Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Внешнеполитический рационализм,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 17 сентября 2012

или Почему мы должны быть в роли проигравшей стороны в геополитическом противостоянии?

Внешнеполитический рационализм,Честно говоря, даже рад тому, что статьей “Иран – “раковая опухоль” региона” удалось несколько сменить и разнообразить темы обсуждений за последний месяц. А то все про Рамиля Сафарова да про Карабах.
Ныне речь пойдет о комментариях, оставленных по поводу предыдущей публикации автора этих строк. Хотелось бы привести выдержки из комментария за подписью “Лейла Сабзали”, так как он является и обобщающим, и характерным:
“Статья – не в пример всем предыдущим статьям этого автора – разочаровала. Статья не понятно, о чем. Путанная, сумбурная, захлебывающаяся в эмоциях. А между тем это статья на политические темы. При полном отсутствии серьезной и вдумчивой оценки геополитики мира и понимания реальной расстановки приоритетов в мировой политике. Обозревательная статья с предложениями от автора? Рекомендациями, больше похожими на призывы? К тому же, призывами безответственными, способными привести к дестабилизации в регионе и в итоге – к третьей мировой войне. Чего так любимый автором Запад и добивается. И в эпицентре этой войны по всем, даже самым приблизительным раскладам, как ни крути, окажется Азербайджан…
Америка стремится к мировому господству, отыгрывает давно разработанный план по дестабилизации ситуации во всем мире. Начали с Востока, и как совершенно очевидно, после Сирии у них по плану Иран. А дальше – мы и весь Кавказ…
Западу не нужны ни Турция, ни Азербайджан, ни кто бы то ни был. Нефть – да, нужна…
А вот на вопрос, поставленный автором статьи: “Что рано или поздно вопрос “самоопределения народов” в Иране все равно возникнет в международной повестке дня. Но тогда возникает вопрос: почему не использовать этот вопрос сегодня для реализации собственных геополитических интересов в регионе?”, хочется ответить, что вопрос – неполиткорректный и откровенно – плохой вопрос…
Нам не нужны ни чужая земля, ни чужие проблемы. Своих по горло”.
Добавить к выше сказанному можно и совет по поводу того, что с “соседями надо дружить”. Да, еще некоторых раздражает заголовок, по которому Иран, имеющий богатую историю, объявляется “раковой опухолью региона”.
Во-первых, начну с благодарности Лейле ханум. Благодарю за признание того, что не все мои статьи ее так разочаровывают. Иначе почувствовал бы себя совсем не уютно. Честное слово! А также благодарю гипертрофированное преувеличение скромных возможностей и влияния автора этих строк на глобальные процессы, происходящие в мире. В любом случае, приятно.
Помню, что Троянская война началась из-за прекрасной Елены, по крайней мере, так утверждает Гомер.
Помню, что непосредственным поводом к Первой мировой войне послужило убийство 28 июня 1914 года в Саратово австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда девятнадцатилетним сербским студентом Гаврилой Принципом, который являлся членом тайной организации “Млада Босна”, борющейся за объединение всех южнославянских народов в одном государстве.
Помню, что формальным поводом для начала Второй мировой войны стала “Гливицкая провокация”, то есть вооруженное нападение 31 августа 1939 года отряда немецких диверсантов, переодетых в польскую военную форму, на немецкую радиостанцию в приграничном городе Глейвиц (ныне Гливице, Польша). Провокация была организована немецкими спецслужбами согласно секретному приказу Гитлера, требовавшего создать абсолютно безупречный повод для начала войны, который заклеймил бы Польшу как агрессора.
Но, чтобы статья, опубликованная в газете, стала поводом для начала очередной мировой войны, – вот этого никак не припомню.
Во-вторых, по поводу заголовка. Предполагаю, что эмоциональный фон вокруг статьи создал заголовок, который, безусловно, провокационный и вызывающий. Но это часто используемый журналистский прием для привлечения внимания читателя к статье.
В-третьих, я не являюсь адвокатом или же агентом США и американского империализма. По той простой причине, что быть и тем, и другим без соответствующей оплаты труда со стороны Вашингтона – верх неприличия.
Разве я спорю с тем, что после Сирии наступит очередь Ирана? Нет. Совсем наоборот.
Разве я спорю с тем, что США прежде всего заинтересованы в контроле над нефтегазовыми месторождениями и маршрутами доставки энергоресурсов на мировые рынки, в конечном итоге, господстве в мире? Нет. США готовы использовать различные механизмы и инструменты для достижения собственных геополитических целей.
У нас более скромные потребности. Мы желаем продавать собственные энергоресурсы, притом с выгодой. Решение подобных серьезных вопросов требует максимально рационального подхода, чего нам, как правило, не хватает. Речь идет прежде всего о совпадении или же столкновении интересов и о возможности реализуемости проекта. Вот и все.
