Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Земля небесного Дракона

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 30 декабря 2012

Не изобретайте велосипед, учитесь у китайцев

Земля небесного Дракона“Мы определенно сможем к 100-летнему юбилею КПК (к 2021 году) полностью построить среднезажиточное общество, а к 100-летию КНР (2049 год) превратить Китай в богатое, могущественное, демократическое, цивилизованное и гармоничное, модернизированное социалистическое государство”, – заявил Ху Цзиньтао в отчетном докладе.
Проникновение в сокровенные сферы жизни Китая, в его ментальность, цивилизацию, культуру потребует от нас значительной доли терпимости, которую, однако, легче провозгласить, чем проявить. По сути, все дело в том, что наши самые веские положения и ссылки, наши критерии, самые выверенные и бесспорные знания всегда коренятся в лоне культуры. Но однако они оказываются совершенно непригодны с того момента, когда приходится изучать иную цивилизацию. Нам необходимо отказаться от привычек нашего мышления и в то же самое время освободиться от стереотипов, которые препятствуют видению Китая. Это государство более не является застывшим и неподвижным, и оно уже не закрыто от внешнего мира. Конечно, Китай окружен морями, высокими горами и пустынями, и его сегодняшнее именование “Срединное государство” (Чжунго) призвано дать его жителям ощущение пребывания в окружении естественных преград. Но море служит дорогой не в меньшей степени, чем сухопутные пути, и китайские мореплаватели достигали берегов Африки в тот период, когда римляне правили Средиземноморьем. Через горы и пустыни во все времена шли караваны и экспедиции, состоявшие из торговцев, солдат, паломников послов. Знатные римляне времен империи любили китайские шелка. Более того, если территория современного Китая и сейчас окружена ярко выраженными природными границами, то так было не всегда – китайский мир начал расти и развиваться на пространстве, которое не покрывало даже одной провинции нынешнего Китая. Другие народы и культуры существовали тогда на пространстве, известном сейчас как Китай, вся история которого состоит из бесконечных волнений, вторжений и трансформации. Тибетцы, монголы, маньчжуры некогда занимали полностью или частично территорию Китая, буддизм пришел сюда из Индии и обрел здесь свой рассвет. В Кантоне (Гуанчжоу) существовал арабский квартал в эпоху династии Тан (618-907 гг.). И можно было бы привести еще много примеров взаимного проникновения, которые постоянно обогащали китайскую культуру.
Если бы требовалось найти некое ключевое понятие, которое в течение веков определяло взгляд китайцев на свою историю, то это было бы понятие, обозначающее изменения, эволюцию, движение. Мы предпочитаем видеть Китай спящим тысячелетним сном, тогда как в недрах этого могучего государства никогда, даже XIX в. – в период застоя, не прекращалась интенсивная, бесконечная разнообразная жизнь.
Со школьной скамьи мы усвоили, что для познания необходимо разумение, а разумение возможно лишь при наличии определенных общих представлений, позволяющих постичь реальность. Мы также знаем, что приемлема та мысль, которая выражена в логической форме, и что главным достоинством рассуждения должна быть его неопровержимость. Но если мы хотим приблизиться к пониманию китайского мышления, то нам необходимо усвоить, что первое достоинство мысли – это ее способность быть опосредованной и выраженной в действиях. Также надо понять, что мир обитаем и, что законы природы и нашего бытия, а также законы социальные – суть едины. И не в абсолюте раскрывающейся истины, равно как и не в том, что могло бы воплотиться в философскую систему, находили китайцы оправдание своих мыслей и действий, но, скорее, в созерцании мира, составной частью которого себя ощущали. Также в своих рассуждениях китайские мыслители не прибегают к помощи предварительно разработанных и тщательно выверенных общих понятий. Для китайского философа важно дать собеседнику некие намеки или ориентиры для правильного понимания сути вещей. Так, Конфуций (Кун-цзы) в противоположность Сократу не отвечает определениями, когда к нему обращаются с просьбой разъяснить то или иное явление, а прибегает к образным примерам. И он очень ярко и убедительно выказывает свое отвращение к универсальным догмам и истинам.
