Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Свои люди – договорятся

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 17 октября 2012

Хотя стоило бы наряду с ВР указать на несоответствие и нашим министрам-олигархам в связи с почти "нулевым" ростом экономики

Свои люди   договорятсяЗаявление президента Азербайджана на совещании правительства 10 октября, в котором он подверг критике ВР за неплановое снижение добычи нефти, остается в центре внимания как национальных СМИ, так и международной деловой прессы. Многие задаются вопросом: в чем причины “грома среди ясного неба”? Неужели Азербайджан, как и Россия, пытается “прижать” ВР?
Вряд ли стоит делать подобные далеко идущие выводы. Достаточно вспомнить, что по ходу визита в Лондон во время летних Олимпийских игр президент Азербайджана имел встречи как с президентом ВР, так и премьер-министром Великобритании. Недаром же говорят, что ВР и есть правительство Великобритании. Проще говоря, настроив против себя ВР, Азербайджан может потерять поддержку правительства Великобритании. А у нас в мире не так много таких сильных союзников, как Великобритания.
Но почему же тогда президент Азербайджана на правительственном заседании поднял вопрос только о деятельности ВР? В Азербайджане добычей по PSA-контрактам занимаются еще 13 операционных компаний, и некоторые из них снизили производство не на 10%, как у ВР, а в 2, 3 раза и более.
Стоит обратить внимание на две причины, которые, скорее всего, и заставили официальный Баку “наехать” на ВР. Начнем с позитивной.
Конфликт как показатель “здоровой конкуренции”
“Форбс” считает, что до разрыва отношений между Азербайджаном и компанией ВР далеко, вымещение же им злости на транснациональной корпорации ему же обойдется дороже.
По мнению автора статьи Мэтью Халберта, геологи в начале и середине 1990-х годов могли предполагать много чего и чертить самые ажурные перспективы. Однако реалии добычи вносят коррективы в планы.
Консорциум с оператором ВР во главе тратит около $2 млрд. в год для того, чтобы сохранить на прежнем уровне добычу на месторождении “Азери-Чыраг-Гюнешли”. И, похоже, ближайшие два-три года затраты не снизятся. Для того чтобы вернуться к уровню нефтедобычи 800 тыс. баррелей в день (лет пять назад было даже больше), нужно вкладывать все больше денег.
Поскольку условия действующего контракта перестанут действовать в 2024 году, маловероятно, чтобы игроки “АЧГ” смогли получить максимальную выгоду от проекта. Похоже, отповедь ВР – политический ход официального Баку, призывающего тех, кто желает стать оператором разработок и нефтедобычи, быть смелее и предлагать лучшие условия. Президент Азербайджана понимает, что именно нефтедоллары “цементируют” его политическое окружение, поэтому хочет взять побольше денег, заодно компенсировав подсчитанную им упущенную выгоду в $8,1 млрд. Сюжет раздражения официального Баку простирается шире “Азери-Чыраг-Гюнешли”, полагает Халберт. Азербайджанское руководство давно позиционирует себя в качестве лидера транскаспийских проектов. С одной стороны, богатые залежи природного газа на месторождениях “Умид” и “Абшерон” компенсируют потери в добыче нефти, с другой стороны, приближается окончательное инвестиционное решение по “Шахдениз-2″.
Если через Каспий и Азербайджан будут идти туркменский газ и казахстанская нефть, официальный Баку объективно встанет во главу угла евразийской энергетической транзитной политики и будет арбитром во многих спорах. Компания ВР заинтересована в участии здесь, кроме того, ей небезразлично, по какому маршруту пойдет газ в Европу, и каковы будут формулы ценообразования в данном случае. Монолог официального Баку вызван, может быть, также тем, что руководство Государственной нефтяной компании на недавнем брифинге озвучило желание видеть Exxon Mobil и Conoco на Каспии в качестве самых близких партнеров. Конечно, демарш главы государства вряд ли означает “красный свет” для нынешнего оператора, однако активизирует мировых игроков на нефтяном поле.
В заключение автор отмечает, что для реализации любых энергетических планов Азербайджана нужны поддержка международного сообщества, серьезные политические гарантии, большие инвестиции и “вечно горячая” информационная раскрутка. И не надо в порыве запальчивости забывать о том, кто он такой, и какое место на географической и энергетической карте мира занимает его страна. Консорциум может обойтись без Азербайджана с его энергоресурсами, ВР может в случае размолвки упорно не замечать этого игрока, а вот перспектива правящей в Азербайджане элиты в данном случае будет призрачной. Итоговый счет пока 1-0 в пользу транснациональных компаний, входящих в консорциум, подытожил Халберт.
