Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

НОВАЯ ВОЙНА ЗА КАРАБАХ:

Опубликовано:23:30 24/08/2012

ПОТЕРИ И ПРИОБРЕТЕНИЯ

Ситуация “ни войны, ни мира”, державшаяся последние 18 лет по причине совпадения интересов главных внешних и внутренних игроков в сохранении статус-кво, перестает соответствовать изменившимся соотношениям сил и потребностям развития событий в нужном для каждого из них направлении. С момента подписания Бишкекского протокола о прекращении огня в мае 1994 года все переговоры и обсуждения различных вариантов урегулирования конфликта не привели к какому-либо достойному упоминания прогрессу. Стороны все так же занимают взаимоисключающие позиции, все так же на линии фронта погибают люди, а лидеры конфликтующих государств все так же бравируют способностью своих армий добиться победы в будущей войне. Дипломаты, политики, аналитики и военные хладнокровно рассуждают о войне как о следующей вероятной фазе конфликта. Актуальность оценки риска войны, по мнению аналитиков, возросла особенно заметно после резкого увеличения военного бюджета Азербайджана и очевидного отсутствия успеха в текущем раунде переговоров на базе “мадридских принципов”.
Реальность перехода конфликта в горячую фазу зависит не только и не столько от уровня боеспособности армий и объемов доступных самим странам Южного Кавказа ресурсов, сколько от позиции крупных мировых и региональных государств, обладающих возможностью диктовать свою волю слабым и зависимым государствам Южного Кавказа. Это понимают и отмечают и армянские аналитики, несмотря на психологически выгодную напускную панику по поводу очередных воинственных заявлений президента Азербайджана. Эксперт Армянского центра национальных и стратегических исследований Манвел Саркисян так отвечает на вопрос о том, почему Азербайджан не начинает войну:”Это потому, что втягивать маленький Азербайджан в большую войну – рискованная затея. Пока война с Арменией – это идея для внутреннего пользования. Это напускная воинственность, потому что есть такой большой бюджет и такая вооруженная армия – что мешало напасть до сих пор? Региональные державы не начнут эту войну без одобрения – гласного или негласного – мировых держав, прежде всего России и США. Здесь если и столкнутся чьи-то интересы, то это будут интересы крупных игроков”.
Последние 10 лет позиция стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ сводится к пожеланию сторонам продолжить мирные переговоры и выражению собственной готовности принять и поддержать любой согласованный Арменией и Азербайджаном вариант мирного разрешения конфликта. Но ведь разрешить зашедший в тупик конфликт возможно и насильственным путем, что отнюдь не запрещается международным правом и что наглядно демонстрируют сами государства-постоянные члены Совета Безопасности ООН, охотно пользующиеся военной силой для достижения политических целей. Тем не менее государства-посредники неуклонно рекомендуют сторонам продолжать очевидно бесплодные переговоры и достаточно прозрачно намекают на недопустимость и опасность военного решения. При этом рекомендации и предостережения высказываются не только представителями государств-членов Минской группы на уровне послов, но и главами этих государств, притом неоднократно: в течение последних лет по теме Карабаха президенты России, США и Франции сделали три очень схожих заявления в Аквила, Мускоке и Довиле. Сами посредники воздерживаются от оказания ощутимого давления на стороны конфликта и пытаются соблюдать “равноудаленность”, аккуратно заботясь, тем не менее, чтобы одна из сторон, а именно Армения, которая не имеет собственных финансовых ресурсов для продолжения равного противоборства, получала эти ресурсы. Учитывая эту перманентную финансовую, военную и политическую подпитку одной стороны конфликта извне, говорить о карабахском конфликте как о сугубо локальном не приходится. Он является элементом глобального соперничества мировых сил.
Несомненно, что на карабахский конфликт повязаны интересы глобальных и региональных игроков, и каждый из них имеет значительные ресурсы для влияния на принимаемые в Баку и Ереване решения. Пока это влияние проявляется посредством регулярных заявлений-пожеланий мира и политической, финансовой и информационной поддержкой статус-кво, но никто не сомневается, что в случае возникновения опасности не для мира, нет, а для мнимых или реальных собственных интересов, эти государства без колебаний более активно и непосредственно вмешаются в ход событий. Не исключается, что Россия может даже вступить в войну непосредственно и как сторона конфликта, как это произошло в Грузии в 2008г. Естественно, при этом забудется позиция видимой pавноудаленности от сторон конфликта, многократные заявления о признании территориальной целостности Азербайджана. До августовской войны с Грузией Россия точно так же неоднократно заявляла о признании территориальной целостности Грузии.