Таким образом, наблюдательность оказывается наивысшим достоинством китайского духа. В качестве иллюстрации можно привести китайское понятие, эквивалентное нашему понятию разума. Само слово “разум” содержит идею разделения, расчленения реальности в целях ее познания. Значение китайского слова “ли”, употребляемого в тех же обстоятельствах, что и наши слова “разум”, “разумность”, легче понять на таком примере. Китайский ремесленник, прежде чем начнет обрабатывать нефрит, внимательно изучит каждую его прожилку для того, чтобы в работе своей учитывать особенности камня и руководствоваться правилом: отсечь с одной стороны, присмотреться – с другой. Духу греческого гончара, овладевающего глиной, чтобы раздробить ее, измять и сформировать по своей собственной воле и разумению для того, чтобы она стала напоминать модель, который уже существует в его голове, противопоставлен дух китайского шлифовщика, который пытается следовать направляющим линиям природы, обнаруженным им в камне, линиям, определяющим результат его работы.
Китайский способ мышления, таким образом, формируется с учетом постоянной заботы о всматривании в мир, наблюдении за ним, с тем, чтобы распознать в нем основные законы, которым подчинено все – государство, семья, отдельные люди, силы природы, произведения искусства и принципы морали. Само существование таких законов, очевидность которых определяет китайский взгляд на мир, подразумевает необходимость для нас отставить в сторону все другие очевидности, с которыми мы настолько свыклись, что они кажутся нам неоспоримыми. Так, мы “знаем”, что тело и дух не подчиняются единым законам, материя и сознание следуют своим собственным правилам. Еще мы помним, что между этим низшим миром и миром высшим, к которому мы относим религию и философию, расстояние очень значительно и, возможно, для нас, людей особого склада, непреодолимо. Китайский же взгляд, каким он сформировался с конца древнего периода, не признает четкой грани между духом и материей, он отвергает существование высшего мира, который был бы принципиально отличен от нашего мира заблуждений и иллюзий. Он утверждает наличие непрерывной связи между физической жизнью ментальной, интеллектуальной, духовной; тело и дух различаются лишь плотностью потоков энергии, которые пронизывают их. По западным представлениям существует непреодолимая преграда между двумя мирами – живым (боги, люди, животные и растения) и неживым (скалы, горы, картины). Такой границы в китайской реальности нет. Одним словом, то, что нам представляется резко обозначенным, разделенным, в Китае понимается как находящееся в вечной связи. Все находится в непрерывной связи со всем, и вечное движение оживляет совокупность всех вещей. Там, где наш взгляд стремится изолировать то, что он хочет понять, китайская мысль пытается поместить каждый элемент в свой контекст – в лоно непрерывно вибрирующей среды тонких волн, циркулирующих по всей Вселенной.
Именно из такого рода источников китайцы черпают свое знание истории, географии, принципов функционирования их общества. Таким образом, прежде всего, важно осознавать, до какой степени критерии, которые представляются нам самыми “естественными”, в реальности являются “культурной составляющей”. Существование четырех сторон света, четырех основных стихий, четырех человеческих чувств, столь же естественно для нас, как для китайцев естественно существование пяти сторон света, пяти основных стихий и пяти чувств. То же самое касается и деления истории и социальной организации. И лишь глубоко осознав отличие китайского мышления от нашего, мы сможем попытаться приблизиться к единственной человеческой цивилизации, продолжительность существования которой насчитывает пять тысячелетий.