Да, безусловно, Азербайджан сильно зависит от поддержки внешних игроков. Но, как бы сказал один из героев известного советского фильма “Семнадцать мгновений весны”, надо помнить, что сегодня “не апрель 1941-го, а апрель 1945 года”. Проще говоря, сейчас не осень 1994 года, когда стороны подписывали “Контракт века”, а осень 2012 года. Безусловно, в отличие от 1994 года, сегодня Азербайджан намного крепче стоит на ногах и может позволить себе некоторую свободу действий даже во взаимоотношениях с такими “китами”, как ВР. Это и есть “здоровая конкуренция” и попытка выстроить более выгодную позицию на предстоящих важных переговорах. Все очень просто. Если ВР желает сохранить за собой позиции “первой скрипки” во всех предполагаемых новых проектах, то должна предложить более выгодные условия, чем в 1994 году, притом не только экономического характера. Здесь обвинить правительство Азербайджана не в чем. Но это не единственная причина…
Экономика не может расти
Это более важная причина, которая является ярким доказательством малосостоятельности экономической политики правительства последних лет. Вся проблема в том, что Азербайджану в этом году по сути угрожает “нулевой” рост объема ВВП.
Стоит напомнить, что начиная 2003 года правительство Азербайджана бравировало темпами роста ВВП, которые “не имели аналогов”. В 2004 году рост ВВП Азербайджана составил 9,8%, в 2005-м – 26,4 %, в 2006-м – 32,5%, в 2007-м – 25%, в 2008-м – 10,8%, в 2009-м – 9,3%, в 2010-м – 5%. В последние годы правительство пыталось удержать рост ВПП в пределах 4,5 процента, что на фоне кризиса и последующей стагнации мировой экономики также являлось вполне достойным показателем.
Хотя многие эксперты отмечали, что темпы роста ВВП являются результатом не успешной экономической политики, а увеличения добычи нефти и газа и высоких цен на эти энергоресурсы. И, как следствие, эксперты предупреждали, что без диверсификации экономики наступление “голландского синдрома” в Азербайджане неизбежно.
Однако создается впечатление, что политический истеблишмент Азербайджана “привык к розовым очкам”. Он просто не желает видеть, слышать и говорить о реально существующих проблемах и возможных путях их решения. Много проще рапортовать о достижениях – реальных и мнимых – во всех сферах. Но рано или поздно приходится снять “розовые очки” и заметить существующие реалии. Но заметить – еще не значит признать ошибки и принять меры по их устранению. Проще найти виновника на стороне.
Еще несколько месяцев назад эксперты начали предупреждать о наступлении в Азербайджане эры “голландского синдрома”. Они отмечали, что в структурных показателях в перерабатывающей отрасли экономики Азербайджана за последние 6 лет наблюдается тенденция снижения.
Эксперты намекали, что это может быть симптомом “голландского синдрома” на фоне доминирующей роли нефтяного сектора.
По данным Госкомстата, по сравнению с 2005 годом в 2011 году количество действующих в сфере перерабатывающей промышленности предприятий сократилось на 9,1% (182 единицы) и упало до отметки 1828. Только в 2011 году закрылось 81 предприятие. Тенденция сокращения числа перерабатывающих предприятий наблюдается с 2008 года, когда число этих предприятий достигало 2149. Параллельно сокращается и численность занятых в перерабатывающей отрасли работников. Если в 2005 году здесь работали 101,6 тыс. человек, то в 2011 году этот показатель упал до 96 тыс. человек. Примечательно, что до 2008 года численность занятых в перерабатывающей сфере экономики работников достигала 109 тыс. человек.
Эксперт-экономист Национальной бюджетной группы Кенан Асланлы сказал тогда “Туран”, что данный фактор, а также рост активности в сфере услуг и укрепление национальной валюты говорят в пользу проявлений “голландского синдрома”. По словам эксперта Центра помощи экономическим инициативам Самира Алиева, правительство, Центробанк должны вести более мягкую денежную политику, которая позволила бы противостоять дешевым иностранным товарам на местном рынке, а также открыть перспективы для конкурентоспособности отечественных товаров на внешних рынках.
Самир Алиев также отмечал, что одной из причин негативных процессов в сфере перерабатывающей промышленности является фактор монополизации и недобросовестной конкуренции. Малые предприятия в силу различных причин работают в убыток и поэтому вынуждены сворачивать свою деятельность.
Итак, ВВП Азербайджана за 9 месяцев года составил 39,8 млрд. манатов (+1,1% в сравнении с аналогичным периодом прошлого года). По официальной статистике, на душу населения приходится 4 тыс. 340,2 маната ($5522,6).
Более двух третей (67,2%) внутреннего валового продукта приходится на производство, в том числе 51,3% этого объема выпадает на промышленность, 26,6% – на сферу услуг, 9,8% – на строительство, 6,1 – на сельское и лесное хозяйство и рыбоводство. За три квартала 2012 года объем промышленного производства в Азербайджане составил 25,8 млрд. манатов. Это на 3,5% меньше, чем за указанный период 2011 года. Тенденция снижения промышленного производства связана с сокращением производства в нефтяном секторе на 5,6%.
