Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Россия раздражена активностью Турции

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 30 августа 2012

А Европа никак не может избавиться от комплексов

Россия раздражена активностью ТурцииВизит премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Азербайджан состоится 11-12 сентября текущего года. Об этом говорится в сообщении пресс-службы Кабинета министров Турции.
В ходе визита Эрдоган примет участие в заседании азербайджано-турецкого Совета стратегического сотрудничества. Также ожидается встреча премьер-министра Турции с президентом Азербайджана Ильхамом Алиевым и другими официальными лицами страны. В состав турецкой делегации включены ряд министров и депутатов парламента. После Баку Эрдоган отправится в Киев, где проведет встречи с президентом Украины Януковичем и примет участие в заседании украино-турецкого Совета стратегического сотрудничества. Эрдоган также станет почетным гостем на 9-й ежегодной встрече Ялтинской Европейской стратегии (YES).
После встреч в Украине Эрдоган отправится с визитом в Боснию и Герцеговину.
Россия сильно озабочена
В эти дни российские средства массовой информации, в том числе электронные, заполнены различного рода аналитическими комментариями по поводу активизации внешней политики Турции на Южном Кавказе. Притом российское экспертное сообщество даже не скрывает того, что крайне раздражено активностью Турции в этом регионе. Вот вам один из характерных подобных комментариев. Неспособность решить карабахский вопрос в свою пользу параллельно с нарастанием внутриполитической напряженности в Азербайджане открывает больше возможностей для силового решения вопроса. Об этом в интервью корреспонденту ИА REGNUM заявил эксперт, руководитель Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований (РИСИ) Эдуард Попов. По его словам, для этого Баку необходимо продемонстрировать мировому сообществу, что дипломатические средства решения конфликта целиком исчерпаны, иначе даже с помощью мощных внешних лоббистов Баку будет трудно обеспечить собственное алиби на внешней арене. Именно этим желанием эксперт объясняет обвинения Минской группы ОБСЕ в “вялости”, все чаще звучащие с азербайджанской стороны. “Такие обвинения в адрес Минской группы ОБСЕ, равно как и требования изменения ее состава, периодически звучали и ранее. Поэтому обвинения в адрес МГ с азербайджанской стороны принципиально не новы. Некоторая новизна сегодняшнего момента – в перерастании количества в качество”, – отметил Попов. Руководитель Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований подчеркнул, что в сложившихся условиях необходимо перестать раскачивать лодку. Минская группа, по его мнению, далеко не исчерпала своего потенциала, да и создана она была в результате компромисса противостоящих сторон, в том числе Азербайджана. “Необходимо помнить об этом”, – заявил собеседник.
С другой стороны, как считает Попов, последние события в регионе Ближнего Востока, а именно конфликт в Сирии и рост напряжения вокруг Ирана могут повлиять на ситуацию в зоне нагорно-карабахского конфликта. “Именно открытие полномасштабных боевых действий (локальные военные действия уже давно ведутся) против Исламской Республики Иран практически наверняка станет отправной точкой для возобновления вооруженного конфликта вокруг границ непризнанной Нагорно-Карабахской Республики. Со стороны Баку это событие (вероятнее всего, нанесение масштабных воздушных ударов и применение сил коммандос Израиля) будет воспринято как зеленый свет в военной операции против непризнанной республики. Правда, этот зеленый свет будет дан не в виде подарка”, – отметил он, пояснив, что Азербайджан будет вынужден предоставить свою территорию как плацдарм для израильских ВВС или коммандос. Но если Израиль излишне оптимистично оценивает перспективы военных действий, которые рассматриваются как избиение “хулигана” мировой политики (Ирана) профессиональным боксером, то Азербайджану в силу хотя бы территориальной близости к ИРИ и несопоставимой с ним численности населения не удастся избежать очень болезненных (а может быть и трагических) последствий. Поэтому объективно Азербайджан как никто другой заинтересован в сохранении мира и безопасности в соседнем Иране”, – считает политолог.
