Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Легенды о Кероглу

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 07 декабря 2012

Миф или реальность?

Легенды о КероглуКаждый азербайджанец слышал легенды о герое по имени Кероглу. Памятники ему возведены во многих городах Азербайджана, его именем названа станция метро в Баку, в его честь выдающийся композитор Узеир Гаджибейли (Гаджибеков) написал свою знаменитую оперу. Но кем на самом деле был Кероглу? Существовал ли он в реальности? Или этот эпос – всего лишь плод народной фантазии? В настоящей статье мы попытаемся ответить на эти вопросы.
Существуют литературные произведения, являющиеся достоянием культуры многих народов. Несмотря на то, что героический эпос “Кероглу” имеет азербайджанское происхождение, он широко известен во многих других странах и считается частью фольклора народов, проживающих в Иране, Турции и странах Центральной Азии, включая Туркменистан, Казахстан, Узбекистан и даже ираноязычный Таджикистан. Это народный эпос, рассказывающий о жизни и подвигах Кероглу – героя, боровшегося против несправедливости и гнета жестоких правителей.
Азербайджанцы считают Кероглу своим национальным героем. Для них он символизирует универсальное стремление к свободе и независимости. На протяжении веков народные певцы, ашуги, складывали сказания о могучем воине по имени Кероглу, имя которого буквально означает “Сын слепого”. Кероглу боролся с целью отомстить жестокому правителю, ослепившему его отца Мирза бека. Кроме того, он отбирал имущество у богатых и порой раздавал его бедным. В этом Кероглу очень напоминает Робин Гуда – персонажа из средневекового английского фольклора. В борьбе против угнетателей Кероглу помогали его храбрые друзья и крылатый конь по кличке Гырат. Легенда о Кероглу складывалась на протяжении веков. Некоторые ее детали действительно имели место в истории, другие правдивы лишь частично, третьи являются художественным вымыслом, продуктом народной фантазии. Тем не менее, легенды о Кероглу, живущие в памяти народа, основаны на реальных событиях. Это доказывает альтернативный вариант эпоса, обнаруженный в рукописи, хранящейся в Институте рукописей АН Грузии в Тбилиси. Эта рукопись содержит множество свидетельств о том, что исторический прототип Кероглу существовал на самом деле. Еще несколько десятилетий назад никто не знал о существовании альтернативной письменной версии эпоса на азербайджанском языке. Все остальные азербайджанские версии эпоса “Кероглу” основаны на устном фольклоре и были записаны в XIX веке или позднее. И только в 1967 году грузинский ученый Л.Г. Члаидзе сделала сенсационное открытие, обнаружив в Институте рукописей в Тбилиси новый уникальный вариант рукописи “Кероглу”. Для ученых оказалось сюрпризом, что тбилисская рукопись существенно отличается от других существующих версий этого эпоса, ибо в ней изложена несколько иная история.
Согласно устным версиям “Кероглу”, основанным на азербайджанском фольклоре, некий Мирза бек был ослеплен по приказу Болу бека – жестокого феодала из Османской империи (имя Болу бек означает “правитель провинции Болу”). С тех пор сын Мирза бека Ровшан стал известен под прозвищем “Кероглу” (азерб. “Сын слепого”).
Кероглу, возмущенный действиями Болу бека, собирает вооруженный отряд из друзей и родственников для того, чтобы отомстить за отца. Поднятое им движение первоначально было основано на стремлении к личной мести, но вскоре становится широкомасштабным движением, направленным против жестоких и несправедливых правителей. В устной версии эпоса небольшой отряд Кероглу внезапно нападает на города и крепости противника, одерживая победу над огромными вражескими гарнизонами. Иногда легендарный конь Кероглу Гырат спасает его во время боя. После разгрома врага Кероглу и его воины возвращаются в свою ставку, расположенную на вершине чрезвычайно высокой, труднодоступной горы Ченлибель (азерб. “Утренняя роса”). Там они пируют и пьют вино, празднуя успешный исход битвы. Кероглу со своей возлюбленной Нигяр и приемным сыном Эйвазом едят, пьют, играют на сазе, танцуют и веселятся. Обладающий гигантским ростом и богатырской силой Кероглу за считанные минуты съедает несколько казанов плова и выпивает по нескольку бурдюков вина. Захваченные в ходе набега трофеи делятся между членами дружины, а также раздаются бедным и угнетенным.
Альтернативная версия эпоса, обнаруженная в тбилисской рукописи, изображает Кероглу в том же свете, но на этот раз его врагом является не османский феодал, а сефевидский шах Аббас I. Что же касается османского наместника Болу бека, изображенного злодеем в фольклорных версиях, здесь он представлен как друг Кероглу, часто помогающий ему в борьбе против врагов.
