Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Такой театр мне дорог, такой театр я и люблю…”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 21 декабря 2012

Беседа газеты "Зеркало" с главным режиссером Русского драматического театра Александром Шаровским

Такой театр мне дорог, такой театр я и люблю...Русский драматический театр имени Самеда Вургуна является одним из важных очагов культуры нашей столицы. На сцене театра удачно сочетаются классика и современность, здесь каждый спектакль цепляет за душу узнаваемыми проблемами сегодняшних дней. Многие спектакли оказались настолько хороши и популярны у зрителей, что над ними не властно время – они не сходят с афиш на протяжении нескольких сезонов. Однако и новые спектакли театра являются запоминающимися событиями для театралов. А детские пpедставления, которые с удовольствием посещает маленький зритель! И это огромная заслуга не только творческой труппы, но и главного режиссера, народного артиста Азербайджана Александра Шаровского, успешно руководящего театром на протяжении долгих лет. В преддверии пpаздников самое время подвести итоги плодотворного театрального года, а также заглянуть в следующий.
- Александр Яковлевич, подведем итоги уходящего года?
- 2012 год для Русского драматического театра был достаточно насыщенным, и лейтмотивом шло 200-летие основоположника азербайджанской драматургии М.Ф.Ахундзаде, что придало нам еще больше позитива и хорошего творческого настроения. Основной нашей работой стали премьеры спектаклей: “Мусье Жордан, ученый ботаник, и дервиш Масталишах, знаменитый колдун”, “Телескоп”, “Распутник”, “Семь красавиц”, а также две сказки для детей.
Хотелось бы отметить, что спектакль “Мусье Жордан, ученый ботаник, и дервиш Масталишах, знаменитый колдун” принес нам невероятный успех. Начну с того, что это классическая пьеса, написана 200 лет назад, а классика всегда современна. Главный вопрос в том, как найти ее современность? Работая над этим спектаклем, мы выкладывались на все сто процентов, испытывая чувство радости и гордости. Мы не отошли от традиций, и в первом же акте показали национальный колорит – сбивание шерсти, традиционное чаепитие, приготовление аришти (лапша) и т.д.
Спектакль был задуман, как музыкально-хореографический, мы создали интересную постановочную группу: это композитор Вагиф Герайзаде, художник по костюмам Фахрия Халафова, автор стихов Александра Никушина, художник-постановщик Никита Сазанов (Санкт-Петербург), балетмейстер Фуад Османов. На мой взгляд, эта группа справилась со всеми поставленными задачами на отлично. Хотелось бы выразить благодарность Министерству культуры и туризма Азербайджана, по заказу которого и был поставлен спектакль, а также поблагодарить за то, что наш театр с этим спектаклем приглашается на все важные мероприятия государственной важности.
С этим спектаклем мы объездили множество городов. Первой остановкой стал Тбилиси, где спектакль приняли на “ура”. Далее мы попали на Дни культуры в Украину, немного опасаясь того, что зритель далек от Кавказа, его обычаев и традиций. Но, тем не менее, переполненный зал, теплый прием, на котором министp культуры Украины сказал: “Публику не обманешь, а она вас не отпускала долго”. Там же мы сели в автобус и поехали в Одессу, где нас встретили также гостеприимно и тепло. Далее нас ожидал серьезный экзамен. Народный артист РСФСР, художественный руководитель Московского театра Et Сetera Александр Калягин, некогда посетивший наш театр с гастролями, предоставил нам сцену своего уникального театра для того, чтобы мы сыграли спектакль по пьесе Ахундзаде в Москве. Это было очень приятно, так как Калягин редко дает возможность кому-либо выступить на сцене своего театра.