При этом российский политолог считает, что предложение министра иностранных дел Турции Ахмеда Давудоглу о проведении переговоров между Арменией и Азербайджаном в Стамбуле говорит больше о росте самооценки самой Турции, чем в пользу урегулирования нагорно-карабахского конфликта. Он также отметил, что попытки Турции выступить третейской стороной конфликта предпринимались неоднократно и ранее, включая предложение азербайджанской стороны ввести Турцию в состав Минской группы ОБСЕ. “Вспомним с такой помпой разрекламированные и тихо почившие Цюрихские протоколы. Конструктивные последствия этого предложения будут равны нулю или почти нулю по той простой причине, что Анкара недвусмысленно занимает сторону Азербайджана в нагорно-карабахском конфликте. Да и США не допустят чрезмерного усиления самостоятельности Турции в регионе”, – заметил он. При этом российский эксперт не сомневается, что в ответ на попытку вмешательства со стороны Турции активизируется Иран, тем более, что на другом “фронте”, а именно по сирийскому вопросу, два этих государства находятся по разные стороны баррикад. “Без сомнения, так и произойдет. Благодаря Ирану в регионе сохраняется паритет сил, который не позволит Турции диктовать с позиций сильного свои интересы. Иран обладает, пусть и ограниченными, механизмами воздействия на ситуацию в Азербайджане и служит противовесом усиливающейся Турции. Поэтому в Тегеране ревниво отслеживают внешнеполитические шаги соседа-конкурента. И любое усиление Турции, даже символическое, будет торпедировано с его стороны симметричным ходом”, – уверен Попов.
Отвечая на вопрос о том, насколько вероятна попытка России вернуть себе роль локомотива в урегулировании нагорно-карабахского конфликта, которую Москва взяла на себя в годы президентства Дмитрия Медведева, собеседник сказал следующее:”Полагаю, Россия и не отходила от той позиции, которая в вопросе обозначена как “локомотив в урегулировании нагорно-карабахского конфликта”. Азербайджан, который все более дистанцируется от России, становясь на путь блокирования в закавказско-малоазиатском регионе, в силу порядка вещей будет вынужден апеллировать к России как к более действенному игроку в регионе – более сильному, чем Турция. Москва, наконец, имеет, несмотря на периоды охлаждения, неплохие отношения с Баку и с Ереваном одновременно. Про Анкару же (как и про Тегеран) этого сказать нельзя. Поэтому Россия была и остается главным игроком на этом поле. Представляется, что единственно правильная стратегия нашей страны – донести до всех сторон конфликта (“замороженного” – вокруг непризнанной Нагорно-Карабахской Республики и потенциального – против ИРИ) недопустимость и взрывоопасность возобновления или открытия военных действий”, – подчеркнул руководитель Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований, заметив при этом, что пострадают от них, в первую очередь, страны, расположенные в регионе и оптимистично рассчитывающие получить дивиденды. “Дивидендов не будет, все окажутся в проигрыше. Только США выгоден полномасштабный конфликт за океаном, да и то, вероятно, на начальном его этапе. Более отдаленные его последствия негативно могут сказаться и на них”, – резюмировал собеседник.
А Европа не может избавиться от комплексов
Кстати, некоторые европейские страны также крайне подозрительно воспринимают усиление роли Турции хотя бы в региональном масштабе. В конце прошлой недели министр иностранных дел Турции Ахмед Давудоглу сделал странное и нереалистичное предложение, выразив желание, чтобы очередная встреча руководителей Азербайджана и Армении по решению нагорно-карабахского конфликта прошла в Турции, поскольку Анкара считает, что ее нынешняя политика по урегулированию региональных конфликтов сделала страну лидером в регионе. Об этом пишет в статье под названием “Турция, Нагорный Карабах и Южный Кавказ” в турецкой газете Today’s zaman эксперт Центра европейской политики в Брюсселе Аманда Пол. “В разгар сирийского кризиса и всего хаоса, что в настоящее время происходит в регионе, в том числе новой волны насилия со стороны Курдской рабочей партии, кажется немного странным, что Давудоглу вдруг решил поднять карабахский вопрос. Кроме того, само предложение нереалистично и обречено на неудачу просто потому, что Турция в этом вопросе не рассматривается в качестве нейтрального актoрa”, – пишет Пол. Таким образом, как она заметила, реакция со стороны заместителя министра иностранных дел Армении Шаварша Кочаряна поступила как “маленький сюрприз”. Кочарян ответил:”Для урегулирования конфликта было бы продуктивнее, если бы Турция убедила Азербайджан вести переговоры с реальной стороной конфликта – Нагорным Карабахом. Турция, по крайней мере, не должна больше поддерживать позицию Азербайджана “все или ничего”. Если турецкий министр иностранных дел действительно хочет содействовать урегулированию конфликта, Турция должна перестать искажать суть нагорно-карабахской проблемы”.
