Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Слово и музыка

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 08 ноября 2012

Из печати вышел новый сбоpник статей

Слово и музыкаИз печати вышел сборник статей “Материалы Первого международного научно-исполнительского конкурса пианистов имени Кара Караева и Первой международной научно-исполнительской конференции “Фортепиано в творчестве Кара Караева” (главный редактор – Фархад Бадалбейли, редакторы-составители – Тарлан Сеидов, Севда Мамедова). Баку: “Mutеrcim”, 2012. – 220 c.
В редакционный совет издания вошли также и другие члены международного жюри конкурса и президиума конференции. Среди них – ректор Казанской консерватории Рубин Абдуллин, проректоры Московской консерватории и Бакинской музыкальной академии Александр Бондурянский и Октай Абаскулиев, руководители фортепианных отделений БМА и школы-студии Нармина Гулиева и Айша Алиева, работающие за рубежом наши соотечественники – профессора Намик Султанов (США), Зохраб Адыгезалзаде и Зулейха Караева-Багирова (Турция).
Вышеназванные научно-исполнительские конкурс и конференция, автором идеи проекта, художественным руководителем и организатором которых является директор школы-студии профессор Тарлан Сеидов, включены в число мероприятий ЮНЕСКО в 2010 году, объявленном Годом сближения культур.
Участники международной конференции (без ограничения возраста) и молодые конкурсанты (младшая группа – от 10 до 16 лет, старшая – 17-30 лет) не только исполняли свою программу, но и выступили с докладами по исполняемым произведениям, то есть словом представляли свое глубинное изучение существа исполняемой музыки.
Сборник открывается вступительным словом председателя жюри конкурса и президиума конференции, ректора Бакинской музыкальной академии, народного артиста СССР профессора Фархада Бадалбейли, четко и по-научному точно определившего цели и задачи данного проекта. “Идея моделирования специалиста-музыканта широкого профиля, обладающего знаниями разных технологий, – по словам Ф.Бадалбейли, – нашла практическое воплощение в разработанных в школе-студии (экспериментальной базе Бакинской музыкальной академии имени Узеира Гаджибейли) научно-исполнительских конкурсах и конференциях”. Отмечая роль высокопрофессиональных музыкантов – Зохраба Адыгезалзаде, Лютфияра Иманова, Рафика Кулиева, Сарвара Ганиева, Намика Султанова и многих других, а также студентов БМА и музыкальных факультетов других вузов, принявших участие в регулярно проводившихся с 1983 года в БМА научно-исполнительских конференциях и конкурсах, он приходит к следующему заключению: “Они продемонстрировали эффективность практики проведения научно-исполнительских конкурсов и конференций, а также необходимость изучения этого опыта специалистами разных стран, став основанием для проведения в 2010 году Первого международного научно-исполнительского конкурса и в его рамках – Первой международной научно-исполнительской конференции”.
Роли К.Караева в музыкальном исполнительстве и музыкальной науке Азербайджана посвящен доклад на пленарном заседании конференции директора школы-студии БМА, заслуженного деятеля искусств Азербайджана, доктора искусствоведения, профессора Тарлана Сеидова. Являясь автором идеи проекта и его художественным руководителем и организатором, в своем выступлении он, в частности, сказал, что “и конкурс, и конференция не случайно связаны с именем выдающегося композитора, замечательного пианиста и ученого Кара Караева. Интеллектуальный аспект, играющий важную роль во всех областях его деятельности, как нельзя лучше соответствует целям и задачам нашего форума”. Говоря о значении К.Караева для всей музыкальной культуры Азербайджана, докладчик отметил: “Он оказал огромное влияние не только на меня… Под его влиянием сформировались как музыканты высокого класса Зохраб Адыгезалзаде, Фархад Бадалбейли. С первым из них Караев долго и тесно общался при подготовке премьеры скрипичной сонаты. Очень много для себя почерпнул из общения с Кара Абульфазовичем Фархад Бадалбейли, в частности, в связи с поисками интерпретационного решения Четвертой тетради прелюдий Караева”.
Интересен доклад доцента турецкого университета в Эрзуруме Агигат Магеррамовой “Обертоны фортепиано К.Караева”, посвященный Второй тетради его прелюдий. Не пафосом, а искренностью автора продиктованы слова: “Феномен Караева в том, что его музыка по-настоящему открывает нам наши корни, и пока есть Азербайджан, мы нераздельно будем с нашим великим композитором”.
