Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Арабский исследователь Азербайджана

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 26 апреля 2013

Пантелеймон Жузе

Арабский исследователь Азербайджана(Окончание. Начало см. “Зеркало” от 13 и 20 апреля 2013 г.)
Личность Бабека в статье освещается несколько в неожиданном ракурсе. Видимо, желая продемонстрировать свою лояльность по отношению к большевистскому режиму, Жузе изображал вождя антиисламского движения чуть ли не как первого коммуниста Востока. Однако, если не обращать особого внимания на этот понятный подход самозащиты, продиктованный большевистскими реалиями, представленные Жузе новизна и богатство фактов в целом дают основание считать его первым историком, ознакомившим Азербайджан с личностью и борьбой Бабека. “Заслуга Жузе была в том, что он смог показать предпосылки, ход, результаты крупнейшего антихилафатского движения детально, обстоятельно и подробно”, – отмечает татарский исследователь научного наследия ученого М.З.Хабибуллин. А художественное дарование и литературное мастерство талантливого драматурга Джаббарлы, в свою очередь, позволили ему превратить образ Бабека, очерченного у Жузе общими штрихами, в символ борьбы людей за свои убеждения, за справедливость и равноправие.
Другая немаловажная заслуга Жузе перед национальной культурой Азербайджана состоит в том, что он, основываясь на древних источниках, считал нашу страну и ее народ тюркскими по происхождению и, соответственно, азербайджанскую культуру расценивал как неотъемлемую часть общетюркской культуры. Эти взгляды ученого нашли свое отражение в статье “Появление тюркской нации на исторической сцене” (“Просвещение и культура”, 1924, N 7-8, стр. 13-16; 1925, N 1, стр. 11-13-18), где особое внимание было уделено вопросу этногенеза азербайджанцев. В статье делалась попытка систематизировать исторические сведения о тюрках, имеющиеся в древнегреческих, сирийских и арабских источниках. В вопросе изучения влияния арабского фактора на жизнь и культуру азербайджанских тюрок начиная с VII столетия первенство также принадлежит Жузе.
Знаменательно, что он был одним из первых филологов-востоковедов, кто обратил внимание на “Дивани лугат-ат-турк” (“Словарь тюркского языка”) Махмуда Кашгарлы как на важнейший источник по лексике и семантике азербайджанского языка. Еще в 1925 году в журнале “Просвещение и культура” профессор Жузе в числе первых в Азербайджане опубликовал специальную статью, посвященную труду великого тюркского филолога (1925, N3, стр. 32-38). Вслед за этим было подготовлено первое азербайджанское издание “Дивана” бакинским тюркологом узбекского происхождения Х.С.Ходжаевым. Однако в 1937 году Халид Саид был репрессирован как ярый пантюркист и враг народа, а его труд долгие годы оставался лишь в рукописи.
После закрытия восточного факультета в 1928 году Жузе продолжил свою педагогическую деятельность в Бакинском университете, а также в Педагогическом институте. Последующие годы работал в АЗГНИИ – Азербайджанском государственном научно-исследовательском институте. С первых же дней образования Азербайджанского филиала АН СССР (АзФАН) в 1935 году до своего ареста на основе ложных обвинений Пантелеймон Жузе являлся старшим научным сотрудником Института истории, языка и литературы.
* * *
Дочь ученого, О.П.Низковская-Жузе, в своих воспоминаниях отмечает, что начиная с середины 1920-х гг. ее отец серьезно подумывал о возвращении на историческую родину. Во время палестинских научных командировок, двухмесячной – в 1924 году и почти двухгодичной – в 1927-1928 гг., Жузе не только налаживал тесное сотрудничество с соотечественниками, но одновременно вел “разведку” о возможностях подходящего трудоустройства и окончательного возвращения домой. Пребывая на исторической родине, он в 1928 году опубликовал в Иерусалиме на арабском языке книгу “Из истории идейных течений в исламе”, явившуюся серьезным результатом многолетних поисков. До сих пор не утратившая своей актуальности эта книга в 70-е гг. прошлого столетия дважды публиковалась различными арабскими издательствами, а в 1966 г. полностью вошла в исследование известного американского исламоведа Тамары Сонн “Interpreting Islam. Bandali Jawsi`s Islamic Intelleсtual History”. Как отмечает американский ученый, книга Жузе должна считаться первым объективным источником по изучению ислама с марксистских позиций.