В-четвертых, дружить с соседями – это прекрасно. Кто против?! Тем более что тут проблему не решишь переездом, как часто бывает, когда возникают проблемы с соседом по лестничной площадке.
Итак, отбросим в сторону шелуху и рассмотрим главных действующих лиц в нашем регионе. Это Россия и Иран, которые имеют амбиции в глобальном, общемировом масштабе. Насколько эти амбиции подкреплены реальными ресурсами и возможностями – это уже совсем другой вопрос. Азербайджан в этой ситуации, как и все другие страны региона, за исключением Турции, выступает в роли пешки. Может быть, важной, проходной пешки, способной выйти в ферзи, но все же пока что пешки.
Существует правило: не может быть равноправных отношений между несопоставимыми величинами. Проще говоря, не может быть равноправных отношений между Азербайджаном и Россией, между Азербайджаном и Ираном. Это норма. Если интересы совпадают, то в этом нет ничего страшного. Хуже, когда интересы диаметрально противоположны. Тут возможны варианты:
а) Азербайджан жертвует собственными интересами ради “дружбы”, проще говоря, ради реализации интересов более могущественных соседей, то есть России и Ирана. По большому счету, именно этого требуют от Азербайджана Москва и Тегеран. Достаточно вспомнить позицию Москвы и Тегерана по разделу Каспия, по определению маршрутов транспортировки энергоресурсов региона на мировые рынки. Пока сознательно вывел вопрос Южного Азербайджана за скобки;
б) Азербайджан может отказаться от подобной “дружбы”, но только в том случае, если будет иметь не менее могущественных союзников и партнеров, с которыми его интересы совпадают.
Таким образом, даже без учета проблемы Южного Азербайджана происходящие вокруг Ирана геополитические процессы имеют непосредственное отношение к Азербайджану.
В-пятых, все политики пытаются обосновать свои действия такими категориями, как справедливость, гуманизм, морально-этические нормы. Но тут необходимо разграничить две сферы – внутриполитическую и внешнеполитическую. Степень справедливости власти внутри страны определяется уровнем сопротивляемости общества. То есть общество с высоким уровнем сопротивляемости может заставить власть быть справедливой.
Что касается внешней политики, то у этой сферы совсем иные закономерности. Нет, что касается публичных заявлений, то и там все должно быть “по справедливости”. Но если государственный деятель, известный политик во внешней политике не на словах, а на деле руководствуется такими категориями, как справедливость, гуманизм, морально-этические нормы, то он ошибся с выбором профессии. В этом случае ему место не в большой политике, а в мечети, синагоге, церкви. Во внешней политике господствуют прагматизм и рационализм, по крайней мере, пока.
В-шестых, мои оппоненты признают, что иранский вопрос, независимо от того, как будут развиваться процессы вокруг иранской ядерной программы, которая якобы является главной проблемой между Тегераном и Вашингтоном, рано или поздно окажется на повестке дня. Я думаю так же. Именно поэтому в статье вообще не затрагиваю вопрос об иранской ядерной программе, а пытаюсь очертить круг геополитических проблем, по которым США необходимо снять с повестки дня иранский вопрос. Справедливо это или нет – совсем другой вопрос, не имеющий никакого отношения к геополитике.
Ядерная программа, как и события в Сирии, только повод. Какими были убийство 28 июня 1914 года австрийского эрцгерцога Франца Фердинанда и “Гливицкая провокация”, то есть вооруженное нападение 31 августа 1939 года. Про прекрасную Елену вспоминать не будем.
В-седьмых, мои оппоненты по сути признают, что события вокруг Ирана будут развиваться вне зависимости от позиции Азербайджана. Я об этом несколько раз писал. Поэтому и не стал повторяться. Могу привести несколько фактов, подтверждающих опасное развитие процессов вокруг повода.
Иран может выйти из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), если Запад применит военную силу в отношении Тегерана. Как сообщает ИТАР-ТАСС, такое мнение высказал сегодня на пресс-конференции в столице ИРИ командующий Корпусом стражей исламской революции (КСИР) генерал Мохаммед Али Джафари.
Тот же генерал Джафари признал, что его бойцы уже находятся в Сирии. А тем временем премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху в интервью местной англоязычной газете “Джерузалем пост” выразил надежду на то, что уже через год сможет поздравить сограждан с решением иранской ядерной проблемы. Как передает РИА “Новости”, глава правительства говорил о праве Израиля самостоятельно постоять за себя, признал наличие разногласий с США в подходах к Ирану, но отверг обвинения в эксплуатации этой темы, чтобы снизить шансы на переизбрание президента Барака Обамы и помочь республиканцу Митту Ромни, который воспринимается как более произраильский кандидат.
Он в очередной раз высказался за то, чтобы ограничить иранский атомный проект “красными линиями” – параметрами, при достижении которых будет предполагаться неизбежная реакция, возможно, силовая, со стороны международного сообщества в отношении Ирана.