И в Армении, и в Азербайджане к вопросу непосредственного участия России в войне за Карабах относятся с большим опасением, но по разным причинам. Азербайджан видит вполне реальную угрозу подвергнуться российскому нашествию. Естественно, что если Россия примет участие в армяно-азербайджанской войне в Карабахе на стороне Армении, абсурдность ее правовых аргументов в обоснование подобного вмешательства будет слабым утешением на фоне того огромного ущерба, который она способна причинить Азербайджану. Армения же опасается, что Россия, подобно другим членам ОДКБ, ссылаясь на то, что война пойдет на территории, юридически принадлежащей Азербайджану, и что непосредственной опасности самой Республике Армения нет, также займет позицию невмешательства. Кроме того, ее беспокоит высокий уровень экономического, политического и военного сотрудничества, который установился в азербайджано-российских отношениях. Вот почему президент Армении Серж Саркисян 16 мая 2011 г. в интервью российским СМИ выразил пока публично не подтвержденную руководством России уверенность в том, что последняя вступит в войну против Азербайджана на стороне Армении. Он сообщил, что “у России есть и обязательства, и возможности отреагировать”. Через три дня министр обороны Сейран Оганян повторил этот тезис:”Армения вправе рассчитывать на соответствующую реакцию ОДКБ в случае военной агрессии Азербайджана по отношению к Нагорному Карабаху”. Хотя непризнанная никем, в том числе и странами-членами ОДКБ Нагорно-Карабахская Республика фактически и юридически не имеет непосредственного отношения к теме безопасности государств-членов этой организации, Армения стремится заручиться гарантией российской защиты в вопросе Карабаха.
Эти заявления следует расценивать не только как информационный повод для стимулирования первых лиц России выразить уже сейчас определенную позицию, будь то негативную, или позитивную, в случае перехода конфликта в горячую фазу, но и как повод опосредованно шантажировать стратегического союзника вероятностью перемены политической ориентации Армении. Именно это имел в виду армянский политолог Виктор Ягубян, когда подчеркнул два очевидных момента нынешней ситуации для Армении: Во-первых, “назрела необходимость новых гарантий мира и безопасности, которые, впрочем, вряд ли будут даны. Публично запрашивая эти гарантии у Москвы, Ереван, в первую очередь, констатирует отсутствие уверенности в самом себе и в своих текущих партнерах. А значит, и нужду в усилении позиций за счет гарантий других центров силы, в том числе и США”.
Во-вторых, путь Армении в НАТО, по его мнению, “лежит через новую войну в Карабахе и дискредитацию ОДКБ как организма, способного обеспечивать базовые договоренности, гарантирующие коллективную безопасность его членов. И дискредитация эта как раз будет достигнута за счет анонсированной Западом угрозы “спонтанной” войны в Нагорном Карабахе”.
Как видно из хода мыслей армянского аналитика, в Армении ясно понимают, в чем заключается функциональное значение этно-территориальных конфликтов Южного Кавказа для России. Армянская политическая элита осознает, что ценой желания государств Южного Кавказа выбрать ориентацию на Запад Россией определена и является на практике территориальная потеря. Неважно, принадлежащая им де-факто или де-юре.
Практические уроки властям трех республик ЮК для осознания этой простой истины Россия преподает, начиная с начала 1990-х годов. Сначала урок был преподан Армении. За отказ войти в “обновленный СССР” Москва силами ВВ МВД СССР провела операцию “Кольцо” весной-летом 1991-го года, депортировав несколько десятков тысяч армян из Шаумяновского и Гадрутского районов. За ту же строптивость Грузия получила очаги этнотерриториальных конфликтов в Абхазии и Южной Осетии. Затем наступил черед Азербайджана получить урок. За отказ в 1992 году создавать свои Вооруженные Силы под командованием СНГ (читай: России) Азербайджан поплатился сначала потерей Ходжалы, Шуши и Лачина, когда же правительство Народного Фронта, а затем и Гейдар Алиев начали ориентироваться на Турцию и США, то и почти всем Карабахом (15,7% территории страны). При президенте Саакашвили Грузия из-за своей строптивости и своего стремления стать членом НАТО де-факто потеряла Абхазию и Южную Осетию. Урок, как говорится, ясный и понятный.