После мы отправились на гастроли в Петеpбуpг, сыграли спектакль по пьесе Ахундзаде в рамках театрального фестиваля, проходящего в Ярославле. Затем нам удалось побывать в Кишиневе, куда мы отправились на Дни культуры Азеpбайджана в Молдове. Буквально через два дня после ошеломляющего успеха нас ждала сцена национального театра в городе Бельце, знаменитая тем, что на ней в качестве актера и режиссера работает Михай Волонтир, известный по роли цыгана Будулая в фильме “Цыган”. Мы – избалованные всяческим успехом, по дороге в Бельцы размышляли над тем, нужны ли мы там, и что нас ожидает? Было и еще одно “но”. Сцена этого театра устроена так, что нет трансляции зала, что и закулисы неслышно. Здесь у меня складывается полное ощущение, что мы играем на пустой зал, труппа ходит унылая, ведь как же играть без публики? Но незадолго до начала спектакля мне сообщают, что в зале полный аншлаг и нет свободных мест. Тут и происходит то, что называется “театральным чудом”. Каждая реплика, каждый танец вызывает неподдельный, чистый отклик публики, а на поклоне нас и вовсе не отпускали полчаса (улыбается). Таким образом, центральным событием года являлся вояж и успех спектакля по пьесе Ахундзаде “Мусье Жордан, ученый ботаник, и дервиш Масталишах, знаменитый колдун”.
Тем не менее, успех для театра – понятие краткосрочное, и только последующие работы покажут результат успеха.
- Над чем будете работать в наступающем году?
- Сегодня театр вовсю готовится к новогодним праздникам. Уже идет монтировка сцены для сказки “Златошвейка и метельщик”, автором пьесы которой является народная артистка Азербайджана Александра Никушина. Премьера детского мюзикла стартует 27 декабря, и до 7 января в кассах проданы все билеты (улыбается). В феврале следующего года мы планируем представить публике премьеру спектакля “Опера мафиозо”. Правда, времени мало, но мы постараемся успеть. Думаю, что публике она понравится, так как это итальянский театр, в частности, рассказывающий о жизни актеров за кулисами. Также есть и важные даты, которые нужно отметить: 60-летие народной артистки Александры Никушиной. По взаимному желанию мы смогли подобрать пьесу для народной артистки Людмилы Духовной, с которой не работали долгое время, также планируем сыграть замечательную пьесу по пpоизведению Гарсиа Лорка “Дом Бернарды Альбы”. Помимо этого на стадии разработки находится пьеса для заслуженной артистки Елены Невмержицкой, которая также давно не работала на сцене. Одним словом, все в работе (улыбается).
Кстати, ведутся переговоры о гастролях со спектаклем “Мусье Жордан, ученый ботаник, и дервиш Масталишах, знаменитый колдун” в Западную Европу. Думаю, то, что сегодня должно отличать живой театр – премьеры, гастроли, приглашения – у нас присутствует.
- Александр Яковлевич, что получилось, а что нет в этом театральном году?
- Я – главный режиссер театра, который подписывает афишу и представляет все на суд зрителей. Оценивать должна публика. Раз зритель покупает билеты за свои же деньги и неоднократно посещает спектакли нашего театра, значит есть интерес. О том, что будет дальше, мы поговорим после новых представленных работ. Скажу только то, что на сегодняшний день общим уровнем спектаклей в нашем театре я доволен.
- Идеальный зритель Русской драмы – кто он?
- Идеальный зритель Русского драмтеатра – это современный человек, разного возраста, хорошо информированный, а главное, несмотря на засилье Интернета и телевидения, он ходит в наш театр, объективно оценивает наши успехи. Идеальный зритель для меня тот, кто ходит в театр, отдает частичку своей души. Мне приятно и спокойно работается с такими людьми, как директор Русской драмы Адалят Гаджиев, замдиректр Ильхам Мамедов, завпостановочной частью Ольга Аббасова, декоратор Александр Федоров, главный машинист сцены Виктор Лерман. Имена я могу перечислять долго, но это люди, отдающие всю свою душу театру и искусству.
Конечно, я хочу поблагодарить зpителей, во имя которых и существует наш театр, ведь театр без публики – фикция. Пользуясь случаем, я поздравляю каждого нашего зрителя с наступающим Новым годом и желаю всем здоровья, счастья и любви!
