Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Арабский исследователь Азербайджана

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 19 апреля 2013

Пантелеймон Жузе

Арабский исследователь Азербайджана(Продолжение. Начало см. “Зеркало” от 13 апреля 2013 г.)
Таким образом, связав свою судьбу с Азербайджаном, Жузе оградил свою жизнь и жизнь своей семьи от трагических событий, затронувших многих из его казанских коллег и знакомых. Своевременно покинув Казань, он избежал арестов и судебных преследований, коснувшихся многих работников Казанской духовной академии и Казанского университета.
Дочь ученого, Анастасия Жузе, в своих воспоминаниях следующим образом описывала долгожданное путешествие в Баку: “Я хорошо помню наш переезд всей семьей из Казани на пароходе. Ехали мы пароходом до Астрахани, мама, папа и мы, семеро детей. Младшей, Оле, было 5 лет, а мне – 15. Из этой поездки мне запомнилось немногое, и, как не стыдно сознаться, ожидание обеда и вкус чудесных щей. Мама спускалась в пароходный трюм, где и готовила эти щи, которые казались нам особенно вкусными после казанской голодовки. Рыбная ловля спасала всех, рыбы было много”.
Итак, в начале октября 1920 года профессор со своей большой семьей наконец добрался до Баку. Это был немного запоздалый приезд. Дело в том, что Жузе мог оказаться в Азербайджане и восемью годами раньше! 5 июля 1912 г. Министерство народного просвещения России, учитывая знание восточных языков, жизнь и быт последователей ислама, назначило его инспектором народных училищ Елизаветпольской (Гянджа – В.Г.) губернии. Несмотря на повышение по службе и материальную привлекательность нового назначения, ученый после месячного раздумья решил отказаться от заманчивого предложения, поскольку предпочитал научную деятельность.
Вскоре по прибытии в Баку П.К.Жузе приступил к педагогической работе на восточном отделении историко-филологического факультета. Университетское руководство, принимая во внимание блестящие знания и большие заслуги ученого в области арабистики, назначило его на должность профессора кафедры арабского языка. Царившая на факультете научная и демократическая атмосфера способствовала тому, что Жузе полностью посвящает себя историческим изысканиям. Перед ним открывается новая и интересная область для исследований – азербайджановедение.
Следует признать, что идея открытия самостоятельного Восточного факультета в Бакинском университете связана с именем Жузе. В то время наше первое высшее учебное заведение состояло из двух факультетов: медицинского и историко-филологического. Последний, в свою очередь, состоял из исторического, литературного и восточного отделений. Через шесть месяцев работы в университете Жузе, учитывая географическое положение и важность культурного опыта Азербайджана для всего региона, поднимает вопрос о создании нового, третьего по счету факультета и добивается спустя год осуществления своего плана.
В “Объяснительной записке”, представленной народному комиссару просвещения Д.Буниятзаде по поводу создания новой учебной и научной структуры в составе университета, П.Жузе писал: “Открытие восточного факультета в Баку диктуется исключительно удачным месторасположением Азербайджана, лежащего на рубеже Ближнего и Среднего Востока, между Персией, Турцией и Средней Азией, исторически связанными с народами Приволжья и Прикавказья. Естественно, что здесь должна была возникнуть идея создания научного учреждения для изучения этих стран, тем более что востфак являлся бы одновременно и рассадником просвещения в Закавказье, особенно содействуя в этом отношении пользе самого Азербайджана”. И далее, обосновывая жизненную необходимость такого учебного и научно-исследовательского центра в Баку, он отмечает: “Востфак на перекрестке СССР и Ближнего Востока должен служить переводчиком культур и социальных реформ вышеуказанных стран, а также рассадником высокообразованных работников для них. Все эти задачи востфак сумеет осуществить, если он останется в Баку при Азербайджанском университете и будет пользоваться вниманием как центра, так и местных властей”.
Таким образом, в 1922 учебном году в Бакинском университете начал функционировать восточный факультет, и профессор П.К.Жузе стал его первым деканом. На этой должности он работал до 1926 г. В период руководства факультетом, пользуясь личными связями, он приглашал для чтения лекций и ведения семинаров таких знаменитых советских и зарубежных ориенталистов, как академик В.В.Бартольд, Н.Я.Марр, И.Ю.Крачковский, А.Н.Самойлович, И.И.Мещанинов, Б.М.Данциг, М.Ф.Кепрюлюзаде. Здесь же началась его многолетняя дружба и сотрудничество с известным писателем и общественным деятелем Абдуррагим беком Ахвердовым – в те годы единственным сотрудником факультета из числа азербайджанцев.
