Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Союз кемалистов с большевиками

Опубликовано:19:51 24/10/2012

Крах Азербайджанской Ресублики

Союз кемалистов с большевиками(Окончание. Начало см. “Зеркало” от 20 октября 2012 г.)
Сегодня совершенно очевидно, что крах АДР был абсолютно неизбежен. Понимали ли это азербайджанские политики того времени. Если да, то почему Н.Юсифбейли, М.Э.Расулзаде, Н.К.Шейхзаманлы и другие члены правительства и парламента упрямо выступали против ввода российских войск в Баку? На что они надеялись? Они, конечно же, осознавали, что отстоять Азербайджан – очень сложная задача. Однако в то время не все было так просто и ясно, как сейчас. Прежде всего следует остановиться на вероломной политике Великобритании, которая, с одной стороны заверяла Россию, что не вмешивается в дела Закавказья, а с другой стороны, всячески продолжала подталкивать страны этого региона к губительному противостоянию с большевиками. Основной целью Антанты было хоть немного ослабить большевиков, даже ценой краха Закавказских республик. Лицемерная политика Великобритании того времени отражена в высказывании английского автора Мака Донелла: “Мы всегда поддерживали армян, и в то же время мы поддерживали их вечных врагов мусульман”. Вопреки ожиданиям азербайджанских политиков, англичане в этот раз никакой поддержки не оказали и в самый последний момент покинули Баку, оставив АДР один на один с Россией.
Азербайджанская политическая элита продолжала выступать против ввода Красной Армии в страну еще и по другой причине: она не могла верить декларациям кемалистов и большевиков о том, что интересы азербайджанского руководства не будут ущемлены после смены власти в стране. И действительно, их худшие ожидания сбылись: в первые же годы после советизации страны было репрессировано и казнено около 50 000 азербайджанцев. Многие чиновники и офицеры, такие, как Фатали хан Хойский и Насиб бей Юсифбейли, были убиты, другие (М.Э.Расулзаде, М.Б.Мамедзаде, Н.К.Шейхзаманлы, Дж.Гаджибейли и др.) – провели остаток жизни в зарубежной эмиграции. Многие из них продолжали борьбу, надеясь на возвращение в страну после краха социалистического правительства. В то время многие политики полагали, что режим большевиков недолговечен и скоро рухнет. Однако их надеждам не суждено было сбыться. Большевики пришли основательно и надолго.
Люди, не знающие исторических реалий, упрекают Мустафу Кемаля за “предательство” интересов братского Азербайджана. Однако все обстояло совсем не так. Попробуем непредвзято разобраться в ситуации, сложившейся в регионе к началу 1920 года. Турция в это время переживала критический период своей истории. Потерпев вместе с Германией поражение в Первой мировой войне, турецкая армия потеряла 600 тыс. человек, в том числе 400 тысяч убитыми и умершими от ран, 100 тыс. раненых, 80 тыс. пленных и пропавших без вести. Османская империя потеряла основную часть своих земель, а правительство младотурок бежало из страны. В этих условиях турецкий народ во главе с Мустафа Кемалем Ататюрком поднялся на борьбу против иноземных поработителей. Однако силы были неравны. 16 марта 1920 г. английские войска оккупировали столицу Османской империи – Стамбул. В мае началось греческое наступление против турок. Революционная армия Мустафы Кемаля насчитывала всего около 90 тысяч бойцов, то есть примерно столько же, сколько и греческая армия. Кроме того, туркам необходимо было сражаться и против английских оккупантов. Правительство Кемаля находилось в критическом положении и искало любых союзников. Туркам необходимы были деньги и оружие, которое и обещала им Россия в обмен на отказ от притязаний на Закавказье.
Разумеется, в сложившейся ситуации Ататюрк и подумать не мог о том, чтобы, защищая Азербайджан, открыть второй фронт против России. Фактически уступка Турции, ее “разрешение” России оккупировать Закавказье носили чисто символический характер. Но Ататюрк сумел выторговать у России определенные льготы в пользу Азербайджана. Именно благодаря влиянию Турции Азербайджан, даже после оккупации XI Красной Армией, смог в основном сохранить свою территориальную целостность и государственность в форме Азербайджанской ССР.