Вопросам ансамблевого исполнительства посвящена статья видных деятелей музыкальной культуры России – певицы Марии Кургановой и пианистки Татьяны Свитовой “К.Караев. “На холмах Грузии”. В ней дан подробный анализ формы этого замечательного романса, его эмоционально-образной интерпретации, подчеркнуты роль и “значение музыки К.Караева не только для развития национального музыкального искусства, но и в контексте мировой культуры в целом”. Одна из соавторов этой статьи, Т.Свитова, выступила еще и с собственным докладом “Царскосельская статуя” К.Караева в мировом музыкальном искусстве”. Не случайно, что оба доклада связаны с именем величайшего русского поэта А.С.Пушкина, на слова которого написал свои произведения великий азербайджанский композитор К.Караев. Ибо связь этих двух культур существовала, существует и будет существовать всегда.
Полновесна и оригинальна статья преподавателя Анталийской консерватории при турецком университете Самира Мирзоева “Исполнение симфонических гравюр “Дон Кихот” К.Караева в переложении для фортепиано”. Посвящена она в основном вопросам исполнительства, пианистическим задачам, возникающим при исполнении этого замечательного произведения, имеющего, по словам автора статьи, “огромную эмоциональную силу воздействия на слушателя” и являющегося “ценным вкладом в педагогический репертуар, способствующего развитию учеников в тембральном и техническом плане”.
Очень сложной части творчества К.Караева – опусу “12 фуг”, его структурному анализу и исполнительским аспектам посвятила свой доклад доцент БМА Эльнара Кебирлинская. О преемственности в творчестве, о взаимопроникновении и взаимообогащении культур говорится в докладе профессора Кыргызской консерватории Клары Надыршиной “О влиянии фортепианного наследия К.Караева на становление кыргызской фортепианной музыки (на примере творчества Жылдыз Малдыбаевой).
Вторая часть опубликованных материалов посвящена участникам конкурса. На нем выступили представители молодых музыкантов Азербайджана, России, Турции, Грузии, Татарстана, Кыргызстана, Туркменистана, Узбекистана. Очень трудно было выделить лучших из лучших. Ими стали: в старшей группе – Варвара Непомнящая (Россия, Гран-при), Фаган Гасанлы (Азербайджан, I премия), Лилия Хуснуллина (Татарстан, I премия). В младшей группе – Мурад Абасов (Азербайджан, I премия), Фуад Ализаде (Азербайджан, I премия). II, III места и дипломы также достались достойным.
В сборнике представлены все сведения о лауреатах этого конкурса и напечатаны их доклады. Именно благодаря их выступлениям, т.е. их музыке и их слову, мы встретились с творчеством грузинского композитора Элизбара Ломдаридзе (доклад лауреата II премии Тинатин Алавидзе), татарских композиторов Рустема Яхина и Фарида Яруллина (в докладах Лилии Хуснуллиной – I премия и Гюльнур Камаловой – II премия), туркменского композитора Нуры Халмамедова (доклад Энеджан Джумакулыевой – приз Союза музыкальных деятелей).
Творчество кыргызских композиторов Калый Молдобасанова и Мурадбека Бегалиева было представлено Сапарбеком Аманбаевым (диплом), а произведение узбекского композитора Акрама Хашимова, написавшего фантазию на тему романса “Сенсиз” Узеира Гаджибейли, исполнила и осветила в докладе Шамма Пириева (диплом). Интереснейшие произведения русских композиторов Д.Шостаковича, Р.Щедрина и В.Рябова – анализировали в своих докладах аспирантка Московской консерватории Наталья Ручкина (II премия), наши соотечественники – обладательницы III премий – ученицы ЦМШ при Московской консерватории Назханым Дадашева и Уральской музыкальной школы Эльнара Сафарова. Конкурсанты из Турции Мерве Акйылдыз (III премия) и Йигит Гюверчин (диплом) познакомили нас с творчеством своих национальных композиторов – Илхана Баран и Ульви Кемал Эркина.
Азербайджанские композиторы в докладах конкурсантов были представлены не только творчеством корифеев – Джевдета Гаджиева (доклады Вюсали Бабаевой – школа-студия БМА, II премия и Гюльнар Адигезеловой – БМА, приз Союза писателей), Закира Багирова (доклад Мурада Абасова – школа-студия БМА, I премия), Фикрета Амирова (Турал Ханкишиев – ДМШ N21, III премия), Васифа Адыгезалова (Пярвин Рустамова – БМА, приз Союза писателей), но и новаторским искусством представителей среднего и молодого поколений, какими являются Эльнара Дадашева (доклад Нигяр Гахрамановой – гимназия искусств, II премия), Зариф Керимова, исполнившая и проанализировавшая собственные сочинения, и Джейхун Аллахвердиев, чьи произведения на конкурсе пользовались особой популярностью, например, у Фуада Ализаде (Сумгайытский музыкальный техникум, I премия), Турала Сулейманова (ДМШ N5 г. Сумгайыт, диплом), Тюркан Аллахвердиевой (музыкальный колледж при Национальной консерватории, приз “Школа-студия-30″), Наримана Амирасланова (ДМШ N35, диплом).
