Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Пока Россия этого не захочет, Азербайджан в НАТО не вступит

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 16 ноября 2012

Эльхан Мехтиев: "Если провести тщательное расследование в силовых структурах, то всплывут глубокие следы коррупции"

Пока Россия этого не захочет, Азербайджан в НАТО не вступитСегодняшний собеседник “Армейского “Зеркала” – известный в регионе политический эксперт Эльхан Мехтиев. С ним мы обсудили военно-политическую ситуацию, сложившуюся в регионе после смены власти в Грузии, противоречия, наблюдаемые во внешней политике Азербайджана, перспективы урегулирования замороженных конфликтов, реформы в Вооруженных силах страны и другие вопросы.
* * *
Личное дело
Эльхан Мехтиев
Родился в деревне Абилджа Губадлинского района и окончил среднюю школу в Ходжахане. В советские годы окончил Ереванский политехнический институт. В 1993 году проходил обучение в университете Лидс в Великобритании, а в 1995 году – в Академии международного права в США, впоследствии занимался исследовательской деятельностью в американском университете в Мериленде, а также в Вашингтоне – в Американском университете – как ученый Fulbright исследовал проблемы этнических конфликтов, автономий, национального самоопределения.
В 2000 годах работал в Вашингтоне в Институте внешней политики Университета Джона Хопкинса как исследователь НАТО, в 2010-2011 гг. – как ученый Fulbright в Институте исследований безопасности Университета Дьюка в Америке.
Является автором многочисленных публикаций, организатором конференции по вопросам безопасности, участником международных конференций. В отечественной прессе выступает с комментариями по международным вопросам, а в зарубежных – с исследовательскими публикациями.
* * *
- После того, как партия Бидзины Иванишвили завоевала большинство мест в парламенте Грузии, возникла вероятность ряда изменений в сфере безопасности в регионе. Новое руководство Грузии пытается сблизиться с Россией, сделаны заявления об отмене ограничений на грузоперевозку из России в Армению, появляется информация о существовании противоречий в отношениях между Азербайджаном и Грузией. Насколько, по-вашему, серьезным окажется влияние смены власти в Грузии на военно-политическую безопасность в регионе?
- Я не хотел бы оценивать это так, как пишут в Азербайджане. В Грузии к власти пришло новое руководство, которое много говорит о коррумпированности прежнего правительства. Сегодня в Азербайджане все – и представители властей, и оппозиционеры, и простые люди, – говорят о том, как изменилась Грузия, об искоренении там коррупции. Однако в самой Грузии ситуацией в этой сфере по-прежнему недовольны, так как они сами наблюдают факты коррупции и взяточничества на местах. Оппозиция в Грузии пришла к власти главным образом обвиняя прежнее правительство в коррупции, в том числе это касалось подозрений о присвоении средств при подписании крупных контрактов в сфере энергетики и транспорта. Отсюда и вытекают вопросы, связанные с азербайджанскими компаниями.
Следует помнить, что и правительство, и парламент, и общественность в Грузии однозначно проголосовало за вступление страны в НАТО, интеграцию в евроатлантические структуры. По опросам эту линию поддержало 75-90 процентов населения. Поэтому я считаю, что новое правительство будет также усердно продолжать политику, направленную на еще более глубокую интеграцию в НАТО, европейские институты.
Что касается России, то тут многие считают, что нынешние отношения между Россией и Грузией обусловлены личными отношениями между Путиным и Саакашвили. В новом грузинском правительстве считают, что Саакашвили неверно строил политику в отношении России. Это касается не только вопроса Южной Осетии и Абхазии, но и еще более ранних отношений. В любом случае заявления новых властей о необходимости нормализации отношений с Россией представляют собой здоровый подход и вовсе не должны оцениваться как желание Грузии перейти “под крыло” России. Новое правительство всего лишь хочет улучшения отношений с Россией, вопрос только в том, насколько это реально. Сейчас однозначного ответа нет, так как новые власти Грузии только оправились от предвыборной гонки и возможно, после того как они начнут непосредственно работать и столкнутся с реальностью, возникнут новые вопросы.
- Как вы считаете, насколько перспектива возобновления грузоперевозок из России в Армению через территорию Грузии затронет национальные интересы Азербайджана?
- Все равно в Армению продолжаются перевозки из России через порты в Поти и Батуми. Однако правительство Грузии приняло решение о недопущении военных перевозок через ее территорию в Армению, и я не думаю, что новое правительство изменит данное решение. Эти сведения, всплывающие в последние время – всего лишь идея. Абхазия, к примеру, негативно относится к этой идее и не желает открытия железной дороги. Как все будет на самом деле, все еще находится под вопросом.
- В сентябре и октябре Россия провела военные учения на Северном Кавказе и в Армении. Это было воспринято как демонстрация влияния и угрозы в регионе. Насколько, по-вашему, сегодня сильно влияние и серьезны угрозы нашего северного соседа в Южнокавказском регионе?