Велики заслуги профессора Жузе и в создании факультетской библиотеки. В 1921 г. по поручению университетского руководства он побывал во многих городах Ирана и привез большое количество персидских и арабских рукописей. А во время долгосрочной командировки на Ближний Восток в 1924 г. на средства, выделенные азербайджанским правительством, он купил в Стамбуле свыше 2 тысяч книг и рукописей на различных языках по истории и литературе ближневосточных народов.
Без всякого преувеличения, профессор Жузе принимал самое активное участие в научном и культурном строительстве советского Азербайджана. В январе 1921 г. при Комиссариате народного просвещения была создана комиссия по реформе арабского алфавита, а в мае 1923 г. – отдельный комитет по новому тюркскому алфавиту под председательством Самедаги Агамалыоглу. Наряду с такими выдающимися представителями литературы, культуры и общественно-политической мысли Азербайджана, как Джалил Мамедгулузаде, Худадад бек Меликасланов (в период Демократической Республики являлся председателем комиссии по реформе арабского алфавита), Вели Хулуфлу, Ахмед Пепинов, Фархад Агазаде-Шаргли, Султан Меджид Эфендиев и др., П.К.Жузе также работал в составе комитета по созданию нового алфавита для тюркских народов Советского Востока.
Когда 16 ноября 1920 г. был принят Декрет об основании Бакинского политехнического института, подписанный председателем СНК Нариманом Наримановым, только что прибывший в Азербайджан профессор Жузе как опытный вузовский работник был привлечен к организационным работам. Наряду с Бакинским университетом он трудился и в Азербайджанском педагогическом институте. Здесь ученый руководил кафедрой “Восточная история, этнография и мусульманское право”, а на экономическом факультете читал лекции по ближневосточной экономике.
С первых же дней создания под председательством университетского коллеги А.Ахвердова “Общества обследования и изучения Азербайджана” (1923) – ядра будущей Национальной академии наук республики – Жузе являлся активным членом комиссии по истории и этнографии. Поэтому не случайно, что имя ученого значится среди авторов книги “История Азербайджана. Краткий очерк (с древнейших времен до ХIX в.)”, подготовленной к печати обществом. Эта книга была одной из первых попыток систематического и научно обоснованного исследования многовековой истории азербайджанского народа.
Жузе являлся одним из авторов Азербайджанской советской энциклопедии, первой том которой должен был выйти в 1934 г. Он участвовал в создании словника энциклопедии и написал более 50 статей. По неизвестным причинам (скорее всего, в результате “большого террора” и Второй мировой войны идея создания национальной азербайджанской энциклопедии была отодвинута на 1960-е годы) в те годы не удалось осуществить этот грандиозный проект. А судьба подготовленных материалов до сих пор остается неизвестной.
1920-1930-е годы были наиболее плодотворными в научных исследованиях профессора Жузе. Именно в этот период он внес значительный вклад в азербайджанскую историческую и востоковедческую науку. С закрытием в 1928 г. восточного факультета, под натиском новых идеологических доктрин, ученый полностью отходит от педагогической деятельности и посвящает себя научным изысканиям и переводам. Благодаря его скрупулезной работе историографическая наука Азербайджана обогащается академическими переводами средневековых арабских авторов с обширными комментариями. В этом отношении профессор Жузе действительно был незаменимым специалистом. Он превосходно владел не только родным арабским и русским языками. Хорошо знал также такие необходимые для историка-медиевиста языки, как латинский, греческий, сирийский, древнееврейский, ассирийский (по собственному признанию, он говорил и писал на 16 восточных и европейских языках). Все эти немаловажные факторы свидетельствуют о высоком качестве, научно-текстологической и историко-филологической достоверности переводов, сделанных профессором Жузе.