- Изменились ли вкусы и предпочтения публики с течением времени?
- Этот вопрос и сложен и легок одновременно (улыбается). На мой взгляд, публика всегда одна. И тысячи лет назад, и пятьсот лет назад и сегодня публика ходит в театр за очищением души. Если это смех, то он обязательно добрый, если это слезы, то это слезы катарсиса и очищения. На мой взгляд, театр может изменить в душе человека многое. Однако с течением времени душа человека не менялась, а менялось лишь его образование, интеллектуальные способности… Думаю, что человеческая душа должна и страдать, и радоваться, поэтому лицо публики, на мой взгляд, не меняется.
- Вы уже долгое время являетесь главным режиссером Русской драмы. На вашем счету много успешных и плодотворных работ. Что, на ваш взгляд, является самым важным из достигнутого?
- Я человек не суеверный, но в этом смысле суеверен (улыбается). Я не люблю возвращаться к работам, которые однажды уже воплотил в жизнь. Исключением является спектакль “Хочу купить мужа”, который неожиданно получил свое второе рождение с новым составом исполнителей. На мой взгляд, театр – это возможность прожить быстротечную жизнь, моделируя для себя абсолютно новые обстоятельства и характеры. Как написал однажды великий английский режиссер Брук: “В начале своей деятельности я тщательно выписывал каждую мизансцену, поворот стула и т.д. Попав на репетицию, я начинал бегать между актерами и записью. Но вскоре понял и отложил запись, навсегда уйдя к артистам”. Подобное произошло и со мной. Я готовлюсь к каждому спектаклю, но все самое главное – форму, болевые и главные точки, начало действия и финал я должен знать изначально. Все, что создается на сцене, создается совместно режиссером и актерами. Вот такой театр мне дорог и близок, такой театр я и люблю.
- Как вам удается сохранить статус “любимого театpа” и держать “руку на пульсе”?
- Начну с того, что когда я пришел работать в Русскую драму, публики в театре не было. Это были тяжелые годы, когда приходилось сидеть в кабинете, хвататься за голову и днем и ночь размышлять над тем, что же делать и как же вернуть зрителя? В тот тяжелый период публика театра просто разъехалась, и вопрос стал ребром – быть ли театру? А если и быть, то как? Тогда мы начали работать с детьми и молодежью. Помнится, как в то время меня ругали, что я ставлю “мыльные оперы” и развлекательные спектакли. Мне же нужно было любыми путями добиться того, чтобы, когда на улице перед театром зажигался свет, то там стояло бы больше чем два человека. Так, шаг за шагом, в результате кропотливой работы мы смогли вернуть зрителя. Для нас до сих пор очень важен и маленький зритель. Ведь на детскую сказку дети приходят с родителями, которые видят хорошую обстановку и отмечают, что нужно посетить и вечерний спектакль. Думаю, что суть заключается в том, что я и мои коллеги всегда честно относились к театру, и для нас это место, где мы стараемся друг другу не лгать. Нужно смотреть правде в глаза и понимать, что в театре нет больших денег. Поэтому театру или отдаешься со всей душой, или в нем просто нечего делать.
- Вы часто обращаетесь к классическим произведениям. В итоге получается нетрадиционное прочтение, то есть игра на современный лад. Как вы считаете, где тот градус допустимости отхода от традиций?
- Классика… Потому она и классика, так как ее внутреннее содержание, идеи и темы бесконечны. Можно сыграть историю римских цезарей в тоге, можно сыграть эту же историю и в смокинге, на современный лад. Суть заключается в другом – метко попасть в зал. Ведь классика – это не музейная реликвия или вещь, лежащая в нафталине. Когда берешь пьесу в руки, всегда задумываешься над тем, чем бы удивить зрителя. Ведь за всю жизнь поставлено столько спектаклей, столько приемов использовано. По-моему, всегда нужно отличиться креативом, придумать что-то новое, при этом не ломая авторской идеи. Важно, чтобы страсти и человеческие взаимоотношения сохранялись, но главное, чтобы между зрителем и залом не было нафталина. Порой приходится сдирать привычный облик, так как отнюдь не все привыкли играть пьесы Шекспира в средневековых костюмах. И где можно внести знаки современности, то я их с удовольствием вношу.