По официальным данным, за отчетный период текущего года в ненефтяном секторе был зафиксирован рост промышленного производства на 7,7%. Удельный вес ненефтяной промышленности (4,7 млрд. манатов) в промышленном производстве за январь-сентябрь 2012 года составил 18,2%. Удельный вес добывающей промышленности в промышленном продукте составил 76,4%. При этом по сравнению с аналогичным периодом 2011 года темп производства в добывающей промышленности замедлился на 5,7%. Рост производства в перерабатывающей промышленности, на долю которой приходится в январе-сентябре 18,3% промышленной продукции, составил 7,9%.
Итак, официальные статистические данные говорят, что, несмотря на существенный рост промышленного производства в ненефтяном секторе (почти восемь процентов), этого оказалось недостаточно, чтобы “покрыть” потери почти от семипроцентного сокращения добычи нефти и газа. Как можно за счет 300 миллионов “покрыть” потери почти в два миллиарда?
Шесть процентов ВВП в сельском хозяйстве – это вообще курам на смех. Особенно если учесть, что почти 46 процентов населения являются жителями сельской местности. И тут никак нельзя не усомниться в том, что за последние годы удалось обеспечить продовольственную безопасность страны.
Одним словом, подогнать темп роста экономики до прогнозируемого на 2012 год уровня пока никак не удается. Изначально темпы роста ВВП страны по итогам текущего года прогнозировались на уровне 5,7%, на 2013 год – 5,1%, однако в связи с планомерным снижением добычи нефти в стране к концу текущего года стали говорить о снижении темпов экономического роста примерно до 2,5-3%. А если судить по итогам девяти месяцев, нас ожидает рост ВВП примерно на уровне охваченных кризисом западных стран.
Как отмечают эксперты “Туран”, в правительстве есть надежда, что после спада в 2011 и 2012 года добыча нефти в 2013 и 2014 годах возрастет. Эти расчеты связывают с завершением ремонтных работ и строительством новых скважин. Рост в нефтяном секторе в следующем году составит 0,5%, считает экономист Огтай Ахвердиев, и, исходя из этого, экономический рост составит примерно 2%, полагает он. По данным Госкомстата, объем производства ВВП за семь месяцев в ненефтяном секторе увеличился на 10,7%, а в нефтяном секторе сократился на 6,8%. За восемь месяцев темп роста ненефтяного сектора сохранился. Наверное, это даже хорошо, что добыча нефти стала снижаться раньше предполагаемого срока. Это “напрягло” правительство. Темп роста ненефтяного сектора в 8-10% – это очень хороший показатель, если, конечно, его выдержать.
Рост показывал и экспорт ненефтегазового сектора экономики. За семь месяцев он составил $944 млн., что на $80,7 млн., или на 9,3%, больше, чем за сопоставимый период 2011 года. Немного, но хоть что-то. Тем более что рост объема экспорта ненефтегазовой продукции имел место на фоне 9,1%-ного сокращения всего объема экспорта страны за указанный период. По данным ГТК, рост ненефтегазовой продукции был достигнут в основном за счет химической продукции и первичного алюминия. За январь-июль было экспортировано товаров химической промышленности на $104,7 млн. (+96,7%) и алюминия на $58 млн. (+18 раз). Производителем алюминия является DetАl Holding, который построил в городе Гянджа алюминиевый завод мощностью 50 тыс. тонн и пользуется производственными мощностями глиноземного комбината в этом городе. К сожалению, и этот небольшой успех может оказаться временным. В 2009 году Центральный банк Азербайджана выделил свыше 200 млн. манатов для погашения долгов этого предприятия перед неизвестными кредиторами. Однако до сих пор правительство не сообщило о планах оздоровления ОАО Azeraluminium.
Тем не менее, в правительстве, оказывается, будущий год считают переломным: массированные инвестиции в ненефтяной сектор начнут уже приносить серьезный экономический эффект – ведь обычно он дает о себе знать с лагом в 3 года после начала инвестирования.
Первый заметный эффект от резкого увеличения инвестиций в ненефтяной сектор, считают там, страна должна получить в 2013 году. Говорят даже о прогнозируемом невероятном росте в этом секторе – в 15-20%. Но, в любом случае, останавливать инвестиции в ненефтяной сектор никто не собирается, и в среднесрочной перспективе (с горизонтом событий 3-5 лет) экономика будет получать достаточный эффект от них, уверены в Кабинете министров.
Динамику роста ненефтяного сектора объясняют вводом новых объектов. В 2013 году завершается реализация Государственной программы по развитию Баку и его поселков. Будет сдана в эксплуатацию железная дорога Баку-Тбилиси-Карс, завершится строительство судоремонтного завода, то есть ожидается рост грузоперевозок. Также завершится строительство двух цементных заводов: одного – в Гарадаге, другого – в Агстафе, что будет способствовать росту производства строительных материалов. Должен быть эффект от строительства и запуска в эксплуатацию завода метанола, завода карбамидов, строительства новых НПЗ, восстановления химического производства в Сумгайыте, открытия фабрики картонной тары в этом же городе. Правительство рассчитывает также на рост доходов в телекоммуникациях благодаря запуску первого азербайджанского спутника связи. В сельском хозяйстве начинают делать упор на создание крупных хозяйств.
(Окончание в следующем номере “Зеркала”)