Европейский эксперт уверена, что Анкара не может взять на себя роль посредника в вопросе Карабаха, поскольку поддерживает аргументы Азербайджана, а такая реакция Армении заставляет верить в то, что Ереван круглосуточно работает над поиском решения, что, по ее мнению, не соответствует действительности. “Ереван не так уж и несчастлив в связи со сложившимся статус-кво. Он продолжает контролировать международнопризнанный азербайджанским регион Нагорного Карабаха и занимать еще семь прилегающих к нему районов. Ереван сталкиваются с незначительной международной критикой или внешним давлением. Для Азербайджана независимый Карабах не вариант, а для Армении – единственный вариант. Со временем проблема все более закрепляется, и статус-кво все труднее изменить. Это, в свою очередь, приводит к еще большему разочарованию в Баку и учащению разговоров о возвращении своих земель военным путем, что, в свою очередь, увеличивает осадный менталитет в Ереване, превращая конфликт в порочный круг. Турция, стоящая рядом с Азербайджаном и не имеющая дипломатических отношений с Арменией, далека от того, чтобы быть в состоянии играть роль посредника в конфликте”, – считает Пол.
В широком смысле Турция хотела бы усилить свое влияние на Южном Кавказе, регионе с растущим геостратегическим значением, и с этой целью в течение последних нескольких лет укрепляет экономические, политические и военные связи с Азербайджаном и Грузией, пишет эксперт Центра европейской политики. Анкара действительно активизировала усилия после российско-грузинской войны 2008 года, “которая разрушила политический статус-кво в регионе”. “Турция дала ход двум инициативам, которые, как она надеялась, приведут к большей стабильности в регионе, а также позволят ей играть более важную роль в региональных конфликтах, таких, как нагорно-карабахский. Первой была платформа стабильности и сотрудничества на Кавказе, а вторая – процесс сближения с Арменией, с которой нет дипломатических отношений и закрыта граница с 1993 года. Обе эти инициативы появились в то время, когда в отношениях Турции с Россией наблюдались значительные улучшения. В действительности внешняя политика Турции на Южном Кавказе значительным образом определяется отношениями Анкары с Россией и в меньшей степени с ЕС, играющей большую роль здесь. Но, увы, Анкара просчиталась, и ни одна из инициатив не принесла свои плоды. Процесс сближения с Арменией провалился в основном из-за решения Турции связать его с карабахским конфликтом, что лишь увеличило напряженность в регионе и привело к подрыву международных усилий по урегулированию конфликта вокруг Нагорного Карабаха, мирных переговоров и учащению случаев нарушения прекращения огня. Турция недооценила реакцию Азербайджана на сближение с Ереваном и возможности армянской диаспоры, которая оказала давление на руководство Армении. Авторитет Анкары был поврежден, отношения с Азербайджаном ухудшились, а руководство Армении заявило, что Турция ведет нечестную политику и ей не следует доверять. В то время, как Азербайджан и Турция реабилитировали и даже углубили свои отношения, Ереван приступил к дальнейшему укреплению военных связей с Москвой, и к любой новой инициативе турецкой стороны относится намного скептичнее, чем раньше”, – пишет европейский аналитик. Что касается платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе, направленной на укрепление доверия через создание форума для налаживания диалога между тремя странами – Закавказьем, Турцией и Россией, то, как пишет Пол, эта инициатива так и осталась на бумаге. Запущенная без долгих раздумий инициатива не удостоилась большого энтузиазма со стороны большинства из приглашенных присоединиться к ней игроков. Если Турция действительно серьезно относится к идее становления надежного регионального игрока, то должна найти способ вернуть в прежнее русло процесс нормализации отношений с Арменией, не связывая его с Нагорным Карабахом, учитывая, что все осознали – Анкаре нечего делать в решении этого конфликта, пишет Аманда Пол.
Итак, во-первых, в который раз приходится призывать некоторых российских политологов и экспертов отказаться от извращения фактов. Турция с момента образования МГ ОБСЕ является ее членом, то есть, международно признанным посредником в урегулировании карабахского конфликта. Речь шла исключительно об изменении формата института сопредседательства МГ ОБСЕ.
Во-вторых, Россию, которая является военно-политическим союзником Армении как в двустороннем, так и трехстороннем формате, также нельзя воспринимать в качестве нейтрального посредника. Но ведь Азербайджан, по крайней мере, пока терпит присутствие России в формате института сопредседательства МГ ОБСЕ. И ничего. Значит и Армения может потерпеть Турцию.
