Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Сепаратисты победили

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 27 ноября 2012

Но референдум о независимости Каталонии отложен

Сепаратисты победилиВыборы в испанской провинции Каталония закончились, как и ожидалось. Сторонники отделения от Испании получили большинство в местном парламенте. Хотя без неожиданностей не обошлось. Главная сепаратистская партия “Конвергенция и союз” главы регионального правительства Артуро Масы получила 50 мест, потеряв 12. Правда, успеха добилась партия “Республиканские левые Каталонии”, тоже выступающая за независимость. Она удвоила свое представительство, получив 21 мандат. Несколько странный симбиоз правых из партии Масы и леваков обречен на образование правительственной коалиции. Иначе вообще разговоры о независимости потеряют всякий смысл.
Еще в сентябре-начале октября казалось, что выборы только закрепят победный марш сепаратистов. Количество сторонников отделения от Испании зашкаливало, что и подтверждали миллионные демонстрации на улицах Барселоны и других городов региона. Тем не менее, действительность оказалась настолько разочаровывающей для сепаратистов, что Маса заявил, что референдум о независимости откладывается на несколько лет.
В Европе происходят два взаимоисключающих процесса. С одной стороны, объединение в Европейский Союз дало юридическое начало интеграции значительной части государств Старого Света. С другой – очень скоро усилился региональный сепаратизм. Он существовал всегда, но в последнее время стал политическим фактором во многих государствах.
В настоящее время большинство экспертов во главу угла ставят экономические факторы. В частности, Каталония является самой развитой провинцией Испании. Ее население составляет около 16% всего населения (7,5 млн. чел.) Испании, но в провинции производится 23% валового национального продукта. Каталония занимает четвертое место по доходам среди всех автономных сообществ Испании. ВВП автономии равняется ВВП Финляндии и Дании, и выше, чем у Ирландии, ВВП на душу населения почти такой же, как в Германии, и выше, чем в Греции и Португалии, уровень экспорта приближается к значениям Финляндии и превышает показатели Португалии.
При таких показателях очень многим каталонцам кажется, что они непропорционально много вносят в общий бюджет в пользу более депрессивных южных регионов. В условиях сложного экономического положения возникает иллюзия, что в результате отделения, когда все заработанные средства будут оставаться в провинции, сложности решать будет легче. Кстати, точно так же рассуждают многие в бельгийской Фландрии, не желающей “кормить” менее развитую Валлонию. Подобные разговоры ведутся на итальянском севере, вроде бы содержащем отсталый юг.
В Шотландии сепаратисты утверждают, что месторождения нефти и газа в Северном море обеспечат отделившуюся от Великобритании автономию всем необходимым.
Несомненно, что так называемый экономический фактор играет в сепаратистских настроениях определенную роль. Тем не менее, его влияние не стоит преувеличивать. В той же Шотландии уровень жизни, при том, что большая часть доходов от нефтяных и газовых месторождений остается в распоряжении Эдинбурга, гораздо ниже, чем в центральной и южной Англии, особенно в районе Лондона и прилегающих к нему графствах.
Не менее важную роль играет и культурный фактор. В частности, каталанский язык принадлежит к окситано-романской подгруппе романских языков индоевропейской семьи. К романским языкам относятся французский, итальянский, испанский, португальский и др. На каталанском языке, возникшем, как и другие романские языки, из вульгарной латыни, говорят около 11 миллионов человек. В Испании это автономные сообщества Каталония, Валенсия, Балеарские острова, на юге Франции в департаменте Восточные Пиренеи, Андорре и Италии (г.Альгеро на острове Сардиния). Несмотря на принадлежность к одной языковой семье, каталанский язык, в Валенсии его часто называют валенсийским, сильно отличается от кастильского – официального языка Испании. Аналогичное положение в Бельгии, где Фландрия говорит на голландском из германской ветви индоевропейской семьи, а Валлония – на французском. Потеря Каталонией юридической самостоятельности в 1714 году не означала интеграции в большую Испанию. Более того, в 1871 году Каталония пыталась отделиться от Испании, но в результате переговоров осталась в составе страны. На бытовом уровне каталонцы, валенсийцы и баски никогда не признавали себя испанцами. Культурное отличие от кастильской Испании не только сохраняется, но и увеличивается, что дополнительно питает сепаратизм.
Однако вернемся к экономическому аспекту как ведущему. Все сепаратистские движения в европейских странах основываются на постулате, что отделившийся регион легко войдет в Европейский Союз и останется частью объединенной Европы. И вот здесь лидеры сепаратистов, причем как в Шотландии, Фландрии, Северной Италии и даже на французской Корсике, в том числе и Каталонии, мягко говоря, не договаривают. Более того, сознательно скрывают от своих избирателей и сторонников, что никакого автоматизма нет и не будет.
