Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Раскол становится зримым

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 27 августа 2012

Российский тандем ушел в историю

Раскол становится зримымКак известно, авторитарная и тем более тоталитарная власть принципиально не приемлет какого-либо разделения. Поэтому с самого начала возникновения и функционирования российского тандема Путин-Медведев было понятно, что второму отведена младшая роль. Наверное, так думал и Путин, но события показали, что система начала раскачиваться, причем с увеличивающейся амплитудой.
С одной стороны, возврат Путина означал попытку воспроизводства прежней модели управления Россией. С другой, – в одну реку нельзя войти дважды. В правящем классе возникли центробежные тенденции, когда его представители концентрируются вокруг двух фигур: президента нынешнего и президента в недавнем прошлом. И это предполагает обострение борьбы как вне, так и внутри каждой из группировок.
Недавно всплеск этого затяжного и изматывающего противостояния мы могли наблюдать по наездам на Медведева в связи с очередной годовщиной Кавказской войны. Далее процесс пошел по нарастающей.
Рассмотрению ситуации в окружении Путина посвящен доклад президента коммуникационного холдинга Minchenko Consulting Евгения Минченко и руководителя аналитического департамента Международного института политической экспертизы Кирилла Петрова “Большое правительство Владимира Путина и “Политбюро 2.0″. Исследование основано на результатах опроса более 60 представителей политической и бизнес-элит страны. По мнению авторов доклада, “российская власть – это конгломерат кланов и групп, которые конкурируют друг с другом за ресурсы”, а Владимиру Путину в этой системе отводится роль арбитра и модератора.
Как отмечается в докладе, “в число полноправных членов политбюро входят Дмитрий Медведев, Сергей Иванов, Игорь Сечин, тандем Геннадия Тимченко и Юрия Ковальчука, группа Сергея Чемезова, Сергей Собянин и Вячеслав Володин. Специфика “Политбюро 2.0″ заключается в том, что оно практически никогда не собирается на общие совещания. Формальный статус его членов не всегда соотносится с реальным влиянием на процесс принятия решений.
Вокруг “Политбюро 2.0″ сформировались несколько элитных кругов, которые можно условно обозначить как “силовой”, “политический”, “технический” и “предпринимательский”. Образующие политбюро группы нацелены на воплощение противоположных сценариев развития ситуации. К их числу в докладе относят примерно 45 человек, условно разделенных на блоки – “силовой”, “бизнес” и другие. Управленческая система нацелена в первую очередь на инерционный вариант развития”.
К первому блоку относятся – министр обороны Анатолий Сердюков, руководитель службы безопасности президента Виктор Золотов, председатель правления Сбербанка Герман Греф. Первый вице-премьер Игорь Шувалов, первый заместитель руководителя администрации президента Алексей Громов и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков названы представителями “технического” блока. В “политический” блок попали патриарх Кирилл, “претендующий на участие в формировании государственной идеологии”, и даже представители системной оппозиции – Геннадий Зюганов, Владимир Жириновский, Сергей Миронов и Михаил Прохоров, поскольку “все они встроены в систему и ведут с ней торг с разной степенью успешности”. Кандидатами в члены политбюро названы и несколько глав регионов: петербургский губернатор Георгий Полтавченко (православный чекизм), Сергей Шойгу (авторитарный популизм), Рустам Минниханов (Татарстан, умеренный исламизм, пантюркизм), а также Рамзан Кадыров (претендент на лидерство на всем Северном Кавказе).
Однако самыми влиятельными из числа 45 эксперты называют Алексея Кудрина, сохранившего личный контакт с Владимиром Путиным, Александра Волошина как представителя “старосемейной группы”, Аркадия Ротенберга, который входит в бизнес-окружение президента. К этой же группе отнесены секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, представляющий “резервный силовой блок”, и бизнесмен Роман Абрамович.
Как считают эксперты, правящая элита перешла к этапу, который можно назвать “династическим”. Начинается “новый этап приватизации”, который позволит передачу собственности по наследству, борьбу за легализацию новых капиталов в России и за рубежом. Главным приоритетом, по словам Евгения Минченко, стало создание “закрытой правящей корпорации”. А для того чтобы “создавать стимулы для перераспределения в пользу успешных и отличившихся членов коалиции”, создаются новые проекты, в том числе Большая Москва, развитие Сибири и Дальнего Востока, отмечают авторы доклада.