- Не думаю, что за последнее время что-то изменилось. Россия здесь уже 200 лет, и она уже давно не новая сила, чтобы мы рассматривали ее как угрозу. В Армении Россия имеет свою военную базу, и в настоящее время значение этой базы еще более возросло. Это связано не только с Кавказом, но и с процессами, протекающими на всем Ближнем Востоке. С Грузией Россия военно-политические отношения прекратила, но с Азербайджаном они продолжаются. В то же время у России остается много сил и на Северном Кавказе и в Каспийском бассейне. В Северокавказском военном округе Россия располагает вооружением и солдатами, по численности превышающими все остальные военные округа. С этой точки зрения Россия никогда отсюда не уходила, а мы говорим, что она опять приходит и нам угрожает. Поэтому считаю, что никаких радикальных изменений со стороны России просто нет.
- Не считаете ли вы, что если влияние России ослабнет, снизится до нуля, то отношения между Азербайджаном и НАТО могут углубиться. Ведь мы наблюдаем серьезные задержки и даже регресс в развитии связей между Азербайджаном и альянсом. Проблемы возникают главным образом при реализации большинства подписанных договоров в сфере безопасности и обороны. Что, по-вашему, лежит в корне этих проблем – нерешительность властей, издержки политики баланса или внешние проблемы?
- Во главе всего стоят наши власти. Если мы взглянем на историю этого процесса, то увидим, что предыдущий президент Гейдар Алиев создал специальную государственную комиссию для углубления сотрудничества между Азербайджаном и НАТО, и заместитель премьер-министра был назначен председателем этой комиссии. В апреле 2003 года Гейдар Алиев объявил, что мы стараемся вступить в НАТО, но не делаем это шумно, как другие. Однако Ильхам Алиев, придя к власти, объявил, что в Азербайджане на повестке дня этот вопрос не стоит, страна не думает вступать в НАТО, а будет всего лишь строить партнерские отношения. И это было полностью связано с российским фактором. Этот путь был выбран в целях сохранения власти, для того, чтобы не проводить политику, противоречащую интересам России. До тех пор, пока Россия будет против, нынешние власти в Азербайджане не станут на путь сближения с НАТО. Если Россия вступит в НАТО, тогда и Азербайджан сделает то же самое.
- А необходимо ли вступление Азербайджана в НАТО? Насколько это может повлиять на развитие демократии в стране, продвижения в секторе обороны и безопасности?
- В настоящее время принятие Азербайджана в ряды НАТО невозможно, так как вступление в альянс и интересы нынешних властей не совпадают. Правящая сила хочет сохранить нынешнюю систему, и все для этого делает. А НАТО требует, чтобы в стране проводились демократические реформы, функционировали свободные пресса и телевидение, проводились свободные выборы и власть сменилась мирным путем.
Мы это ясно увидели на примере Грузии. НАТО однозначно объявила, что проведение свободных парламентских и президентских выборов и реформирование правовой системы в Грузии являются главным требованием для вступления в альянс. Генеральный секретарь НАТО заявил, что последние выборы в Грузии стали большим и важным шагом в направлении к членству в НАТО. С этой точки зрения в Азербайджане не было сделано ничего из того, что проделала Грузия. Фактически Грузия выполняет все поставленные перед ней условия. В то же время, даже если наши власти и захотят, Азербайджан не сможет вступить в НАТО, так как альянс не примет такой режим, а после арабских революций это вовсе невозможно.
- А если Азербайджан объявит, что готов провести все реформы для вступления в НАТО, какое можно будет ожидать давление со стороны России и Ирана?
- Это давление будет постоянным. Если в Азербайджане будут демократические реформы, парламент и правительство, избранные народом, правительство, парламент и народ захотят вступления в НАТО, то взамен НАТО окажет большую поддержку Азербайджану. И я не думаю, что в этом случае влияние или давление России и Ирана будут иметь какое-то значение. Если Грузия присоединяется, Турция остается самым крупным государством-членом НАТО в регионе, а демократический Азербайджан этого хочет, то ни Россия, ни Иран не смогут ни на что повлиять, наоборот, столетний ландшафт в регионе полностью поменяется.
- Насколько эффективен может быть процесс урегулирования региональных конфликтов в контексте переговоров с Россией и НАТО?
- Если будут проведены демократические выборы, реформы, Азербайджан сможет встать с НАТО в один ряд, и тогда вопрос армянской оккупации может стать темой обсуждения между НАТО и Россией. Можно перевести переговоры в такую плоскость. В таком случае Франция и США, как члены НАТО, будут больше поддерживать позицию и аргументы Азербайджана.
- Должен ли Азербайджан в нынешней ситуации перевести переговоры в плоскость Россия-НАТО?
- Нет. Как он это сможет сделать? НАТО здесь делать нечего. У Азербайджана нет каких-то особых отношений с НАТО, и с Арменией альянс поступает так же. Этим делом занимается Минская группа ОБСЕ, и НАТО в своих заявлениях поддерживает ее деятельность, так как там представлены США и Франция. А Грузия, установив с НАТО особые отношения, смогла заручиться посредническим участием Франции во время конфликта, и после установления режима прекращения огня с русскими НАТО выступила с требованием к ним покинуть территорию Грузии. И в настоящее время НАТО поддерживает территориальную целостность, суверенитет Грузии, считает Абхазию и Южную Осетию ее неотъемлемой частью и требует от России отказаться от аннексии этих территорий. На чикагском саммите об этой позиции было вновь однозначно объявлено.
