Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Вопросы безопасности

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 16 августа 2012

Интерес к Каспию возрастает

Несмотря на то, что правовой статус Каспийского моря не определен, опасаться обострения обстановки в регионе не следует, полагает эксперт по морскому праву Института государства и права Российской Академии Наук Василий Гуцуляк. О проблемах, связанных с правовым статусом Каспийского моря, он рассказал вчера радиостанции “Голос России”.

Когда речь заходит о Каспии, всегда всплывает мысль, что странам никак не удается определить статус этого моря. В чем же главная проблема?

По мнению эксперта, ясно, что интерес к Каспию не праздный, он вызван прежде всего возможностью добычи нефти и с континентального шельфа Каспия. Отсюда и возник узел противоречий. “Ряд государств настаивает на том, что это все-таки море, а большая часть государств, включая Российскую Федерацию, подчеркивает, что это внутриконтинентальное озеро или некий водоем. Позиция России заключается в том, что если мы обозначим статус Каспия как море, то, соответственно, на него распространяются положения Конвенции ООН о морском правЕ 1982 года. Отсюда возникает целый ряд вопросов. Связано это с тем, что это не укладывается в ту формулу, которую предлагает Россия в отношении Каспия: дно делим, вода общая. Вот такие на сегодняшний день подходы”.

Вопрос о формуле, согласно которой прикаспийские государства должны осуществлять в Каспийском море суверенитет, до конца не утрясен, отмечает Гуцуляк.

“В конечном итоге, речь идет о некой региональной конвенции, которая бы в будущем полностью регулировала правовой режим Каспия, а не просто охрану морской среды. Двусторонние договоренности, в рамках которых сегодня идет процесс урегулирования этих споров, рано или поздно приведут к заключению такой региональной конвенции, в этом нет никакого сомнения. Поэтому любые шаги прикаспийских государств по контролю в рамках своей прибрежной зоны никаких опасений вызывать не должны”, – говорит эксперт.

В свою очередь известный политолог, директор московского Центра Карнеги Дмитрий Тренин в своей книге “Пост Империум” отмечает, что “Россия заявила о готовности терпеливо отнестись к тесным связям официального Баку с нефтяными гигантами Запада, в том числе с Турцией. Однако содействие Вашингтона в модернизации военно-морских сил Азербайджана и Казахстана не по душе официальной Москве. Россия еще раз принципиально заявляет, что Каспийское море принадлежит исключительно прибрежным странам. Другие страны же не могут заниматься проблемами безопасности Каспийского моря. В связи с этим в ответ на инициативу США “Каспийский страж” российская сторона предложила создать военно-морской отряд прикаспийских стран Casfor”.

А в статье интернет-журнала “Новое Восточное Обозрение”, посвященной планам США в регионе Каспия, говорится, что активность внешних игроков и стран региона в Каспийском бассейне отмечена очередным всплеском. В основу проявившейся активности лег целый ряд факторов. Прежде всегo необходимо отметить сохраняющуюся неопределенность в деле согласования прикаспийскими странами правового статуса Каспия: отсутствие ясной перспективы принятия консенсусного решения по Конвенции о правовом статусе Каспийского моря негативно сказывается на межгосударственных отношениях стран региона. Правовая неопределенность ведет к скованности прикаспийских стран при реализации выгодных для региональной стабильности многосторонних инициатив. Принятое в ходе III Каспийского саммита в Баку 18 ноября 2010 года соглашение о сотрудничестве в сфере безопасности на Каспийском море (регулирует, в частности, вопросы борьбы с терроризмом; организованной преступностью; незаконным обoротом оружия любых видов и боеприпасов, военной техники; обеспечения безопасности морского судоходства и борьбы с пиратством; обеспечения безопасности мореплавания) пока не выявило признаков трансформации в более продвинутые договоренности в сфере военного сотрудничества на морском пространстве Каспия, на основе которых можно было бы выстроить систему обеспечения коллективной безопасности в регионе. Имевшие ранее место инициативы по созданию совместного оперативного соединения под условным названием “Касфор” (по примеру Черноморской военно-морской группы оперативного взаимодействия “Блэксифор”) также не получили должного импульса со стороны всех пяти прикаспийских стран. Разногласия по широкому спектру вопросов сотрудничества на Каспии, отсутствие единого подхода к главной предметной теме каспийской проблематики – секторальное разграничение дна (недр) моря – затрудняют совместные действия стран региона, что, соответственно, предоставляет внешним игрокам дополнительные возможности опосредованного вовлечения в каспийские процессы. Отсутствие единства позиций “пятерки” проявляется практически во всех сферах каспийского взаимодействия, а реальность выхода из каспийского “тупика” вызывает все больше сомнений.

В последнее время Азербайджан стал вести себя более уверенно в региональных процессах, и такое поведение его руководства проявилось сразу после контактов с евроатлантическими партнерами и высокопоставленными представителями турецкой армии. Можно предположить, что посещение президентом И.Алиевым Чикагского саммита НАТО и последовавший затем с 5 по 8 июня визит военной делегации во главе с командующим сухопутными войсками Турции генералом армии Х.Кыврыкоглу дали официальному Баку некие дополнительные основания надеяться на благосклонную позицию США и их партнеров по отношению к прогрессирующей региональной амбициозности Азербайджана. Модель поведения Запада во главе с США в отношении процессов на Каспии вырисовывается достаточно четко. Вашингтон имеет шансы закрепиться в Каспийском бассейне, выступающем “трамплином” из Черного моря в Центральную Азию, только с помощью Азербайджана. Казахстан – государство-член ОДКБ, у Туркменистана статус нейтрального государства. Остается Азербайджан с его внеблоковой внешнеполитической установкой и стратегией “гибких альянсов”.

К внешним факторам Азербайджана как проводника интересов Запада на Каспии относятся высокая конфликтность республики с соседними странами – от состояния “ни войны ни мира” с Арменией до сложных связей с Туркменистаном и отношений “на грани разрыва” с Ираном.

США взяли в разработку весь “азербайджанский фактор”. Можно предположить, что приоритетным направлением в видимой перспективе может стать прибрежная зона Азербайджана на Каспии. Юго-западный “азербайджанский сектор Каспийского моря”, определению которого именно в таком “секторальном” качестве упорно противится Тегеран, имеет все предпосылки стать в ближайшие годы точкой предметного и “плацдармного” военно-политического внимания США.

Что может противопоставить этому главная сила на Каспии? Как известно, сейчас Россия проводит глубокое обновление своей Каспийской флотилии, которая даже без такого обновления еще несколько лет будет превосходить все военно-морские силы других прикаспийских стран вместе взятые. Модернизация российского флота и прибрежной военной инфраструктуры – важнейшая часть демонстрации Москвой своих ведущих позиций в Каспийском бассейне. Учения России на Каспии, проведенные во второй половине июня, также укладываются в русло симметричности контрдействий российской стороны в ответ на усовершенствование другими прикаспийскими странами своих прибрежных потенциалов.

Вопросы безопасности
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.