Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Американо-иранский “медовый месяц” подходит к концу

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 05 ноября 2013

А по-другому не могло и быть

Американо иранский медовый месяц подходит к концуВерховный лидер Ирана Али Хаменеи начинает операцию по срыву ирано-амерканского сближения. По большому счету, этого следовало и ожидать, о чем предупреждала газета “Зеркало”.
“Верховный духовный лидер Ирана Али Хаменеи сформулировал четыре “красные линии”, чтобы помешать шагам навстречу международному сообществу со стороны президента Хасана Рухани, который отреагировал на выдвинутые условия намерением провести референдум об отношении к США, пишет La Stampa. Первый: отказ от закрытия подземного объекта в Куме по обогащению урана. Второй: отказ от установления предела в 5% для обогащения урана. Третий: продолжение строительства реактора на тяжелой воде в Араке, иными словами, сохранение возможности производить плутоний, необходимый для создания атомной бомбы. Четвертый: не брать на себя обязательство по ратификации Дополнительного протокола МАГАТЭ, который Тегеран подписал 10 лет назад, но так и не ратифицировал”, – пишет газета. Последний пункт указывает на негативное отношение Хаменеи к беспрепятственным инспекциям на самых секретных объектах, например, на объекте в Парчине, указанном МАГАТЭ как место, где проводились военные испытания. Отказ от того, чтобы опуститься до уровня в 5% в обогащении урана объясняется тем, что Иран установил новые центрифуги IR-2m, способные поднять за несколько недель уровень обогащения с 5% до уровня, необходимого для применения урана в военных целях.
“Подобное давление со стороны Хаменеи вызывает сильную обеспокоенность в западных столицах, наиболее внимательно следящих за ситуацией с переговорами, и не только. Нетрудно предположить, что верховный лидер хочет максимально ограничить уступки “шестерке”, – пишет автор и добавляет, что с представителями США, России, Китая, Великобритании, Франции и Германии министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф встретится в четверг в Швейцарии.
“На Зарифа, а значит, и на Рухани, оказывают давление, в частности, два ближайших советника Хаменеи – министр обороны Хосейн Дехкан и глава Верховного совета национальной безопасности Али Шамхани. Оба они представляют КСИР, который несет ответственность за защиту и развитие ядерной программы. Чтобы выстоять перед таким давлением, Рухани даже высказался за проведение опроса по отношениям с США. Хаменеи, в свою очередь, хочет остаться “над схваткой” двух лагерей: отсюда и решение просить противников Рухани поддержать переговоры, “чтобы они не привели к компромиссам”. “Я не оптимист, – отметил верховный лидер, – но я не думаю, что мы понесем потери”. Еще и потому, что Рухани вряд ли сможет преодолеть “красные линии”, – заключает La Stampa, пишет InoPressa.ru.
Никто в мире не верит в заверения официального Тегерана о том, что соответствующая программа Ирана не преследует создания ядерного оружия. В это не верят даже союзники Ирана, в том числе и Россия. Еще в 2010 году тогдашний президент России Дмитрий Медведев признал, что Иран приближается к обладанию ядерным потенциалом, который может быть использован для создания ядерного оружия.
Однако, скорее всего, крайне наивно полагать, что именно верховный лидер Али Хаменеи торпедирует предпринимаемые администрацией президента Рухани меры по урегулированию проблемы вокруг иранской ядерной программы и нормализации отношений с США. Это просто игра в “хорошего” и “плохого” следователя. А на самом деле, как не раз предупреждала наша газета, конструктивизм, демонстрируемый Рухани, – это просто игра, направленная на выигрыш времени. Во-первых, Роухани всегда считался одним из самых ближайших соратников самого Хаменеи.
Во-вторых, лозунг “Смерть Америке” лег в основу идеологии по объенинению иранского общества вокруг религиозной элиты. Этот лозунг никто не отменял. Эта элита не могла позволить избрания президентом “прозападного реформатора”. Притом необходимо учесть, что Рухани является ярким представителем религиозной элиты.
В-третьих, некоторые пытаются спекулировать на западном образовании нынешнего президента и некоторых его соратников. Но этот аргумент не выдерживает никакой критики. Сын полковника Каддафи, который считался “лицом” ливийского режима Саиф аль-Ислам Каддафи, окончил Лондонскую школу экономики и политических наук. В 2008 году ему была присуждена степень доктора наук Лондонской школой экономики за диссертацию на тему “Роль гражданского общества в демократизации институтов глобального управления: от “мягкой силы” к коллективному принятию решений?” Такое даже представить трудно. Но это так.
В-четвертых, никто не желал брать в расчет, точнее все пытались не заметить позицию верховного лидера Хаменеи и Корпуса стражей исламской революции (КСИР), то есть не принимали в расчет лидера, который по сути является единоличным правителем Ирана и единственной реальной силой, притом как политической, так и экономической, которой этим лидером была поручена координация всей ядерной программы. По сути, правительство не имело и сегодня не имеет никакого отношения к реализации ядерной программы Ирана, все решения по которой принимаются лично верховным лидером и реализуются со стороны КСИР, который в свою очередь не находится в подчинении президента.