Однако, несмотря на все попытки, надеждам на обоснование вместе с семьей на родине в Палестине не суждено было сбыться. Потому что Жузе со своей солидной биографией и большим опытом не смог найти более или менее подходящей работы. Профессору университета, ученому-полиглоту в лучшем случае предлагали место директора школы. Несмотря на огромную ностальгию по родине, Жузе не был готов для такой перемены…
С другой стороны, на родине к нему относились по-разному. Как отмечает дочь, “Приезд отца в 1928 г. в Египет и Палестину был встречен местной общественностью неоднозначно. Появились статьи, как благожелательные, так и резко отрицательные. На отца смотрели как на советского агента”.
Весь трагизм ситуации заключался в том, что такой же подход в отношении к ученому был характерен и для советской идеологии. По утверждению дочери, “По возвращении Жузе в Баку в местной газетке появилась статья некоего Букшина “Певец английского империализма”, в которой ученый обвинялся в коленопреклонении перед западной идеологией и в потворстве британским колонизаторам в вопросе Палестины. Упомянутый здесь Букшин, по всей вероятности, был А.С.Букшпан, профессор-тюрколог, научный сотрудник “Общества обследования и изучения Азербайджана”. К сожалению, излишняя бдительность не спасла ему жизнь: обвинитель погиб раньше обвиняемого. Решением “тройки” профессор Букшпан был расстрелян 3 октября 1937 г. как член подпольной организации.
Правда, к этому времени и семья Жузе успела почувствовать “ежовые рукавицы” советских карательных органов. В начале 1935 г. был арестован его средний сын, Владимир Жузе (1904-1983), один из ведущих сотрудников известного Физико-технического института академика А.Ф.Иоффе “за распространение ложных слухов по поводу убийства С.М.Кирова” и осужден, как “социально опасный элемент” к ссылке сроком на 5 лет. А Жузе-отца накрыла вторая волна террора. К этому времени уже проводилась чистка в спецслужбах. Был отстранен от дел, а позднее расстрелян, главный чекист страны Н.И.Ежов. С приходом его преемника Л.П.Берии на пост главы НКВД масштабы репрессий заметно сократились. “Большой террор” почти что завершился, по мудрому решению партии начался процесс восстановления социалистической законности. Однако это вовсе не означало, что маховик советской карательной машины перестал работать. Аресты и громкие процессы продолжались, правда, не с прежней интенсивностью.
П.Жузе был арестован в феврале 1940 года и привлечен к ответственности по статье 68 УК Азербайджанской ССР. Его арестовали на основании показаний бывших коллег, профессоров Бекира Чобанзаде и Азиза Губайдулина. Почти через два года, после 20 – минутного суда и казни видных татарских ученых, самый плодотворный период деятельности которых прошел в Азербайджане, на основании вымышленных показаний, полученных от них под пытками, аресту подвергся их коллега. Это было обычной практикой советских карательных органов, стремившихся “на всякий случай” добыть улики против как можно большего количества людей. Все это время престарелый Жузе, сам того не зная, ходил под вышеозначенной статыей Уголовного кодекса.
Он обвинялся во враждебном отношении к советскому строю, в мыслях и высказываниях, основанных на буржуазных источниках, несовместимых с принципами советской науки. Не забыли связать ученого и с разведслужбами конкретной страны: видимо, неоднократные путешествия в подмандатную территорию Великобритании – Палестину, дало основание окрестить его английским шпионом (иначе говоря, пророчество уже ликвидированного Букшпана сбылось!). В составленной по факту ареста справке указывалось также, что Жузе является реакционером, врагом большевизма и членом националистической организации. Кажется, никого не смущала абсурдность обвинения араба и христианина, получившего образование в России, в азербайджанском национализме.
Семидесятилетний профессор Пантелеймон Жузе подвергся первому допросу в день задержания – 23 февраля 1940 г. По всей вероятности, это был “допрос с пристрастием”: несомненно, следователь переусердствовал, потому что буквально на следующий день в камеру задержанного пришлось вызвать врача. Смерть в тюремной камере (особенно в сталинских застенках) не была чем-то чрезвычайным. Однако, поскольку старый и больной Жузе не представлял никакого интереса для следствия, по отношению к нему был проявлен редкий “гуманизм”. Следствие было приостановлено, дело закрыто, и заключенный вскоре был отпущен домой.
