружбы народов. Анар говорил не только о людях, переживших нынешнюю Карабахскую войну, Ходжалинскую трагедию и Черный январь 1990-го. Анар упоминал и 1905 год, и 1918-й, и 1987-й – все то, что перенес наш народ в страшные годы армяно-азербайджанского противостояния. Память – это святое для каждого народа, для каждого человека. Без знания прошлого нет сегодняшнего дня, нет и завтрашнего, нет будущего. И когда мы с Анаром в ноябре 2011 года посетили в Израиле Музей Холокоста, я еще раз убедился, насколько он был тогда прав.
Говорят, Анар – “мальчик, родившийся с серебряной ложкой во рту”. Но, положа руку на сердце, скажите: много ли таких “избранников судьбы”, и кто из них удостоился по праву подписаться коротким именем из четырех букв, которых знают сегодня многие в мире?
Я считаю, что это очень лестно и почетно – быть сыном таких родителей, как Расул Рза и Нигяр Рафибейли, ведь он унаследовал от них гены, характер, стиль поведения, именно родители дали ему надлежащее образование, воспитание, устои. А это дорогого стоит. С одной стороны.
А с другой… Буду честен. Расул Рза имел, как каждый, наверное, большой талант, довольно непростой характер и непростую судьбу. И, конечно же, имел завистников, клеветников и просто, к сожалению, в своем окружении – булгаковских швондеров! И Анару, увы, досталось это наследство в полной мере: и друзья семьи, и ее недруги. Те, кто не любил (или просто завидовал) его отцу, его матери, автоматически перенесли эти чувства на Анара. Да, есть те, которые не любят и которые завидуют, и те, которые сплетни плетут, но есть и те, которые искренне любят его, воздают ему должное. Ну и что? Вспоминаю арабскую пословицу: “Собака лает – караван идет”.
А караван действительно идет. И караван имеет свое имя – Анар, который вот уже двадцать шесть лет возглавляет Союз писателей Азербайджана. У себя в кабинете Анар, куда вхожи многие, умеет выслушивать всех, пытаясь в каждом из посетителей – я тому свидетель – разбудить что-то доброе, позитивное. И это – подтверждение высокой и глубочайшей его интеллигентности и человечности. Известный режиссер Марк Захаров как-то очень точно заметил: “Притвориться можно кем угодно, но только не интеллигентным человеком”. Да, “интеллигент” – это, по моему мнению, сегодня самое почетное и довольно редкое у нас звание. Можно получать государственные звания и ордена, накопить много денег, обрасти недвижимостью, и… что? Интеллигентами от этого не становятся. Нувориши так и останутся нуворишами, которые любуются лишь сами собой и производимым впечатлением на не очень взыскательных людей.
Анар – истинный интеллигент – сохраняет свое лицо (как в прямом, так и в переносном смысле) при всех обстоятельствах, никогда не озлоблялся, никогда не впадал в агрессию, никогда не обещал того, чего не сможет реализовать. И здесь я не могу не вспомнить наставления Сенеки: “Уходи в себя, насколько можешь, проводи время только с теми, кто сделает тебя лучше, допускай к себе только тех, кого ты сам можешь сделать лучше”.
С самого детства он дружил с Эмином Сабитоглу, Аразом Дадашзаде, братьями Юсифом и Вагифом Самедоглу. Троих, к сожалению, уже нет, остался лишь один Вагиф, с которым он часто и подолгу общается. Поколение, с которым начиналась его жизнь, почти ушло, а с представителями нового находить общий язык трудно. Он очень нежно относился к родителям и так же чутко и с любовью относится к детям. Может, поэтому его дети, следуя “зову крови”, на генетическом уровне подтверждают свою причастность к этому уникальному роду. Они выросли на семейных традициях, на добропорядочных отношениях. Особо хотелось бы отметить роль супруги Анара – Сафаровой Земфиры Юсиф гызы. Она – известный ученый, музыковед, доктор искусствоведения, профессор, член-корреспондент Национальной академии наук. Сын Турал Рзаев – дипломат и журналист, в настоящее время Чрезвычайный и Полномочный Посол Азербайджана в Кувейте. Дочь Анара Гюнель Анар гызы Рзаева – член Союза писателей, талантливый прозаик и журналист, основатель и главный редактор журналов “Эль”, “Пянджяря”, “Олкям”. У Анара четыре внука.