То есть Рухани может обещать все что угодно. Но его обещания, заверения, взятые им обязательства, особенно по ядерной программе Ирана, не имеют никакой правовой силы. И это прекрасно знают все, в том числе и на Западе. Возникает вопрос: почему именно сейчас Хаменеи обозначил “красную черту”? Да очень просто. Буквально накануне Госсекретарь Джон Керри, который в очередной раз посетил Израиль с визитом, заявил, что США и Израиль предупреждают Иран о том, что ему не позволят произвести ядерное оружие. Он также отметил, что ядерные переговоры с мировыми лидерами не могут продолжаться бесконечно. “Иран не может и не будет иметь ядерное оружие, и США ясно дали понять, что мы не только выступаем на стороне Израиля, но и на стороне мирового сообщества, что мы серьезно настроены”, – отметил Керри.
С заявлениями аналогичного содержания выступил буквально месяц тому назад и президент США Барак Обама после встречи с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху. В связи с ядерной программой Ирана Соединенные Штаты не исключают никаких действий против этой страны, включая военное вмешательство, заявил он. “Никакие варианты я с рассмотрения не снимаю”, – сказал Обама. Он добавил, что США и Израиль придерживаются позиции, что Иран не должен обладать ядерным вооружением.
“Мы согласны с тем, что недопустимо появление в Иране ядерного оружия”, – заявил Обама.
По словам президента, Соединенные Штаты к переговорному процессу с Ираном будут подходить трезво. “Иранская сторона должна доказать свою искренность действиями, а не просто словами”, – сказал Обама. Он также добавил, что по этому вопросу будет плотно консультироваться с Израилем.
Напомню, что Рухани был избран президентом Ирана 14 июня, то есть почти пять месяцев тому назад. При этом необходимо учитывать, что нынешний президент не является “новым человеком” в управлении государством, в том числе и с точки зрения знакомства с рассматриваемой тематикой. Стоит напомнить, что на посту председателя Высшего совета национальной безопасности в 2003-2005 годах он вел переговоры об иранской ядерной программе с европейскими государствами. Одним словом, он не нуждается в ознакомлении с проблемой. Пять месяцев вполне достаточный срок, чтобы выработать позицию новой администрации по урегулированию иранской ядерной программы.
Именно поэтому Вашингтон в течение последних полутора месяцев открытом текстом заявляет, что Рухани давно пора от слов перейти к делу. Но Рухани не может перейти к делу. Именно этот момент четко обозначается после вышеизложенных заявлений Али Хаменеи.
Скорее всего, можно предположить, что Рухани “попросит времени”, то есть передышки якобы для того, чтобы усилить собственные позиции. Проще говоря, Хаменеи на самом деле пытается помочь Рухани в затягивании мирных переговоров, еще примерно на шесть месяцев.
Однако многие прекрасно разбираются в этой игре. Иран – это слабая страна с непопулярным режимом. Пятая честь населения Исламской Республики – безработная, налицо высокий уровень инфляции. Это государство обладает устаревшим вооружением и имеет натянутые отношения почти со всеми соседними государствами.
Невероятно, но при всем этом Тегеран остается активным игроком международной политической арены. Как сообщает 1news.az, об этом пишет профессор университета Хайфы (Израиль) Бренда Шаффер на страницах издания Zocalo Public Square.
Автор привлекает внимание к процессам последнего времени, происходящим в Иране. “Сразу после июньских выборов президента Ирана Белый дом выступил с заявлением, в котором подчеркнул свое уважение к выбору народа Ирана, а также поздравил иранских избирателей с участием в политическом процессе.
То есть выборы были одобрены даже при том, что в этой стране не существует свободных органов СМИ, также как и нет легальных оппозиционных структур и независимых наблюдателей”, – указывает Б.Шаффер.
В то же время Иран направляет своего “лидера номер 2″ в лице президента Хасана Рухани на переговоры с Вашингтоном по вопросам распространения ядерного оружия. Хотя общеизвестно, что основным источником власти в Иране является Верховный лидер Ирана, аятолла Али Хаменеи.
Именно он ведает вопросами безопасности и военной составляющей, а также ежедневно координирует деятельность руководящих органов ИРИ.
“Факт того, что президент США проводит переговоры по ядерным вопросам именно с Рухани, похож на то, как если бы глава Белого дома вел диалог не с британским премьером Дэвидом Кэмероном, а с королевой Великобритании”, – пишет Б.Шаффер.
“Тем самым Запад пытается добиться расположения Тегерана, считая Иран сильным государством, хотя тому явно не хватает мощной и эффективной военной силы. За последние 30 лет Иран не приобрел каких-либо важных систем вооружения, а ВВС и ПВО этой страны находятся в весьма плачевном состоянии. Все это не мешает Тегерану оставлять Запад в заложниках ядерной угрозы”, – отмечает профессор.
По ее мнению, в этой рискованной игре Иран зарекомендовал себя как мастер-стратег, так как Тегерану пока еще удается обводить вокруг пальца самых мощных игроков…
С госпожой Шаффер трудно не согласиться. В этом и есть сила циничной, двуличной иранской дипломатии с богатой историей…