Тихая продолжительность истории Китая вынуждает нас выделить основные ее аспекты. Две династии, собравшие богатое наследие предшествующих эпох и предпринявшие его сознательное упорядочение, оставили в китайской истории яркий след, еще продолжающий ощущаться и в наши дни. Эти династии Хань (209-220 гг.) и Тан (618-907 гг.). Каждая из них дала свое имя особо конструктивным и блестящим этапам китайской цивилизации. В рамках непрерывного процесса “диастолы” и “систолы” (т.е. ритмически повторяющихся колебаний), характеризующих истории китайцев мира, поочередно оказывающегося то раздробленным, то соединенным, эти две эпохи подарили Китаю множество выдающихся мыслителей, политиков, художников (их заслуги, по традиции, часто приписываются лишь нескольким выдающимся людям), влияние которых продолжает ощущаться и в нынешней китайской культуре.
Завершился XVIII съезд Коммунистической партии Китая
XVIII съезд КПК: чистое правительство и удар по коррупции. Пленум ЦК нового созыва состоялся 15 ноября в 9.00 утра. Именно 15 ноября, но 2002 года, по итогам XVI съезда генеральным секретарем ЦК КПК был избран уходящий теперь с этой должности Ху Цзиньтао. В своей заключительной речи на XVIII съезде он отметил, что “съезд высоко нес свое знамя, продолжил традиции прошлого и открыл путь в будущее, стал съездом сплочения, съездом мужественного движения вперед”. При всей дежурности фраз, которые произносились с трибуны съезда, он важен, прежде всего, потому, что обеспечил переход власти к новому поколению руководителей, на долю которого выпадет определение курса Китая на ближайшее десятилетие. Съезд избрал новое руководство КПК – так называемое пятое поколение, которое будет управлять в течение последующих десяти лет.
Ху Цзиньтао на посту генерального секретаря ЦК КПК сменил Си Цзиньпин. “Весной 2013 г. он станет председателем КНР”.
Китай богатеет, потому что учится на ошибках СССР
Этой осенью внимание человечества было излишне приковано к выборам президента США. А главный-то выбор состоялся в Пекине, где за закрытыми дверями шел XVIII съезд Компартии Китая. По прогнозам, уже при Обаме Поднебесная обгонит США. Думаю, Большой Китай, то есть континентальная его часть, и страны, зависящие от китайских капиталов, уже сегодня – первая экономика мира, США – сегодняшний день планеты, а Китай – завтрашний.
Не забывайте: за ними минимум 4700 лет письменной истории – это другой культурный багаж. Когда нашей цивилизации еще не было, в Китае, чтобы занять госдолжность, уже сдавали экзамен. Он включал написание стихов: если вы не способны воспринять гармонию мира и выразить ее, вы не сможете, став чиновником, нести ее в жизнь.
Древнейшая китайская цивилизация жадно учится у других. Китайский учебник для руководства об ошибках СССР, которые привели к его распаду и которые нельзя повторять, состоит из нескольких томов.
Власти КНР видят: рынки Евросоюза и США будут сжиматься, да еще и закрываться от Китая для защиты своих рабочих мест. И Китай, поднявшийся благодаря экспорту, должен снижать зависимость от него. Китайский ответ на кризис 2008 года – в каждую деревню должна вести асфальтированная дорога. Эта задача, похоже, решена. Они застали единую энергосистему, пока в России свою разрушали под патронажем российских либералов. И теперь власти Китая переходят к росту внутреннего спроса за счет благосостояния.
В Китае воровство невозможно. Китайская бюрократия тоже плоха, но искренне работает для блага народа. Другой реальной цели нет – хотя по ходу можно и подворовывать.
Чиновник, разрушающий то, чем управляет, в Китае просто не выживет. С 2000 года расстреляно более 10 тысяч чиновников, включая вице-мера Пекина, руководившего их “Сколково”. Посажено на 10-20 лет более 120 тысяч.
Китай – стратегический партнер Евразии. Когда Евразия одумается, не будет у нас более верного и надежного партнера, чем КНР. В части развития – не изобретайте велосипед: учитесь у китайцев, как сами китайцы два поколения назад учились у СССР.

Земля небесного Дракона
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.