Но наиболее ценно то, что тбилисская рукопись повествует о генеалогии Кероглу. Там говорится, что герой происходил из клана джалали. Речь идет о воинственном тюркском племени, населявшем Азербайджан в средние века. По данным тбилисской рукописи, визирь шаха Аббаса говорит ему следующее: “В прославленном тюркском племени джалали много смелых и отважных юношей. Каждый из них является вторым Рустамом (древний эпический герой – Ф.А.) на поле боя. Мирза бек был их лидером. Ты ослепил его, и они этого не забудут до Судного дня”.
Джалали были крылом племени текелю (теке, текели), сыгравшего значительную роль в этногенезе азербайджанского, туркменского и турецкого народов. На основании этих фактов мы можем установить исторический контекст борьбы Кероглу. Племена текелю, а также их союзники шамлу, устаджлу и зулькадар в XII-XVI вв. обладали огромным военно-политическим влиянием в Азербайджане, где их также называли туркманами, терекеме, а позднее (при сефевидах) – кызылбашами. В XIV-XV вв. они создали большие империи Каракоюнлу и Аккоюнлу, и взяли под свой контроль почти все Закавказье (Южный Кавказ), Иран и Ирак. В конце XV-начале XVI вв. они помогли сефевидам (правителям из города Ардебиль) захватить власть во всем Азербайджане и Иране. Первые два поколения шахов из династии сефевидов, особенно шах Исмаил и шах Тахмасиб, полностью опирались на тюркские ополчения, укомплектованные из этих племен. Тюркские племена Азербайджана помогали сефевидам в войне против османов, считая шаха Исмаила своим национальным лидером.
Тем не менее, третье поколение сефевидских шахов стало преследовать тюрок и вытеснять их из политической и военной сфер, считая их слишком независимыми и потенциально опасными для престола. Шах Аббас I Сефеви арестовал и казнил многих лидеров тюркских племен. В ответ в конце XVI-начале XVII вв. племя джалали подняло в Азербайджане и Турции широкомасштабное восстание, ныне известное, как “движение джалалидов”. Именно эти исторические события и лежат в основе эпического сказания “Кероглу”.
Племя джалали боролось главным образом против сефевидов, но, когда Азербайджан был захвачен османской армией, они стали сражаться также и с османами. В чем была причина борьбы кочевых тюркских племен с родственным тюркским государством – Османской империей? Дело в том, что в то время турецкие султаны считали себя не сугубо этническими тюрками, а представителями особой космополитической касты, именуемой “османами”, которым предназначено управлять всеми мусульманами и представителями иных верований, независимо от их этнического происхождения. В делопроизводстве османы широко пользовались арабским, персидским языками, а также османским языком, состоящим из смеси тюркских, арабских и персидских слов. К настоящим тюркам, ведущим патриархальный, полукочевой образ жизни, османы относились с пренебрежением, как к отсталому простонародью. Поэтому в отношении огузских племен Южного Кавказа, Восточной Анатолии и Ирана османы вели себя как завоеватели и поработители. Существенную роль играл и религиозный момент: османы были суннитами, а джалалиды – шиитами.
Откуда столь существенная разница в двух различных азербайджанских версиях эпоса “Кероглу”? Следует учитывать один существенный момент: рукопись из Тбилиси гораздо старше устных фольклорных версий, записанных в Азербайджане в XIX веке. Бумага рукописи имеет водяные знаки, сообщающие, что она произведена в 1856 г. Тем не менее, структура, стиль текста и особенности его языка свидетельствуют, что сам текст впервые был записан на 80-100 лет раньше. В 1856 г. он был лишь переписан с более ранней, не сохранившейся до наших дней рукописи. Таким образом, версия, описанная в тбилисской рукописи восходит к XVIII в. и является старейшей из существующих версий эпоса “Кероглу”.
Тбилисская версия азербайджанского эпоса является также исторически более точной. Учитывая реалии современной Кероглу эпохи (антитюркскую политику шаха Аббаса I), у него было больше резона сражаться с сефевидами, нежели с османами. В XVII в. османские султаны были далеко, хоть и совершали отдельные рейды на Южный Кавказ. Напротив, другой враг, шах Аббас I, был гораздо ближе и представлял более существенную угрозу для джалалидов.