Уж господину Попову, скорее всего, хорошо известно, что все эти заявления о стратегическом уровне партнерства между Азербайджаном и Россией рассчитаны на публику. Ничего такого нет.
В-третьих, обращает внимание, что российских экспертов особо раздражают перспективы геополитического переформатирования региона в связи с возможным силовым урегулированием конфликта вокруг иранской ядерной программы. Российские политологи прекрасно осознают, что без активного вовлечения в данный процесс Турции, что в конечном счете приведет к усилению влияния официальной Анкары в регионе, США будет ох как трудно добиться этой цели. То есть, активное сотрудничество между США и Турцией в деле урегулирования конфликта вокруг иранской ядерной программы неизбежно.
Именно поэтому в Москве так болезненно воспринимают любые инициативы по урегулированию карабахского конфликта и нормализации армяно-турецких отношений, так как подобная перспектива в конечном счете лишает Россию единственного плацдарма на Южном Кавказе, которой является Армения.
О роли США в этом процессе еще поговорим.
В-четвертых, Россия пытается напугать Азербайджан последствиями силового урегулирования конфликта вокруг иранской ядерной программы. Никто не отрицает существования серьезнейших угроз. Однако, как правильно отметил известный политолог, депутат Милли Меджлиса Расим Мусабеков, Азербайджан никак не может повлиять на принятие решения по данному вопросу. Если сказать более откровенно, никто у Азербайджана и спрашивать не будет. Хорошо это или плохо – совсем другой вопрос. Но таковы реалии сегодняшней геополитической расстановки сил.
Одним словом, угрозы возникнут вне зависимости от проявленной политической воли со стороны официального Баку. Значит остается только попытаться по возможности минимизировать и нейтрализовать угрозы, и в конечном итоге несмотря на некоторые неизбежные потери оказаться в выгоде. Популярная в Европе позиция, изложенная выше, связана с комплексами и характерным для европейцев синдромом “раздвоения личности”. Во-первых, часть этих комплексов связана с историей взаимоотношений Европы с Турцией, особенно с Османской империей. Историческая память заставляет Европу, может быть за исключением Великобритании, с настороженностью воспринимать любую перспективу усиления роли Турции в международных делах.
Во-вторых, необходимо учесть, что Старый Свет по своей ментальности консервативен, и, как следствие, несмотря на декларирование либеральных ценностей, не склонен к резкому изменению существующего порядка вещей. Проще говоря, Европа до сих пор воспринимает себя в качестве “христианского клуба” и, естественно, существует страх перед “мусульманской экспансией”.
И, наконец, о “раздвоении личности”, когда декларируемым либеральной Европой ценностям противостоят интересы и выгода. Европа органически не может воспринимать режимы, существующие в России и Иране. Однако существуют энергетические интересы, а точнее – зависимость от России, и стремление посредством манипуляции на столкновение интересов, частично ограничить господство США, прежде всего, над самой Европой.
А США лишены комплексов
Кандидат в президенты от Республиканской партии США Митт Ромни имеет иной подход к постсоветским конфликтам и к вопросам демократии, нежели Обама, сказал в беседе с вашингтонским корреспондентом Turan источник, близкий к Ромни и пожелавший остаться неназванным. Комментируя внешнюю политику республиканцев, тот же источник отметил, что Ромни в начале этого года назвал Россию “врагом номер один”. Республиканцы постоянно критикуют Обаму за его политику “перезагрузки” отношений с Россией после того, как отношения двух стран испортились в результате агрессии Москвы против Грузии в августе 2008 года.
“Митт Ромни изберет стратегию, препятствующую агрессивному экспансионизму России и поощряющую демократические политические и экономические реформы”, – отметил источник. “Ромни также рассмотрит реализацию нового договора Стратегических наступательных вооружений и другие решения администрации Обамы с целью их служения интересам и национальной безопасности США”, – отметил он.
Касаясь темы энергетики, представитель губернатора Массачусетса заметил, что Ромни представил недавно свой план энергетической независимости США. Его идея в том, что в течение следующего десятилетия производство нефти в Северной Америке может возрасти в два раза с 15 до 28 миллионов баррелей в день. Одновременно США будут стремиться к уменьшению зависимости Европы от источников энергии в России. “Предполагается повысить техническую помощь Восточной Европе, а также Турции и Австрии с целью реализации газопровода Nabucco, чтобы обеспечить Европу более дешевым источником энергии и положить конец зависимости от нефти и газа России. Администрация Ромни также будет работать с целью укрепления отношений со странами Центральной Азии”, – сообщил источник.