Сейчас и Армения де-факто, и Азербайджан де-юре могут окончательно потерять Карабах в случае явного поворота своей политической ориентации на Запад. Возможно, в этом и надо искать объяснение такому дипломатическому шагу Азербайджана, как вступление в Движение неприсоединившихся государств. Азербайджан желает этим шагом развеять сомнения России в том, что Азербайджан строит какие-то планы насчет интеграции в НАТО.
Но как оценить пассаж г-на Ягубяна о “дискредитации ОДКБ”? Что означает на практике эта “дискредитация”? Несомненно, что под термином “дискредитация” армянский аналитик имел в виду или отказ России дать уже на этом этапе четкие гарантии своего участия в вероятной армяно-азербайджанской войне на стороне Армении, превратив этой заявленной гарантией попытку силового возвращения Карабаха Азербайджаном в акцию самоубийства, или же необеспечение этим военным блоком “окончательной и решительной” победы Армении в ходе предполагаемой войны. На какие правовые нормы может сослаться ОДКБ (вернее, руководство России), дабы не “дискредитировать” себя, чтобы дать публичные гарантии Армении, что примет участие в будущей войне за Карабах против Азербайджана на ее стороне? А если Россия воздержится от недвусмысленного выражения своего обещания воевать с Азербайджаном за право Армении окончательно аннексировать эту территорию Азербайджана, тогда что, Армения подаст заявку на вступление в НАТО? Или же армянское руководство сделает это уже после того, как потерпит неизбежное поражение в очередной карабахской войне (без вмешательства России, что дискредитирует ОДКБ) и подавит (как Саакашвили) протест оппозиции, требующей отставки проигравшего войну и потерявшего территории президента?
И как в Ереване представляют себе реализацию на практике “гарантий других центров силы”? США, после отказа ОДКБ (России) дать гарантию вступления в войну против Азербайджана, начнуть предостерегать Азербайджан от попытки силой вернуть себе отторгнутые Арменией территории взамен начала процесса вступления Армении в ряды НАТО? А если Азербайджан все-таки проигнорирует “американские гарантии безопасности Армении” и воспользуется (в этом случае при поддержке России, традиционно наказывающей “изменницу-Армению” за дрейф в сторону Запада) своим законным правом силой восстановить свою территориальную целостность, тогда что произойдет? Начнет ли авиация НАТО бомбить Азербайджан, нанося прежде всего удары по объектам нефтяной инфраструктуры, чтобы принудить его отказаться от Карабаха? Ради чего?
Как видим, тупик не только в переговорах, тупик заметен прежде всего в мышлении представителей политической элиты государств ЮК, в отсутствии видения не только позитивного для всего региона и всех сторон конфликта путей, но и перспектив развития своих наций. Именно этот тупик подвигает руководителей Армении и Азербайджана на обмен воинственными заявлениями. Больше воинственные заявления озвучивает президент Азербайджана Ильхам Алиев, но это вполне объяснимо: оккупирована территория Азербайджана, а не Армении. Президент Армении считает обещания азербайджанского президента своему народу силой освободить оккупированные Арменией азербайджанские земли “агрессией” и угрожает нанести по “агрессору” решительный и окончательный удар. Некоторые российские политологи называют заявления Ильхама Алиева “воинственными мантрами”, но не более того. Но часть экспертов по Южному Кавказу считает войну в регионе неизбежной, расходясь лишь в сроках ее начала – от конца 2013 до лета 2014 г.
Войну прогнозируют, ее “играют” теоретически, прикидывают шансы сторон на потери и приобретения. Очень модно сопоставление военных потенциалов сторон, учет мнений посторонних наблюдателей о ситуации. Обостряется информационная война, нагнетается истерия в СМИ. Достаточно для примера указать на интервью заведующего сектором Кавказа Института этнологии и этнографии РАН, академика Сергея Арутюнова. В интервью Regnum он заявляет, что в Генштабе ВС Армении ему сообщили о расположенных в 40 км от Мингячевирской плотины, на высотах на севере Карабаха, батареях, которые способны одним залпом разрушить ее, в результате чего вал воды смоет весь центр Азербайджана. Советник министра обороны Армении генерал Гайк Котанджян угрожает Азербайджану войной 11 млн. армян всего мира. А аналитик Левон Мелик-Шахназарян вообще договорился до того, что “…задача уничтожения Азербайджана стоит новых трудностей, которые мы в сложившихся условиях просто обязаны преодолеть”. Российский медийный гуру Модест Колеров предсказывает, что “Локальная война продлится 3-5 дней . Линия фронта сильно не изменится”.
(Продолжение следует)

НОВАЯ ВОЙНА ЗА КАРАБАХ:
оценок - 7, баллов - 4.86 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.