Причина уступчивости большевиков заключается в гибкой политике Ататюрка, демонстрировавшего интерес к марксистскому учению. Сегодня трудно сказать был ли этот интерес искренним или же Ататюрк руководствовался лишь соображениями политической конъюнктуры. 14 августа 1920 г., выступая в турецком меджлисе, Ататюрк с большой симпатией говорил о Советской России: “Большевизм может рассматриваться как точка зрения угнетенного класса внутри нации. Наша же нация в целом является угнетенной, поэтому она заслуживает поддержки со стороны сил, стремящихся переделать мир” (Кузнецова С.И. Установление советско-турецких отношений.-М.: Изд. Восточной литературы, 1961, стр.19).
Летом 1920 г. Россия оказала Мустафе Кемалю предварительную военную помощь: 6 тысяч винтовок, 5 миллионов патронов, 17.600 артиллерийских снарядов, а также 1 миллион рублей золотом (Документы внешней политики СССР.-М.: Госполитиздат, 1959, т.III, стр. 675).
19 февраля 1921 года Москву посетила турецкая делегация во главе с министром экономики правительства Ю.Кемалем Тенгиршенком. Вместе с ней в Советскую Россию прибыл состав первого постоянного турецкого посольства, которое возглавил генерал Али Фуад Джебесой. Согласно свидетельству последнего, турецкая делегация до начала конференции несколько раз побывала в Наркомате иностранных дел РСФСР, имела встречи с наркомом Г.Чичериным и его заместителем Л.Караханом. Поскольку наркомат иностранных дел не проявил должного понимания позиции Турции в территориальном вопросе, члены делегации начали искать другие контакты. В ночь с 22 на 23 февраля 1921 года они встретились со Сталиным. Али Фуад Джебесой в своей книге “Московские воспоминания” свидетельствует, что во время встречи они поинтересовались у Сталина, будет ли включен в повестку конференции армянский вопрос, на что нарком по делам национальностей ответил: “Вопрос Армении вы решили сами. Если еще осталось что-то нерешенное, это тоже решайте сами, но поставьте нас в известность об окончательном сроке” (Ali Fuat Cebesoy. Moskova Hat?ralar?. Milli Mucadele Bolsevik Rusya. Istanbul, 1995, s.59).
26 февраля 1921 г. в столице России начала работу Московская конференция по заключению советско-турецкого договора. От правительства Советской России в ней принимали участие Георгий Чичерин и член Всероссийского ЦИК Джелал-Эддин Коркмасов, от правительства Великого национального собрания Турции – нарком народного хозяйства Юсуф Кемаль бей, нарком просвещения Риза Нур бей, посол Турции в Москве Али Фуад паша. В составе турецкой делегации, посланной Мустафой Кемалем в Москву, был и турецкий коммунист Фуад Сабит Кемаль. Практически все воспринималось как подготовка договора между двумя братскими революционными движениями (Документы внешней политики СССР.-М.: Госполитиздат, 1958, т.II, стр.726).
На разработку стратегии переговорного процесса влияли рекомендации Ленина, Сталина и, в какой-то мере, Нариманова. В то же время А.Чичерин занимал проармянскую позицию. В связи с этим 19 февраля 1921 г. Нариман Нариманов направил Ленину следующее письмо: “Я должен предупредить Вас: тов. Чичерин путает восточный вопрос, он слишком увлекается армянским вопросом и не учитывает всего, что может быть, если разрыв с ангорцами (т.е. Анкарой – Ф.А.) будет именно из-за армянского вопроса. Я категорически заявляю …если хотим Азербайджан удержать за собой, мы должны с ангорцами заключить крепкий союз во что бы то ни стало” (Оганесян Э. Век борьбы. – Мюнхен – Москва: Феникс, 1991, стр.365).
С аналогичных позиций выступал и Сталин, который обрушился на Чичерина в своем письме к Ленину: “т.Ленин! Я вчера только узнал, что Чичерин действительно послал когда-то туркам дурацкое (и провокационное) требование об очищении Вана, Муша и Битлиса (турецкие провинции с громадным преобладанием турок) в пользу Армении. Это армянское империалистическое требование не может быть нашим требованием. Нужно запретить Чичерину посылку нот туркам под диктовку националистически настроенных армян” (там же, 363).