Поддержка гражданского общества также будет на повестке дня. Углубление авторитаризма и централизованного контроля над экономикой только мешает экономическому развитию России и превращает эту страну в угрозу на мировой арене, сказал представитель республиканцев. Администрация Ромни будет решительна в борьбе с правительством России и против ее авторитарных методов управления. Будут поддержаны меры в поддержку обеспечения свободных выборов, свободы слова, экономических свобод, борьбы с коррупцией. Полезным было бы пригласить лидеров гражданского общества России в США и дать им возможность ознакомиться с идеями, которые можно разделить с их соотечественниками, подчеркнул источник.
И тут дело не только в позиции Митта Ромни. Речь прежде всего идет о восприятии американской политической элитой существующих геополитических реалий, которые будут учтены и Бараком Обамой, если нынешний президент США сохранит свой пост. Несмотря на то, что США являются президентской республикой – глава государства не обладает абсолютной властью. Его власть сильно ограничена законодательным органом. Притом необходимо учесть, что в США свобода законодателей не ограничена партийной дисциплиной. То есть, конгрессмен может голосовать, и так бывает не редко, против инициатив, исходящих от президента-однопартийца. Да, в случае избрания Б.Обамы, у него на первый взгляд будут развязаны руки, так как это конец его политической карьеры в качестве главы государства. Он на это намекнул во время беседы с Дмитрием Медведевым, о чем стало известно широкой публике. Однако большинство конгрессменов и сенаторов – демократов собираются заседать в законодательном органе и после ухода с политической арены Б.Обамы. Поэтому они, голосуя за те или иные инициативы, будут оглядываться не на президента-однопартийца, а на настроение электората, которое формируется традиционной политико-экономической элитой. Одним словом, у Б.Обамы руки будут развязаны не настолько, чтобы иметь возможность плыть против течения.
Притом необходимо учесть, что внешняя политика Вашингтона отличается своим прагматизмом и лишена всяких там комплексов, присущих европейцам. В принципе государство создавали люди, лишенные комплексов. И поэтому сильно ошибаются те, кто считает, что США не заинтересованы в усилении влияния Турции в регионе. В качестве глобального модератора США не способны контролировать все и вся. Необходимы, условно говоря, ведущие отдельных панелей. Турция как нельзя лучше подходит для выполнения этой роли в регионе. Израиль не воспринимается окружающими, арабские государства не доросли, а с Ираном еще необходимо разобраться, притом с помощью Турции. Да, ради этого США прилагают огромные усилия для нормализации турецко-израильских отношений. Вашингтону необходимо восстановление этого тандема. Нормализация армяно-турецких отношений важны, но только в качестве одного из элементов, способствующего нейтрализации угроз региональным интересам США, исходящих от России и Ирана. Но не более. Именно на это буквально накануне намекнул посол США в Армении. США хотят, чтобы армяно-турецкие протоколы были ратифицированы и реализованы, и открытие границ является одной из важнейших целей, полезной и для Турции, потому что примирение будет выгодно народам обеих стран. Об этом заявил посол США в Армении Джон Хефферн в интервью Lragir.am. “Мы использовали все возможности, чтобы убедить Турцию ратифицировать протоколы, причем без предусловий. До сих пор нам это не удалось, но это не значит, что нам нужно ждать, когда Турция начнет что-то делать”, – заявил американский дипломат. По его словам, США ищут другие возможности для примирения, и есть определенные сферы, где сотрудничество возможно без дипломатических отношений и открытия границ. “Железная дорога Карс-Гюмри является одним из таких проектов, есть также идея о прокладке оптико-волоконного кабеля, энергетическом сотрудничестве”, – заметил Хефферн. Он отметил позитивный настрой турецкой стороны по поводу оптико-волоконного кабеля, хотя сказал, что у него нет информации из первых рук:”Но я знаю, что идут переговоры между турецкими и армянскими компаниями. Железная дорога сложнее, на нее нет реакции, но только пока”.
То есть, речь идет не о полноценной нормализации межгосударственных отношений между Арменией и Турцией, а о тактике “мелких шагов”, о которых наша газета не раз сообщала. По той простой причине, что без урегулирования карабахского конфликта нормализация отношений с Арменией может негативно повлиять на усиление влияния Турции в регионе, как уже показали события, связанные с цюрихскими протоколами…

Россия раздражена активностью Турции
оценок - 12, баллов - 3.58 из 5
Рубрики: Выбор редактора | Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.