Отметим глубокий, подробный анализ интереснейших произведений Агшина Ализаде, “Дастан” и “Гядим ойунлар”, в докладе Фагана Гасанлы (БМА, I премия). Он осветил новизну жанра дастана в азербайджанской фортепианной музыке, народную ашугскую мелодику саза, накал динамики, темпа и спокойную эпичность древних мелодий второй пьесы – “Гядим ойунлар”, как бы контрастирующей по колориту с “Дастаном”. Очень интересны параллели, проведенные между музыкой и изобразительным искусством, дополняющим литературное слово, в докладе Зариф Керимовой (БМА, приз Союза композиторов), анализирующей Второй тетрадь прелюдий К.Караева.
Читая эти доклады, понимаешь, что выступления на конкурсе заставили участников глубже изучить не только свою фортепианную литературу, но и многое прочесть, узнать, передать сведения о культуре Азербайджана вообще. Но, конечно, лучшее в исследованиях конкурсантов было посвящено творчеству К.Караева, ибо идея столь неординарного конкурса и конференции как нельзя более соответствует личности самого Караева, всегда находившегося в творческом поиске, личности подлинно современного музыканта, совмещавшего в себе композиторский талант с огромным исследовательским даром.
Поэтому особо следует отличить тех участников, в докладах которых тема новаторства в творчестве Караева, его полифонические изыскания и находки перекликаются с темами докладов о произведениях других композиторов, исполняемых ими на конкурсе и представленных в докладах на конференции. По-моему, не случайно обладательница Гран-при Варвара Непомнящая (Московская консерватория) выбрала для конкурса программу, в которой яркой, именно полифонической линией объединены три фуги Караева с “Чаконой” Софьи Губайдулиной и “Токкатой в форме фуги” петербургского композитора В.Наговицына. А бывший выпускник музыкальной школы имени Бюльбюля, ныне студент Московской консерватории Риад Мамедов объединил в своей программе Караева и Шостаковича, гениального ученика и гениального учителя, чьи произведения связаны не только новаторством творчества, но и всей прожитой жизнью и великим принципом преемственности и продолжения.
Поражает серьезность в подходе к докладам представителей младшей группы конкурсантов – учащихся детских музыкальных школ, которые, несмотря на юный возраст, очень полно и интересно осветили исполняемую программу. Естественно, что анализ их был связан с малыми формами караевского творчества. Но это “взрослый” анализ “детских” пьес.
Во многих докладах прослеживается выявленная исполнителями интересная линия связи караевских мелодий с азербайджанскими народными ладами и народными мелодиями, как, например, в докладах Мурада Абасова (школа-студия БМА, I премия) и Вюсали Бабаевой (школа-студия БМА, II премия). Поражает и привлекает яркая фантазия, благодаря которой одно и то же караевское произведение освещено разными участниками совершенно с разных сторон. Так, у М.Абасова картины детской жизни в анализе караевских “Шести детских пьес” соединились в единую, беспрерывную историю. Музыкальные фразы воспринимаемой им караевской мелодики дословно перекладываются на язык детской речи. И пусть не всегда эти истории совпадают с нашим представлением о музыке Караева, они по-своему убедительны. Правда, иногда хочется из мира грез спуститься к нашим насущным пианистическим проблемам и поговорить побольше о трудностях исполнительства и их преодолении. Большего освещения приемов исполнения ожидалось видеть и в докладах других лауреатов конкурса – В.Бабаевой и Ф.Ализаде, хотя анализ формы, построения и музыкального языка в их докладах превосходен!
Привлекает внимание доклад Наримана Амирасланова (ДМШ N35) о караевских “Шести пьесах средней трудности”, в котором он говорит, что не просто играл, прослушивая, а подробно изучал это произведение и время его написания. Он влюбился в этот цикл, поняв, что названные “средней трудностью” произведения на самом деле необыкновенно глубоки по своему философскому смыслу и являются прекрасными образцами зрелого творчества мастера.
Еще хотелось бы упомянуть о докладе 13-летней участницы из России Э.Сафаровой, написавшей о своем своеобразном отношении к известнейшему произведению К.Караева “Царскосельская статуя”. Она отчетливо видит и описывает цвет мелодии, характеризующий тот или иной музыкальной образ. Более того, Э.Сафарова даже нашла в пьесе отражение караевских “хобби” – гонки на мотоцикле и фотографирование.
В целом, судя по изданным материалам научно-исполнительского конкурса и конференции имени Кара Караева, можно заключить, что эти значимые для культурной жизни Азербайджана события были необычны тем, что впервые на международном уровне в конкурсно-исполнительской практике соединили два важнейших аспекта культуры – Слово и Музыку.

Слово и музыка
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Культура

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.