Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Кто вы, доктор Зорге?

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 30 декабря 2012

Триумф и трагедия великого разведчика

Кто вы, доктор Зорге?Ранней осенью 1963 г. на одном из закрытых просмотров в Кремле показывали фильм французского режиссера Ива Чампи. Кинолента была о советском разведчике. Режиссер относился, по тогдашней советской терминологии, к прогрессивным, участвовал в движении Сопротивления, был арестован гестапо, бежал, снова арестован уже во франкистской Испании и снова бежал. Вместе с войсками генерала де Голля высадился в Нормандии, освобождал Париж. Особых неожиданностей во время и после просмотра не предвиделось…
Никита Хрущев был очень взволнован увиденным и услышанным. Он спросил присутствовавшего на просмотре заместителя председателя КГБ генерала Хаджи Мансурова, действительно ли существовал герой кинофильма. Ответ буквально потряс советского руководителя. Ему сказали, что Рихард Зорге действительно существовал и внес существенный вклад в дело борьбы с фашизмом. Хрущев воскликнул: “Надо поднять этого человека. Народ должен знать своего героя”.
Теперь легендарный разведчик и его соратники попали в жернова пропагандистской машины. Так же, как она старалась скрыть его следы, теперь все усилия штатных агитаторов и пропагандистов были направлены на создание очередной иконы, героя невидимого фронта. Именем Зорге стали называть улицы городов и поселков, кораблей, о нем писали книги, статьи в газетах, выходили телевизионные передачи, ему ставили памятники. Соответственно, посыпались награды, посмертно. Родина вспомнила о преданном ею в начале 1940-х гг. сыне. Одновременно происходила лакировка образа Зорге, он лишался каких-либо человеческих качеств, идеальный рыцарь без страха и упрека, все знающий и вовремя предупреждающий, но не услышанный по каким-то причинам руководством. Безвестного еще совсем недавно героя сделали идолом. В социалистической ГДР производственные бригады боролись за право носить его имя, в честь Зорге издавались марки и поздравительные открытки. Лакировка доходила до абсурда, но кто об этом думал в отделе агитации и пропаганды ЦК КПСС?
Каким это ни покажется странным, но идеализация образа Зорге началась не в Советском Союзе, а на Западе. Его имя неоднократно упоминалось на Токийском процессе над главными японскими военными преступниками. В советскую печать не просочилось ни слова, но американские оккупационные власти занимались делом советской разведывательной группы серьезно и основательно. При штабе командующего американскими войсками в Японии генерала Дугласа Макартура была создана особая группа, которую возглавил генерал Уиллогби.
В его книге много места уделяется предупреждениям Зорге о подготовке немцев к вторжению в СССР. Генерал сокрушается, что Сталин не прислушался к предупреждениям Зорге. Сравнивая результаты с прогнозами, он удивлялся проницательности разведчика и в очередной раз обвинял советских руководителей в слепоте.
За книгой Уиллогби последовали другие, в Японии с конца 1950-х гг. оформилась даже научная дисциплина – зоргеведение. В Москве прошли две конференции ученых, занимающихся этой проблемой. Еще больше их прошло в Японии и США. Казалось бы, о деле Зорге известно все или почти все. И, тем не менее, вопросы остаются.
Назовем два наиболее важных. Почему провалилась разведгруппа; кто ее выдал; были ли в группе провокаторы? И, наконец, почему Москва отказалась от своего выдающегося разведчика и не обменяла его на японского офицера высокого ранга, как неоднократно предлагали в японской столице; что послужило причиной того, что Сталин на эти предложения ответил сквозь зубы, что не знает человека по фамилии Зорге? Однозначного ответа на эти вопросы нет до сих пор.
Объективности ради следует сказать, что, даже если бы обмен и состоялся, ничего хорошего Зорге в СССР не ожидало бы. Судьба его товарищей, руководителей советских разведывательных групп в Западной Европе позволяет сделать такой вывод. Многие из них, избежав застенков гестапо, были расстреляны уже на Лубянке. Руководителям знаменитой франко-бельгийской ветви “Красной капеллы” Леопольду Трепперу (“Отто”, “Большой шеф”), Анатолию Гуревичу (“Кент”, “Малый шеф”), возглавлявшему швейцарскую ветвь Шандору Радо (“Дора”), Люси Дюбендорф (“Сиси”) очень повезло, что их не расстреляли, когда они прибыли в Москву. Им дали “всего лишь” по 25 лет заключения за “измену Родине и сотрудничество (?!) с гестапо”, причем Анатолия Гуревича после освобождения в 1955 году снова арестовали и судили в 1958-м. Только в 1994 году знаменитый разведчик был реабилитирован и ему присвоили звание Героя России. Другим упомянутым выше даже спасибо не сказали. Зная нравы того времени и политическую обстановку в СССР, разведчик не мог рассчитывать на родине на радушный прием, вполне мог попасть из огня да в полымя.
Не вполне ясно также, почему японский суд приговорил Зорге и его товарищей к смертной казни. В отношении японцев, членов группы, все ясно. Они нарушили сразу несколько законов об охране государства, о военной тайне и др. Но большинство участников группы были иностранцами. В тот момент Япония не воевала с СССР, Францией и другими государствами. Более того, Зорге был немцем, гражданином союзницы-Германии. По неписаным, но достаточно строго соблюдаемым правилам, если страны не воюют, то шпионов-иностранцев не казнят. Их через какое-то время обменивают или просто выпускают. Если Зорге признался, что работал на СССР, то казнить его не должны были. Даже если в какой-то момент времени Москва от него отказалась, то в дальнейшем могла и признать за своего. Обмен мог состояться позже, никто никуда не спешил. После признания Зорге японские власти не стали обострять и без того напряженные отношения с СССР. Дело засекретили, и, кроме маленького сообщения в печати в мае 1942 г., о нем больше не говорили.