- Что можете сказать о молодом актерском составе?
- Моим молодым актерам не удается жить так удобно, как бы им хотелось, а тем более сидеть и ждать ролей (улыбается). Они работают с утра до ночи, ведь завтра театр должен попасть в надежные руки, время идет, а мы стареем. А для того, чтобы держать театр, нужно овладеть ремеслом, так как театр – это, в первую очередь, знание собственного ремесла, умение управлять собственным телом, голосом, а с течением времени и умение захватить внимание зала. Скажу вам, что это удается лишь путем кропотливой работы, постоянно играя на сцене. Ребята попадают к нам с 16-17 лет, где в нашей же студии проходят ускоренный курс “молодого бойца”. Поэтому они – мои любимые, дорогие и несчастные актеры – работают как в театре у папы Карло (улыбается). Думаю, и успех уже на лицо, так как многие из них исполняют главные и центральные роли. В принципе, молодежью я доволен, но они об этом не знают (улыбается). Вновь, пользуясь случаем, хочу поздравить весь актерский состав с наступающим Новым годом. Пусть все у вас будет хорошо!
- В чем заключается сложность вашей профессии?
- Прежде всего – это амбиции и самолюбие. Станиславский в свое время произнес фразу, которая точно отвечает на этот вопрос: “Театр строится на попранном самолюбии артиста”. Человек, идущий в артисты, должен добровольно отдаваться в руки режиссера. Если это происходит со скрипом, то лучше уйти из театра. Раз актер попал в руки режиссера, надо попытаться пойти за ним, решить поставленные задачи, ведь актерская профессия делает счастливым лишь тогда, когда отдача и талант, данные от Бога, совпадают. Я режиссер добрый и поддерживающий, но только с виду (улыбается). Актер, у которого все получается – мой родной сын и моя родная дочь. Если не получается, то я просто отворачиваюсь, и в итоге актер долго сидит без ролей. Притворства во мне нет. Я не жестокий, многое прощаю, хотя есть вещи, которые простить не смогу никогда.
Конечно, бывают моменты, когда я уже не играю в доброго и ласкового папу (улыбается). И вновь, пользуясь случаем в преддверии праздника, я прошу прощения у тех, кому невольно нанес обиду. Но скажу честно, что другой жизни моих актеров не ожидает (улыбается).
- Ваша главная режиссерская мечта?
- Честно говоря, я поставил столько спектаклей, о которых мечтал – это и Чехов, и Шекспир, и Мольер, и Максуд Ибрагимбеков… Думаю, в момент, когда я не захочу что-то ставить, я тихо, спокойно соберу свои книги и уйду из театра. Мне постоянно хочется работать, претворять в жизнь задуманные планы и видеть их результат. Будем надеяться, что желание работать меня не покинет.
- Награда актеру – это овации и цветы, а режиссеру…?
- Овации и цветы, которые получает актер (улыбается). Режиссер на полминуты появляется на сцене, скромно улыбается зрителям и уходит в кабинет, вновь придумывать, над чем же работать дальше.
- Предоставляю вам слово напоследок, Александр Яковлевич.
- Опять же, хотел бы поздравить всех с наступающим Новым годом! Пожелать счастья жене, сыну, своим внукам, которых у меня шестеро (улыбается). Всем, кто прочтет эту статью, я хотел бы пожелать, чтобы в их семьях царила дружеская атмосфера, был постоянный свет, тепло и хорошее настроение.
- Спасибо. Вас также с наступающим Новым годом!, творческих успехов, побед и оваций!

“Такой театр мне дорог, такой театр я и люблю…”
оценок - 4, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Культура

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Мне интересно, почему в Русской Драме сняли портреты Фаины Раневской и Михаила Жарова?

    Thumb up 0 Thumb down 0