Со временем сюжет эпоса претерпел некоторую трансформацию. В более поздних азербайджанских версиях фольклора главными врагами Кероглу являются уже не сефевиды, а османы. Возможно, это было связано с укреплением в середине XVII века могущества сефевидов и усилением шиитской пропаганды в Азербайджане. В связи с этим стало опасно критиковать шахов, и азербайджанские ашуги немного изменили сюжет, переместив критику с сефевидов на османов. Новая версия была менее опасной и совпадала с официальной идеологией сефевидов, представлявших османов как врагов с религиозной и политической точек зрения. Тем не менее, антишахские элементы полностью не исчезают даже в поздних фольклорных версиях эпоса.
В XX в. эпос “Кероглу” нашел новых пропагандистов в лице большевиков. В то время как другой азербайджанский эпос “Китаби Деде Горгуд” был строжайше запрещен в Советском Союзе, “Кероглу” нашел защитника в лице Иосифа Сталина. В чем причина столь разного подхода к двум народным эпосам? В СССР поощрялись легенды, воспевающие борьбу трудового народа против угнетателей. Древний эпос “Китаби Деде Горгуд”, воспевающий внутриплеменную солидарность, этническое единство и объединяющее тюркское огузское начало, мало подходил для этого. Поэтому был избран эпос “Кероглу”, описывающий борьбу народа против помещиков и иностранных поработителей – турок и персов.
Таким образом, эпос “Кероглу” с его темой бедных, угнетенных и обездоленных людей, поднимающихся на борьбу против богатых ханов, пашей и землевладельцев, идеально вписывался в политическую повестку дня. Кероглу не только боролся против турок и персов, он также был далек от религии, пил бурдюками вино и вел себя, как того хотел, а не подобно ортодоксальному, богомольному мусульманину. Советская пропаганда изображала Кероглу как народного мстителя, атеиста, революционера и патриота, боровшегося против богатых землевладельцев, мусульманских священников и жестоких турецких и иранских завоевателей. Проводилась аналогия между Кероглу и русскими бунтарями – Степаном Разиным и Емельяном Пугачевым.
В 1932 году азербайджанский композитор Узеир Гаджибейли (1885-1948) приступил к написанию оперы “Кероглу”. В его версии, Кероглу воюет в основном не против иностранных поработителей, а против угнетателей – правителей и землевладельцев – вообще. Независимо от неизбежной в то время политической интерпретации сюжета, Гаджибейли, создавая оперу, хотел, чтобы память о национальном герое сохранилась в памяти азербайджанского народа.
По свидетельству Мамед Саида Ордубади, автора либретто оперы “Кероглу”, Узеир Гаджибейли первоначально намеревался написать оперу на мотив иранской легенды “О кузнеце Гаве”. Однако, после того как композитор потратил около года, работая над этим произведением, он вдруг оставил эту идею и решил взять за основу сюжет тюркского эпоса “Кероглу”. По словам Ордубади, Гаджибейли хотел создать произведение искусства, которое побуждало бы азербайджанский народ к героическим действиям. “Наш народ должен увидеть на сцене реального героя, который сплотил людей и организовал восстание против господства феодалов”, – говорил Гаджибейли. Эти слова звучали вполне естественно, учитывая идеологическую и внутриполитическую атмосферу, царившую в СССР в 1930-х годах.
Опера “Кероглу” была поставлена в Москве в 1938 году в рамках фестиваля “Десятилетие азербайджанского искусства”. Опера очень понравилась тогдашнему руководителю СССР И.Сталину. По распоряжению советского правительства Уз.Гаджибейли были присуждены самые высокие награды Советского Союза: Ленинская премия (1938), Сталинская премия (1941) и звание “Народный артист СССР” (1941). Опера “Кероглу” стала венцом творчества Гаджибейли.
Незадолго до распада Советского Союза увертюра из оперы “Кероглу” служила неофициальным гимном движения за независимость Азербайджана. В то время десятки тысяч митингующих проводили акции, протестуя против антиазербайджанской политики М.Горбачева и руководства СССР. Митинги начинались и заканчивались под триумфальные аккорды увертюры из оперы “Кероглу”.
После обретения Азербайджаном независимости увертюра из оперы “Кероглу” даже рассматривалась в качестве претендента на роль нового национального гимна Азербайджана. Однако республика решила восстановить национальный гимн, написанный Уз.Гаджибейли в 1919 г. для просуществовавшей всего два года Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920).
И сегодня эмоциональная, волнующая, поднимающая дух увертюра из оперы “Кероглу” звучит на концертах, а также перед открытием официальных культурных мероприятий, напоминая слушателям о самоотверженной борьбе азербайджанского народа за свободу, независимость и защиту своих человеческих, гражданских и национальных прав.

Легенды о Кероглу
оценок - 12, баллов - 4.42 из 5
Рубрики: История

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.