Мне хорошо знакомы анаровские переводы Пастернака, Есенина, Маяковского, Блока, Евтушенко, Вознесенского… Да разве можно перечислить всех литераторов, произведения которых Анар донес до азербайджанского читателя! Это его переводы. А сколько оригинальных произведений вышло из-под его пера! На эту тему написаны не одно исследование, не одна монография, не одна диссертация. Его творчество востребовано не только в Азербайджане, не только в СНГ, но и в Австрии, Франции, Японии, Финляндии, на Кубе, в Иране, Швейцарии, Индии, арабских странах, США, Канаде, Турции… – можно перечислить многие страны, жителей которых интересует творчество Анара. Это и понятно – перу Анара принадлежит ряд интереснейших и глубоко философских произведений, затрагивающих проблемы современности. В каждой своей книге он раскрывает внутренний мир своих героев, показывает, с какими трудностями им приходится сталкиваться, как традиционные понятия и менталитет влияют на судьбы людей. Я не буду перечислять все его произведения – об этом скажу ниже. Хочу особо отметить последние его работы в документальном жанре. Ему, по моему мнению, хотелось поделиться с читателями всем тем, что накопилось в течение долгих лет жизни, всем тем, что он носил в своей “знаменитой” сумке через плечо, сохранившейся до сих пор. А иногда в ней же он находил для друзей бутылку дефицитного в то время чешского пива. Если серьезно – это и прочитанное, и впечатления от встреч и поездок за границу и в сельские районы республики. Обо всем этом он пишет удивительно правдиво, удивительно честно, и все это широко представлено в трехтомнике ЛИК – “Литература, Искусство, Культура Азербайджана”.
В первый том вошли эссе разных лет (начиная с VII века нашей эры), посвященные классикам и современникам азербайджанской словесности. Во второй том – эссе, посвященные азербайджанским музыкантам, художникам, скульпторам, деятелям театра и кино. Третий том… А он у вас, читающих эти строки, – на столе. Так что о его содержании говорить не буду. В целом трехтомник ЛИК Азербайджана вбирает в себя основные вехи с эпохи Деде Горгуда до наших дней.
Он писал этот трехтомник для нас, для наших детей, внуков, чтобы они помнили историческую культуру своей родины, своего отечества, чтобы имена, включенные в эти три объемные книги, были теми маяками, которые надо знать, на которых надо равняться.
…Мне запомнились несколько цитат из “Ночных мыслей” Анара. Прочитайте их – это хороший повод задуматься о нашем бытие.
…Опасайтесь людей, которые рвутся нести ваши чемоданы. Они никогда не простят вам своей услужливости и когда-нибудь отомстят вам за свое добровольное холуйство.
…Сердце и ум не бывают ровесниками…
…Прав был Пушкин, гений не может быть злодеем. Талант – его алиби.
…Талант – это одиночество… Абсолютный талант – это абсолютное одиночество.
…Возвращаюсь к началу своей статьи – к “шестидесятникам”, искренним, правдивым, откровенным, причисленным к Ордену чистых людей. И чтобы не лгать ни себе, ни вам, дорогие читатели, не могу не сказать о тех слухах, гнусности и подметных письмах, которые касаются Анара.
Увы, зависть до сих пор царствует на свете. И по этому поводу не могу не процитировать того же “шестидесятника” Андрея Вознесенского: “Вы не простите никогда, что вы бездарны и убоги”.
Сказано резко, но как четко и верно!
Анар как истинный интеллигент подавляет в себе возмущение, “сохраняет свое лицо”.
Он никогда не показывает свое негодование, сдерживая эмоции в себе, считая, что давать им выход – это ниже его достоинства. И мне пришло на ум – может быть, большую часть своей жизни он и прожил в СЕБЕ, как проживали ее многие писатели, философы, мудрецы…
Что ж, не будем спорить с историей – невежество, хамство, зависть присутствовали всегда. Человеческая натура, по утверждению такого же “шестидесятника” Георгия Данелия, не меняется.
Меня могут обвинить в восхвалении Анара. Что ж, моим адвокатом станет Окуджава: “Давайте говорить друг другу комплименты”… Тем более что все сказанное выше – это правда. И мое уважение к его личности, таланту абсолютно искреннее.
Заканчивая свою статью об авторе ЛИК – Анаре, хотел бы, чтобы читатель знал, что за годы моей долгой жизни у меня были хорошие друзья. Многих из них уже нет в живых, некоторые не вынесли долгой дружбы, а некоторые оказались не теми, и поэтому к моим годам их осталось очень мало. Я очень рад, что во главе их – Анар. Да, мы оба уберегли и сохранили эту ценность, потому что он – это Анар, потому что я
Назим ИБРАГИМОВ

Человек слова
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.