Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Звезды Большого театра

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 03 декабря 2012

выступили в Баку

Звезды Большого театра На сцене Театра оперы и балета вполне понятный ажиотаж. Участие ведущих солистов Большого театра – народной артистки России, лауреата международных конкурсов артистов балета Марии Аллаш и заслуженного артиста России, лауреата международных конкурсов артистов балета Александра Волчкова – в “коронной” для русского (да и мирового) балета постановке “Лебединого озера” П.И.Чайковского стало великолепным подарком для бакинских зрителей в первый день зимы.
Балет “Лебединое озеро” П.И.Чайковского относится к тому общеобязательному культурному “саквояжу”, в который хотя бы один раз в жизни, но принято заглянуть. Удивительный спектакль, балет знаешь наизусть, и все же каждая постановка будоражит, открывая все новые “грани” эмоционального воздействия как музыкальной, так и в плане хореографической составляющей. Спектакль нравится любой возрастной аудитории. Для маленьких зрителей, которых всегда немало в зале, – это красивая сказка. Для взрослых – это удивительно актуальный и в двадцать первом веке спектакль-притча, который и сегодня обращается к закоулкам подсознания, представлениями о благородстве, любви, с одной стороны, и патологическими страстями человека, – с другой.
Основная мысль сюжетной канвы – колебание Мужчины между двумя Женщинами: доброй, милой, заколдованной (скорее всего, закомплексованной) Одеттой-Белый Лебедь и стервозной, соблазнительной Одиллии-Черный Лебедь. Зигфрид клянется в верности Одетте, но на балу, увлекшись Одиллией и забыв о клятве, он провозглашает ее своей невестой (правда, создатели либретто, чтобы “обелить” Зигфрида, сделали Одиллию копией Одетты). Конец балета по первоначальному замыслу был трагичен, Одетта не смогла принять предательство и раскаяние Зигфрида, и в конце волны озера поглощают их обоих. Это потом, уже в советский период, заменили на счастливый финал – все живы, прощены и счастливы, нивелируя основной подтекст замысла создателей балета – Чайковского и Петипа.
В программе значится хореография великого Мариуса Петипа и Льва Иванова. Именно Л.Иванов создал “мир лебедей”, равно как и отдельные движения, такие, как заколдованных девушек-лебедей со скрещенными на тюниках руками и склоненными головами, в которых угадывается силуэт сложивших свои крылья птиц. Белой королеве лебедей, сочиненной Ивановым, Петипа противопоставил черного двойника-Одиллию, создав блестящее “черное” Па-де-де второго акта. Петипа принадлежит и постановка сцен дворцовых балов и придворных празднеств. К двум этим именам можно присоединить и хореографов Горского, Бурмейстера и других, которые не без “совета” номенклатуры, проще говоря, советского руководства, заменили трагический конец балета на голливудский happy-end.
Что касается непосредственного воплощения сюжетного замысла, то спектакль весьма сложен в исполнительском плане и требует от примы-балерины не только наличия великолепной техники, но и яркого артистического дарования. Ведь в пределах одного спектакля ей нужно создать два равноценных разнохарактерных образа – печально-утонченного Белого лебедя – Одетту и ее соперницу – коварную соблазнительницу Одиллию – Черный лебедь. И в этом смысле оба образа в исполнении Марии Аллаш были замечательны.
Белый Лебедь-Аллаш как светлая греза. Свет не яркий солнечный, а мягкий лунный. Свет словно струился в каждом взмахе рук-”крыльев”, плавно растекался, обволакивая не только Принца, но и публику, завораживая своей теплотой и нежностью. Но более всего выразительна прима-балерина Большого театра была в партии Черного лебедя – Одиллии. Горделивая, с позволения сказать, властная, даже чуть резковатая красота танца, бравурный темперамент, самоуверенность соблазнительницы в силу своих женских чар, и в то же время Одиллия в исполнении российской примы-балерины – образ почти эфемерный, как порыв колючего холодного ветра, перед которым не мог устоять и Зигфрид.
Известно, что в подавляющем большинстве классический балетный спектакль служит своего рода “рамой”, выгодно подчеркивающей “портрет” примы, и чаще всего танцовщик нужен как своего рода “носильщик” балерины в дуэте, участник вставных дивертисментов. И все же партия Зигфрида – это не только силовые поддержки и высокий прыжок в соответствующих вариациях, но и образ героя, проходящего через испытания, страдания, бросающего вызов судьбе и борющегося за свою любовь. И в этом смысле нельзя не отметить молодого красавца Александра Волчкова в партии Зигфрида, который даже в роли слабовольного героя-любовника (вернее, горе-любовника, судя по тем хлопотам, которые он доставил и той, и другой стороне) моментами “перетягивал” внимание зрителей с партнерши на себя.
Отдельной строкой хотелось бы выделить довольно высокий постановочный уровень спектакля и, как следствие этого, постоянные приезды звезд как Большого, так и Мариинского театров – это результат ежедневной кропотливой работы как руководства, так и балетной труппы театра (что не преминула отметить Мария Аллаш после спектакля), которые по мере своих возможностей стараются поддерживать высокий профессиональный уровень спектаклей.
В представленной постановке хорош был Макар Фершдант в весьма непростой партии шута, понравились полетный прыжок Гюльагаси Мирзоева и его очаровательные партнерши Римма Искендерова и Елена Скоморощенко в Па-де-труа. Великолепны были характерные танцы второго акта. Среди исполнителей особенно запомнился великолепный квартет наших солистов: Е.Скоморощенко, А.Гимадиевой, И.Исламова и Г.Мирзоева в Испанском танце, Е.Черноусовой и О.Исламова – в Венгерском танце, Неаполитанский танец с участием П.Наджафовой и А.Таирова. Нельзя не отметить исполнителей яркой Мазурки – Л.Фершдант, Я.Паушкину, С.Мирзоеву, Л.Барианидзе, Ф.Губадова, Дм.Тарусова, Р.Исаева, И.Кузнецова. А вот квартету “Маленьких лебедей”, номеру, столь ожидаемому и любимому зрителями, не хватило синхронности.
Приятно удивил оркестр под управлением Джаваншира Джафарова. Давно автор этих строк не слышал столь приятного исполнения “Озера” нашими оркестрантами. Даже коварное соло скрипки из “Белого акта” и соло трубы из “Неаполитанского танца” были исполнены весьма аутентично. Объяснить причинно-следственную связь столь приятной метаморфозы автор данных строк не берется. Но результат весьма порадовал.
В целом все в этой постановке работало средством для достижения цели – все работало на спектакль. А овации зрителей, долго не отпускавших исполнителей, как и очарование постановкой публикой, не спешно покидавшей зрительный зал, означали, что вечер в стенах отечественного Театра оперы и балета удался.

Звезды Большого театра
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.