Свои люди – договорятся
оценок - 7, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

комментариев - 3

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Свои Люди – договорятся! А как Азербайджанский народ, с каждый день, каждый месяц, каждый год ждет улучшения жизнь. Ждет когда освободим наши землю? Чтобы справит все эти недостатки нужно решит кадровый проблемы, если в этом статье Рауф Миркадыров анализировал и написал боле ли мене информации значит “специалистов” в этом отрасли своевременно не ставили в известности Президента Республике. Люди надо понять одно в этом мире все решает грамотные честные кадры. Где их найти? Среди народа, если нет пригласит из других стран, и закрыт все вузы в Республике.

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • Рауф муалим,
    Извините за небольшую правку. У нас в Республике строится не судоремонтный, а судостроительный завод (иностранный подрядчик компания “Keppel O&M” Сингапур / http://www.keppelom.com/)”. Сдача в эксплуатацию данного предприятия ожидается в 2014г.
    С уважением,
    Roma

    Thumb up 0 Thumb down 0
  • бакинец

    «Но, как бы сказал один из героев известного советского фильма “Семнадцать мгновений весны”, надо помнить, что сегодня “не апрель 1941-го, а апрель 1945 года”».

    Вообще-то, Юлиан Семёнов в своём одноимённом романе описал события, которые якобы имели место в феврале-марте 1945 года (в фильме – с 12 февраля по 24 марта 1945 г.). Так что слова «сегодня апрель 1945 года» его герой сказать не мог.

    Thumb up 0 Thumb down 0