- Уже прошло полтора года с тех пор, как Азербайджан стал членом “Движения неприсоединения”. Как вы думаете, этот шаг принес нам больше пользы или вреда?
- Этим шагом, с одной стороны, нынешняя власть хотела показать России, что не желает вступать в НАТО, а с другой – показать НАТО, что мы, мол, нейтральны. Тем самым власти старались держать обе стороны на расстоянии. Но со временем стало ясно, что все это лишь видимость, так как отношения с НАТО продолжаются на прежнем уровне. Возможно, несколько уменьшилось число встреч на высшем уровне с Россией. Это уменьшение я связываю с той позицией, которую заняла Россия в вопросе армянской оккупации. Поначалу русские приняли Мадридские принципы, но затем поддержали план армян, и после возвращения Путина на пост президента России встреч на высшем уровне уже не проводилось. С этой точки зрения я оцениваю инициативу неприсоединения к блокам как политику собственной перестраховки, сохранения дистанции с НАТО и Россией.
- Как вы оцениваете процесс реформ в Вооруженных силах? Наблюдались ли какие-либо серьезные изменения в рамках сотрудничества с НАТО?
- Как известно, было достигнуто соглашение по третьему этапу Индивидуального плана партнерства (IPAP). Однако всех удивляет, что этот документ никогда не обнародовался для общественности страны. Мы не знаем, что же написано в этом IPAP. Думаю, что азербайджанское правительство скрывает содержание этого документа, так как не сдержало данное в нем слово проводить демократические реформы. Тем самым мы не смогли точно выяснить, в какой именно области должны будут проводиться реформы. Однако мы знаем то, что НАТО здесь наиболее активна в вопросах, связанных с Внутренними и Пограничными войсками. Что касается азербайджанской армии, то здесь ситуация иная. Министр обороны Азербайджана заявил, что 70 процентов солдат находятся в окопах и поэтому проводить глубокие реформы возможности нет. В армии, конечно же, проводились определенные реформы, но о каких-то коренных преобразованиях и речи нет. В Азербайджане большее внимание уделяют численности армии, и считают, что ее сокращение приведет к ее ослаблению. Но современный мировой опыт говорит об обратном. Самая сильная армия – это малочисленная, но модернизированная, с высокими боевыми способностями, вооруженная современным оружием, подверженная реформам, а слабая – это та, которая имеет большое число солдат, необученная, с плохими социальными условиями, низкими зарплатами офицеров. С этой точки зрения мы не можем говорить, что армия в Азербайджане соответствует стандартам НАТО.
- В 2013 году в Азербайджане общее число средств, которые намереваются выделить на оборону (средства, выделяемые на силовые структуры военного назначения), увеличится до 3,6 млрд. долларов. В чем заключается основная цель этого роста?
- Деньги на армию, силовые структуры, точно так же, как ежедневно на ремонт и строительство дорог, мостов, зданий, выделяются для того, чтобы часть из них переводилась на коррупционные цели. Мы знаем, что силовым структурам на ремонт старых зданий выделяются миллионные средства, на которые, к примеру, вместо ремонта одного здания можно было бы построить 2-3 новых. Об этом говорят все эксперты. Тем самым большая часть этих денег утекает в карманы, и никак не помогает повышению уровня боеспособности солдат, улучшению их социальных условий. То же самое происходит и при покупке вооружений, было бы наивно это отрицать. Все это хорошо знают.
Мне интересно, как Минобороны называет “пустыми вещами” то, что армяне проводят учения на оккупированных зонах. В то же время представитель Минобороны заявляет, что проведение таких учений требует много средств. Я так понимаю, что подобные заявления преследуют цель получить еще больше средств из бюджета, чтобы в дальнейшем обогатиться, списав их трату на проведение учений. И вообще, получается, что отсутствие учений связано с деньгами. В итоге выходит так, что в азербайджанской армии денег опять же меньше, чем в армянской. Если провести тщательное расследование в силовых структурах, то всплывут глубокие следы коррупции.
- И последний вопрос. НАТО объявила, что до конца 2014 года намеревается вывести свои войска из Афганистана. Ряд государств, в том числе и Азербайджан, объявили, что и после 2014 года будут продолжать вносить свои вклады. Как, в общем, вы оцениваете этот процесс, и каким, по-вашему, может быть реальный вклад Азербайджана?
- В настоящее время НАТО в Афганистане параллельно занимается строительством афганской армии и структур безопасности. Азербайджан оказывает поддержку этому процессу. В частности, выделяет средства на проведение учений. Думаю, что после выхода оттуда НАТО поддержка будет носить главным образом материальный характер, а, кроме того, афганские офицеры будут обучаться в Азербайджане….

Пока Россия этого не захочет, Азербайджан в НАТО не вступит
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Общая

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.