Американо-иранский “медовый месяц” подходит к концу
оценок - 10, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Новости | Политика

комментариев - 3

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • А результат еще не известен. Суть политики мулл не отличается от западной, они друг другу рознь. Оба любители половить рыбку в мутной воде.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Рауф Миркадыров

    Вугар!

    Надо внимательно читать. Первая мысль принадлежит автору La Stampa. А вторая автору этой статьи, то есть, мне.

    Лично для меня, думаю, что и для представителей США, России, Франции и так далее ничего неожиданного не произошло. Но право автора La Stampa думать иначе. Но важно не то, что он думает по поводу восприятия происходящих в Тегеране процессов в Москве, Париже и Вашингтоне. Важен результат.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • “Подобное давление со стороны Хаменеи вызывает сильную обеспокоенность в западных столицах, наиболее внимательно следящих за ситуацией с переговорами, и не только. Нетрудно предположить, что верховный лидер хочет максимально ограничить уступки “шестерке”, – пишет автор и добавляет, что с представителями США, России, Китая, Великобритании, Франции и Германии министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф встретится в четверг в Швейцарии.” И после этого автор говорит что “другого и не следовало ожидать, о чем предупреждало Зеркало” Если так, то откуда такое СИЛЬНОЕ беспокойство по поводу срыва?!

    Thumb up 0 Thumb down 0