Идею в Вашингтоне отвергают, о чем публично заявляли представители Белого дома, Госдепартамента и Пентагона.
Премьер-министр Израиля говорит, что верит в искренность стремления США остановить Иран на пути к ядерному оружию, но, поскольку Вашингтон на “3 тысячи миль” дальше от источника угрозы, некоторые аспекты проблемы оттуда видятся иначе.
Как бы там ни было, мы в той или иной мере будем вовлечены в эти события. По большому счету, мы уже вовлечены в эти события. Наивно было бы думать, что обострение отношений между Баку и Тегераном исключительно связано с “Евровидением” или же арестом двух азербайджанских поэтов.
Если сформулировать в двух словах, то все очень просто, если рассматривать вопрос исключительно с точки зрения геополитики:
а) мы со своими близкими союзниками участвуем в этой геополитической игре, проще говоря, предлагаем свои услуги взамен четко оговоренных каких-то приобретений;
б) делаем вид, что сохраняем нейтралитет, что практически невозможно;
в) поддерживаем обреченную на поражение сторону.
В первом случае, безусловно, существуют определенные угрозы, придется пойти на какие-то жертвы и потери. Но, в конечном итоге, и определенные приобретения обеспечены.
Во втором и третьем вариантах мы обречены на поражение. В случае сохранения нейтралитета обе стороны к нам будут относиться с недоверием. Но это не совсем большая беда. Найдут других союзников. Хочу напомнить, что в 2003 году Турция отказалась участвовать в иракской кампании. И что имеет Турция сегодня?
На севере Ирака с помощью тех же американцев создана курдская автономия, фактически независимое курдское государство. Туркманы, которых на момент начала интервенции было не меньше, чем курдов, не имеют никаких прав на своих исконных землях – Киркук и Мосул. Неужели мои оппоненты думают, что в случае нейтралитета азербайджано-турецкого тандема те же американцы не найдут других союзников в Иране?
А комментировать ситуацию с вариантом поддержки стороны конфликта, обреченного на поражение, вообще не стоит. Если, конечно, мы не будем руководствоваться категорией справедливости. Но, с одной стороны, у нас могут быть разные, а иногда диаметрально противоположные понимания категории справедливости. А с другой, – геополитика не терпит подобного подхода к происходящим процессам.
В-восьмых, по поводу ваших, наших, их, чужих и своих территорий. Константинополь – столица Византийской империи – пал в 1453 году, то есть менее чем 600 лет назад. Где сегодня Константинополь, где сегодня Византия? Или же вспомните историю покорения Америки и последующего создания США, самой могущественной империи на сегодняшний день! То есть, если рассматривать с точки зрения геополитики, принадлежность территории тому или иному народу и государству уж точно не является величиной постоянной.
Для полной ясности приведу другой пример. Еще сто лет назад большинство населения нынешнего Еревана, тогда мы его называли Иреваном, составляли азербайджанцы. Но сегодня это чисто армянский город. И не надо обижаться, говорить о какой-то исторической несправедливости. Мы просто оказались проигравшей стороной в геополитическом противостоянии.
Данный фактор используется государствами в геополитических интересах исключительно для территориальных приобретений.
В-девятых, проблему “самоопределения народов” для Ирана создали не США, а тем более не газета “Зеркало” и автор этих строк. Эта проблема присуща всем империям, особенно континентальным, коими являются Иран и Россия. Континентальные империи, захватывая территории, через некоторое время начинают воспринимать их не как колонии, а как неотъемлемую часть самой метрополии, проще говоря, считают их собственными. При этом население этих колонизированных территорий остается для титульных наций “чужим”, что делает процесс развала самой империи особенно болезненным для метрополии. Эта общая закономерность, которая не мной придумана.
Но существуют сегодняшние реалии, которые заключаются в том, что существенная часть населения Ирана, притом компактно проживающая на определенной части территории этого государства, являются азербайджанскими тюрками. Итак, будет ли создан единый Азербайджан, или мы станем свидетелями создания второго тюркского государства на этой территории, или же ничего этого не произойдет, а еще хуже, через некоторое время не только формально, как сейчас, но и фактически эти территории будут принадлежать другим народам и принадлежащим им государствам, станет результатом ныне происходящих в регионе геополитических процессов и нашего выбора.
В-десятых, я политический обозреватель газеты “Зеркало”, а не государственный деятель, не политический лидер, возглавляющий ведущую оппозиционную партию. Будучи политическим обозревателем, я просто обязан рассматривать самые провокационные и фантастические варианты развития геополитических процессов, притом без всяких эмоций.
И я не предлагал членам высшего руководства страны возглавить общественное движение, притом в международном масштабе. Наоборот, я обращаю внимание на то, что это не тот случай, когда подобное допустимо.

Внешнеполитический рационализм,
оценок - 25, баллов - 4.04 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.