А список этих переводов, составляющих основную источниковедческую базу азербайджанской истории периода арабского завоевания, довольно-таки обширный. Сюда входят фрагменты из трудов Ахмеда ал-Балазури “Книга завоевания стран”, Ахмеда ал-Ягуби “Книга стран”, Ибн Мискавейха “Опыт народов”, Ягута ал-Хемеви “Словник стран”, Сихабеддина ан-Несеви “Жизнь султана Джалаладдина Манкбурну”, Ибн ал-Асира “Полный свод истории”. К сожалению, только незначительная часть этих переводов и всесторонних комментариев к ним, сделанных по заказу Азербайджанского филиала АН СССР и Музея истории Азербайджана, были изданы при жизни ученого. Большая же часть так и осталась в рукописях. Правда, рукописи не горят. Однако иногда они присваиваются нечистоплотными дельцами от науки. Эта горькая участь не обошла также и неизданных трудов профессора Жузе. По свидетельству кандидата исторических наук, автора статей о востоковедческом наследии ученого Тамиллы Керимовой, этими рукописями, хранящимися в архиве института, на протяжении долгих лет вольготно пользовались различные исследователи, выдавая их за собственные переводы, многие из которых не считали нужным даже мельком упомянуть имя подлинного автора.
Профессор П.К.Жузе, избравший нашу страну своей второй родиной, внес весьма существенный вклад в изучение ее истории на основе первоисточников. В силу ряда причин он не смог обобщить собранные им обширные материалы и написать отдельную книгу о так называемом арабском периоде истории Азербайджана. Эту миссию выполнил академик Зия Буниятов в своей монументальной книге “Азербайджан в VII-IX веках”. Однако, несомненно, профессор Жузе был одним из тех немногочисленных и настоящих ученых, которые стояли у истока этого научного подвига.
* * *
Приглашенные в 1920-е годы из российских университетов профессора в большинстве своем не владели азербайджанским языком. И это в свою очередь создавало ряд проблем по приспосабливанию к местной среде, по установлению более тесного контакта со своими коллегами, проникновению в сугубо азербайджанскую тематику. Например, питомец Казанского университета академик А.О.Маковельский (1884-1969), долгие годы преподававший в Бакинском университете и возглавлявший Институт философии и права АН Азербайджана, прожив в нашей стране почти полвека, так и не изучил азербайджанского языка, или не счел нужным изучать его. Есть и другие примеры. В этом отношении профессор Жузе выгодно отличался от многих своих коллег. Он, еще находясь в Казани, досконально выучил татарский и турецкий языки. А в скором времени, после прибытия в Баку, настолько освоил азербайджанский, что некоторые свои статьи, опубликованные в местной печати, писал на этом языке. Будучи по натуре восточным человеком и разделяя ментальные особенности азербайджанцев, Пантелеймон Жузе без особых трудностей установил тесное сотрудничество с научной и творческой интеллигенцией республики.
В результате архивных поисков известный исследователь творческого наследия Джафара Джаббарлы, профессор Асиф Рустамли установил, что в 1924-1927 гг. на филологическом отделении восточного факультета будущий драматург слушал лекции Пантелеймона Жузе по грамматике арабского языка и истории восточной литературы. Это подтверждается и записями в зачетной книжке Дж. Джаббарлы, хранящейся в его доме-музее. Самое интересное заключается в том, что знакомство с Жузе и учеба у него не остались бесследными для творчества Джаббарлы.
Есть основание полагать, что лекции и научные труды ученого-араба, а также личное общение с ним способствовали обращению Джаббарлы к истории борьбы азербайджанского народа с халифатом и написанию пьесы “Невеста огня” (“Од гялини”). Дело в том, что Жузе был одним из первых исследователей движения хуррамитов под предводительством Бабека, охватившего Азербайджан и Иран. В только что начавшемся издаваться в 1923 году журнале “Маариф вя мядяниййят” (“Просвещение и культура”) публиковалась серия его статей “Из истории коммунистического движения в исламе в IX веке от рождества Христова: Бабек и бабекство” (1923, N11, стр. 8-12 и N12, стр. 44-49; 1924, N2-3, стр. 8-12 и N4, стр. 8-11). Статьи, опубликованные на азербайджанском языке, явились первым шагом в изучении личности Бабека и возглавляемого им антихалифатского восстания. Одноименная статья двумя годами раньше появилась на русском языке во втором выпуске Ученых записок Бакинского университета.
(Окончание следует)

Арабский исследователь Азербайджана
оценок - 1, баллов - 1.00 из 5
Рубрики: История

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.