Однако два месяца заключения, физические и моральные потрясения не прошли бесследно. П.К.Жузе скончался 19 января 1942 года. Его неухоженная могила до недавнего времени находилась на христианском кладбище Баку.
* * *
В 1930-х годах большая и дружная семья профессора Жузе проживала в “Доме красной профессуры”, в комплексе зданий напротив Дома правительства на пересечении проспекта Ленина (ныне “Азадлыг”) и Азербайджан (ныне Зарифа Алиева).
Как высокоэрудированный, общительный и добрый по натуре человек, он пользовался популярностью среди национальной и русскоязычной интеллигенции Баку. “Характерной чертой отца, отмечаемой близкими и знакомыми, являлся неиссякаемый оптимизм, постоянная надежда на лучшие перемены” вспоминала впоследствии его дочь Ольга Низковская-Жузе. “Отец обладал хорошим чувством юмора, тонкой иронией. Даже во время последней тяжелой болезни юмор не покидал его. Отличался выдержанным характером, я не помню, чтобы он выходил из себя, бранился… Я бы сказала, это был истинный восточный характер. Отец не пил и не курил, но любил хорошие фрукты, красную рыбу и черную икру. То и другое в период непа в Баку было в изобилии. Одевался отец очень аккуратно, у него было два-три хороших костюма, привезенных из-за границы, которые служили ему долгие годы. Его отличала быстрая походка. Ходил всегда с палкой. Был общителен, имел добрые отношения с рядом знакомых. Не помню, в каком году, Володя подарил отцу один из первых советских радиоприемников “Си”, который доставлял папе массу удовольствия, так как он мог слушать радиостанции из Персии и других ближневосточных стран на арабском языке”.
Пантелеймон Жузе в 1902 году в Казани женился на Людмиле Зуевой. Она была родом из купеческой семьи, но получила прекрасное образование в варшавской женской гимназии. В семье, где царствовала интеллектуальная и душевная атмосфера, созданная общими усилиями родителей, родилось семеро детей. Выпускница исторического факультета Александра Жузе (1907-1931) умерла в молодом возрасте. А остальные вписали свое имя в историю советской науки. Старший сын, доктор физико-математических наук, профессор Владимир Жузе (1904-1993) был признанным советским физиком. Лауреат премии А.И.Иоффе, он внес огромный вклад в развитие физики полупроводников. Борис Жузе (1913-1988) долгое время работал главным инженером в Геологическом управлении в Баку, а впоследствии занимал руководящую должность в Министерстве геологии СССР. Кандидату геолого-минералогических наук Георгию Жузе (1903-1942), павшему на полях сражения Второй мировой войны, принадлежит большая заслуга в открытии богатых нефтезалежей Грозного. Старшая дочь, доктор биологических наук, профессор Анастасия Жузе (1905-1981), прославилась как всемирно известный океонолог. Другие две дочери – доктор химических наук, профессор, лауреат Сталинской премии, почетный нефтяник СССР Тамара Жузе (1909-2002) и доктор биологических наук, профессор Ольга Низковская – Жузе (1914-2005) также до конца своих дней сохранили приверженность к науке и успешно продолжили семейные традиции. Все они получили высшее образование в бакинских вузах.
* * *
Было бы несправедливо сказать, что профессор П.К.Жузе предан полному забвению в Азербайджане. Академик Зия Буниятов в своей монументальной книге “Азербайджан в VII-IX веках” не раз обращался к трудам ученого, полемизировал с ним, не соглашаясь с высказываниями и подходом к решению различных проблем медиевистики. Его научная деятельность и роль в становлении университетского образования в нашей стране стали предметом изучения в азербайджанской историографии и упоминались в трудах З.Ибрагимова, Ю.Токаржевского и А.Сумбатзаде, Х.Алимирзоева. Соотечественник арабского ученого А.Х.Шауки в 1992 году защитил в Институте Востоковедения АН Азербайджана кандидатскую диссертацию на тему “История ислама и восточных областей халифата в работах П.К.Жузе”. Не так давно кандидат исторических наук Тамилла Керимова опубликовала интересную статью, посвященную роли и заслугам профессора П.Жузе в азербайджанской ориенталистике.
Теперь очередь за изданием его трудов. Этого требуют восстановление исторической справедливости, интересы азербайджанского востоковедения и историографии.

Арабский исследователь Азербайджана
оценок - 3, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: История

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.