Все как раз наоборот. Представим себе, что какой-то регион, например, Каталония или Фландрия, отделился. Сама процедура вступления в ЕС очень непростая и длительная во времени. Как будет существовать новое государство вне ЕС, не ясно. В любом случае легко и просто не будет. Но дальше еще сложнее. Для вступления в объединенную Европу, в зону евро, НАТО, Шенгенскую зону требуется единогласие всех государств ЕС. Последнее очень трудно представить. Не только Испания или Бельгия будут против, но и другие страны совсем не склонны поддерживать чужих сепаратистов и давать плохой пример своим.
Интеграционные процессы в Европе набрали такую скорость и динамику, что отделившиеся регионы, даже при наличии активно разрабатываемых полезных ископаемых, навряд ли смогут существовать вне ЕС. Характерно, что шотландские сепаратисты не собираются отказываться от фунта стерлингов и заводить собственную валюту, не говоря уже о таких проблемах, как оборона. Ведь очевидно, что Каталония просто не в состоянии создать и содержать современную армию. Как-то по умолчанию предполагается, что этим будет заниматься остальная Испания, что тоже очень маловероятно.
Как сказал эксперт Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук Сергей Уткин, “Каталония давно претендует на получение независимости, и сама тенденция вызывает опасения. Здесь кроется не угроза выхода ЕС из кризиса, а угроза для будущего Каталонии, которая добьется, чего хотела, а проблем станет только больше”.
Рост регионального сепаратизма в странах Европы никогда не только не поддерживался евроструктурами, а всегда они относились к этому явлению крайне негативно. Именно отрицательное отношение Брюсселя, как столицы европейских организаций, в частности, ЕС, значительно охладило пыл фламандских сепаратистов, которые уже были готовы объявлять сецессию от Бельгии.
Несомненно, что этот факт использовали не только испанское правительство, но и партии Каталонии, которые выступают против отделения от Испании. Их пропагандистское контрнаступление принесло свои плоды. Как уже отмечалось, партия “Конвергенция и союз” не досчиталась 12 мест. И то, что увеличили свое представительство леваки, следует отнести к общей радикализации настроений в большинстве стран Европы как реакции на экономические проблемы, на политику затягивания поясов, проводимую правительствами наиболее пострадавших от кризиса стран, в том числе Испании.
Осознание того, что независимость может принести с собой границы, таможни, визы и с ними отсутствие свободы передвижения, о чем предупреждали противники сецессии Каталонии, способствовало тому, что многие испугались столь резких шагов. Отсюда и падение количества голосов за партию Артуро Масы.
Надо понимать, что время, вообще говоря, играет против сепаратистов. Экономические факторы при всей их важности носят временный характер. По мере стабилизации экономического положения они будут терять свою остроту. Тем более, что во всех европейских странах центральные правительства не против расширения полномочий региональных органов власти, в том числе и финансовом отношении. Тем не менее, есть предел такой автономии, за которым уже следует сепаратизм.
Поэтому в ближайшее время на передний план выйдут более существенные – культурные и ментальные. Проблема языка в Каталонии и Валенсии уже решена. Каталанский язык является вторым официальным в этих регионах. На нем ведется обучение в школах, сфера его функционирования постоянно увеличивается. Несомненно, что и в дальнейшем культурная автономия будет расширяться.
За неделю до выборов в Каталонии они прошли в другом регионе Испании – Галисии. Здесь победу праздновала Народная партия во главе с премьером Испании Мариано Рахоем, получившая в местном парламенте нового созыва 41 кресло. На втором месте финишировали социалисты (18 кресел), на третьем – коалиция левых сил EU-Anova (9 кресел). Для сторонников единства Испании это важный психологический успех.
Есть еще один для Европы немаловажный фактор. Практически ни в одной стране нет конституционных механизмов сецессии регионов в каком-либо виде. Нет этого и в Испании. Попытки, например, баскских сепаратистов добиться независимости с помощью террора ни к чему не привели. Главная террористическая организация ЭТА отказалась от вооруженной борьбы. Добиться изменения Конституции практически невозможно, а Европа никогда не признает антиконституционного провозглашения независимости. Этим ситуация в Испании существенно отличается от Великобритании, где подписано соглашение о референдуме о независимости Шотландии в 2014 году.
Хотя определенный рост сепаратистских настроений и наблюдается в некоторых европейских странах, скорее всего, эта политическая конъюнктура и территориальная целостность государств Старого Света в обозримом будущем сохранятся.

Сепаратисты победили
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.