Готовность России идти на компромиссы в переговорах с Турцией объяснялось еще и тем, что турки в 1921 г. вели переговоры не только с Россией, но и со странами Антанты в Лондоне, что создавало определенную угрозу для интересов Москвы. Даже Чичерин осознавал необходимость идти на компромиссы. В связи с этим он писал 9 марта 1921 года в ЦК РКП(б): “Ввиду ведущихся в Лондоне переговоров… нам следует скорее с турками кончить, … приняв их последнее предложение”. На следующий день он направил наркому юстиции РСФСР Курскому следующее послание: “Договор с Турцией по обстоятельствам момента приходится вырабатывать и заключать с лихорадочной быстротой. Нет времени долго обсуждать… Надо, во что бы то ни стало, кончить немедленно и предстать перед политическим миром с готовым текстом” (Гришин Н.В. Турция и Россия в XX веке. М.: День, 1991, с.45)
В итоге был заключен Московский договор, представлявший собой огромную дипломатическую победу Турции. Согласно этому договору, Турция не только получила от России огромную финансовую и военную помощь, но и вернула себе обширные земли в Анатолии, а также сохранила свое влияние и рычаги давления в Закавказье. Вслед за Московским договором был подписан также Карсский договор. 13 октября 1921 года его подписали с Турцией Азербайджанская ССР, Армянская ССР, Грузинская ССР с участием РСФСР. Согласно этому договору, к Турции отошла входившая прежде в состав Российской империи территория в 23 600 кв. км, состоявшая из Карсского, Ардаганского, Артвинского, Кагызманского, Ольтинского округов, южной части Батумского округа и Сурмалинского уезда. Благодаря давлению Турции и, несмотря на все возражения армян, Нахичевань осталась в составе Азербайджана. Об этом гласит статья 5-я договора: “Турецкое правительство и Советские правительства Азербайджана и Армении соглашаются, что Нахичеванская область в границах, указанных в приложении 3 настоящего договора, образует автономную территорию под покровительством Азербайджана” (Документы внешней политики СССР.-М.: Госполитиздат, 1959, т. III, стр. 420-426).
Договор не утратил своей силы и по сей день и является гарантом невозможности захвата Нахичевани Арменией. Оба договора, как Московский, так и Карсский, явились мощным ударом по армянскому экспансионизму. Русские вернули туркам то, что армяне считали “Западной Арменией”, то есть Карс, Сурмели, Ардаган и Эрзерум, а саму дашнакскую Армению, урезанную и расколотую, отдали на суд турецкой армии. 7 ноября 1920 г. турки, по согласованию с Москвой, вступили в г.Александрополь (Гюмри) в Армении. Кемалистское командование заявило, что турецкие войска несут армянскому народу “рабоче-крестьянскую власть”. 18 ноября 1920 г. Армянская Республика капитулировала перед Турцией, отказавшись от большей части территорий, ранее контролировавшихся дашнаками.
Сразу же после заключения Московского договора Россия решила оказать Анкаре безвозмездную финансовую помощь в размере 10 миллионов рублей золотом. Так, правительству Турции было передано 4 млн. руб. золотом в апреле 1921 г., 1,4 млн. руб. – в мае-июне, 1,1 млн. руб. – в ноябре того же года, 3,5 млн. руб. золотом – в мае 1922 г. Советское правительство направило туркам 33.275 винтовок, 58 млн. патронов, 327 пулеметов, 54 артиллерийских орудия, 129,5 тыс. снарядов и большое количество другого военного снаряжения. Все это значительно усилило боеспособность армии Ататюрка и способствовало победе турецкой революции (там же, стр. 675).
В ходе Лозаннской конференции 1922-23 гг. СССР поддерживал Турцию и защищал тезис об обязательном турецком суверенитете над проливами. В соответствии с решениями конференции иностранные войска были выведены с турецкой территории и 29 октября 1923 года Великое национальное собрание провозгласило Турцию республикой. Президентом был избран Мустафа Кемаль. В телеграмме председателя ЦИК СССР М.И.Калинина от 31 октября 1923 г. говорилось: “Поздравляю Вас, маршал Гази Мустафа Кемаль-паша по случаю вашего избрания президентом Турецкой Республики, приветствуя в Вашем лице выдающегося руководителя героической борьбы турецкого народа против нашествия иностранных поработителей и избранного им главу дружественного турецкого правительства. Выражаю твердую уверенность, что неразрывные узы дружбы между народами и правительствами Турции и СССР будут становиться все более тесными и содействовать процветанию обоих государств” (“Турция – республика” // газета “Правда”, 2 ноября, 1923 г.). Таковы основные итоги сотрудничества большевиков и кемалистов в 1920-1921 гг., предопределившие судьбу Азербайджана на многие десятилетия.

Союз кемалистов с большевиками
оценок - 2, баллов - 4.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.