Несмотря на то, что в докладе Медведев назван среди членов “Политбюро 2.0″, налицо явное нарастание противостояния между Кремлем и московским Белым домом. И линия водораздела проходит по главному вопросу – кадровому. Возьмем для характерного примера демарш Медведева в отношении друга и ставленника Путина Игоря Сечина. Эксперты увидели в урезании полномочий последнего в новой комиссии по топливно-энергетическому комплексу начало “аппаратной битвы”. В правительстве возмутились его назначению главой “Роснефтегаза” в обход Медведева. Были и другие решения президента Путина, затрагивающие полномочия премьера Медведева. В частности, присвоение президентом права назначать глав госкорпораций, хотя это всегда была прерогатива главы правительства.
Весьма показательно, что премьер ушел в отпуск, не оставив на этот период заместителя. В московской “Независимой газете” глава Центра политических технологий Игорь Бунин отметил, что “сегодня каждый из бывших членов тандема пытается самоутвердиться”. Медведев, по его словам, лишний раз хочет показать свою незаменимость на посту премьера, “потому что достаточно месяц какому-нибудь “порулить”, и, возможно, твоя незаменимость окажется под сомнением”.
И для этого есть определенные основания. Эксперты все чаще говорят об осенней отставке правительства или о его серьезном кадровом изменении. Член научного совета московского Центра Карнеги Николай Петров говорит о том, что “допустим, Путину придется менять правительство Медведева. Тогда это событие должно быть как-то подготовлено, и то, что происходит сегодня, выглядит именно такой подготовкой”.
Глава Института прикладной политики Ольга Крыштановская, руководитель Центра изучения элит Института социологии Российской академии наук, полагает, что противостояние элит никуда не делось. “Этот процесс начался при Медведеве и связан был с изменением конфигурации власти и с некоторыми действиями Медведева. Процесс идет, и он опасен, потому что способен расколоть элиту, если не будет найдено противоядия”.
Опасность ситуации Крыштановская видит в нарастании фрагментации элит из-за слабой легитимности власти. “Когда власть легитимна, общество ее признает, и политический класс тоже готов эту власть поддерживать. Как только слабеет институт президентства, возникает кризис легитимности. В связи с проведенными выборами многие думают, что глава государства уже их не защитит – и надо держаться подальше от власти. Часть политического класса из активных сторонников уходит немножко в болото, рассуждая: поживем – увидим…”
Судя по развитию событий, противоядия нет, да его никто и не ищет. Наоборот, борьба разгорается по всем направлениям.
В интернет-издании “Газета.ру” опубликована весьма показательная статья, кстати, редакционная. В ней говорится о противостоянии так называемых “кремлевских радикалов”, которых представляет первый заместитель главы администрации президента Вячеслав Володин, и “умеренных” в лице вице-премьера по модернизации Владислава Суркова. Методы кремлевских “радикалов” начинают пугать сторонников более мягкого подхода, понимающих, что жесткая зачистка не приведет ни к чему хорошему.
Похоже, что за атакой на Володина стоит Медведев. Не исключено, что это ответ на выход фильма “Потерянный день”. Но это фактор пропагандистский, и действие его кратковременное.
Важно то, что объектом атаки является Володин, в то время как Путин сознательно выведен из-под удара. Что в известной мере подтверждает концепцию доклада, что президент – главный арбитр в споре. Навряд ли ставилась задача добиться ухода Володина. Скорее можно говорить о попытке добиться частичного перераспределения полномочий между Кремлем и правительством в сфере политического управления в пользу последнего.
Налицо попытка Медведева добиться большей автономии и обрести свой кадровый ресурс из не только так называемых либералов, но и тех приближенных в прошлом Путина, которые отошли или были отодвинуты. И это уже системный риск для президента.
Острые разногласия внутри так называемой властной вертикали в России, судя по прошлому, приведут к дальнейшей консервации системы и утрате ею потенциала обновления и трансформации, что рано или поздно приводит к неуправляемому взрыву. Так произошло в 1917 году, и с тех пор российский правящий класс ничему не научился. С упорством, достойным лучшего применения, он упорно повторяет ошибки прошлого, что грозит ему повторением судьбы предшественников.

Раскол становится зримым
оценок - 4, баллов - 4.50 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.