О том, как Зорге стал коммунистом, довольно много писали в лакировочных книгах о нем. Гораздо меньше известно о его работе в Коминтерне. Здесь у него возникли проблемы.
В центральном аппарате он не очень прижился. Причин много, но не это главное. Его энергия требовала выхода, и он просится на активную работу. Как функционер Зорге выполняет несколько поручений этого штаба мировой революции. В Англии он участвует в подготовке забастовки шахтеров, попадает в поле зрения английской контрразведки, вынужден выехать в скандинавские страны, где помогает местным коммунистам. Им интересуется местная полиция. Выполняет такие же функции в США. В Лос-Анджелесе также попадает в поле зрения ФБР и вынужден срочно уехать в Англию.
Фракционная борьба в ВКП(б) проходила и в Коминтерне. Зорге был близок к Бухарину, и за это его исключили из организации. Он оказался в Англии, как говорится, на мели. В этот сложный момент он встретился со своей бывшей женой Кристиной, которая познакомила его с резидентом Разведывательного управления Наркомата обороны в Германии Константином Басовым. Он сообщил в Москву руководителю Разведупра Яну Берзину о Зорге и предложил привлечь его к работе. После интенсивного обмена письмами между Москвой и берлинской резидентурой 16 сентября Басов отправляет еще одно письмо Берзину, сообщая начальнику управления все, что ему удалось узнать о Рихарде: “Я наводил справки, чем вызвано такое поведение в Коминтерне по отношению к нему. Получил некоторые намеки, что он замешан в правую оппозицию. Но все-таки все знающие его товарищи отзываются о нем очень хорошо. Если Вы возьмете его, то самое целесообразное будет послать в Китай…” Обратим внимание на последнюю фразу. Уже тогда Зорге приглашали для работы на Дальнем Востоке. Указание на возможную связь Зорге с правой оппозицией не смутило Берзина. Но об этом вспомнили в лихие времена.
Подготовка к поездке в Китай была довольно основательной. Операцию “Рамзай”, именно тогда Зорге получил этот псевдоним, а не в Японии, как часто писали, разрабатывал начальник агентурного отдела Разведупра Борис Мельников совместно с начальником информационно-статистического отдела Александром Никоновым. Еще одним помощником “для особых поручений” был Василий Давыдов.
Особое географическое и стратегическое положение Шанхая, в котором разворачивалась деятельность Зорге и его группы, сделало его центром экономической жизни региона. Здесь сталкивались интересы старых доминантов Англии и Франции с теми, кто стремился проникнуть в этот богатый ресурсами регион, – США, Германией, Японией. К этому следует прибавить сложную внутриполитическую ситуацию в Китае, фактическую гражданскую войну националистов с коммунистами и мятежными генералами, которые хотели расколоть страну. Уже с начала 1920-х гг. активным игроком в Китае стала Москва.
Совершенно очевидная подготовка Японии к агрессии против Китая могла затронуть и СССР. В то время в Москве панически боялись каких-либо вооруженных конфликтов. Возник вопрос о том, кто сможет сдерживать японское наступление. На кого опереться? На коммунистов, создающих советские районы и беспрерывно досаждающих просьбами о помощи, или вновь восстановить отношения с Гоминьданом и его лидером Чан Кайши? Главной задачей Рихарда Зорге и его группы в Шанхае было установить реальные силы китайских коммунистов и их возможности для развертывания боевых действий против Японии. Этим задачи не ограничивались, но эта была основной. Одновременно с группой Зорге в Шанхае действовали еще несколько групп советских и коммунистических разведчиков. Работали они независимо и друг о друге не знали.
Группа работала довольно активно. Были установлены контакты с рядом руководителей китайского правительства, немецкими инструкторами в армии Чан Кайши. В начале 1931 г. Зорге направил в Москву обстоятельный доклад о реальном положении в Китае и аналитический прогноз о дальнейшем развитии событий. В нем он предсказал скорое начало агрессии Японии против Китая.
Однако очень скоро группа оказалась на грани провала. В том числе и из-за проколов на этапе подготовки. По рекомендации Центра Зорге в Германии по пути в Китай получил аккредитацию от “Немецко-китайского общества”. Это вызвало подозрение британской контрразведки, так как было хорошо известно, что общество тесно связано с немецкими спецслужбами. Отсюда и повышенное внимание к Зорге.
Есть данные, что англичане внимательно следили за его деятельностью и перехватывали большую часть радиограмм, которые посылала группа из Шанхая. Это обстоятельство следует отнести к проколу советской разведки на этапе подготовки группы Зорге. Непосредственно им англичане заниматься в тот период не стали, а навели на его след китайскую контрразведку.
В советских книгах утверждалось, что после блестящего выполнения заданий в Китае Зорге отозвали для переброски в Японию. На самом деле все было совершенно иначе. Его отъезд из Шанхая больше походил на бегство.
В начале октября 1932 года в Москву поступила шифровка из Шанхая: “От китайского источника узнали, что Нанкин (в этом городе тогда располагалось правительство Чан Кайши – авт.) якобы обнаружил след военного шпиона. Подозревают будто бы одного немца. На основании наших старых грехов и слухов среди местных немцев полагаем, что круг подозрений вокруг Рамзая все больше смыкается. Просим срочно сообщить, должен ли Рамзай неприметно выждать прибытия замены, или же он может уехать независимо от прибытия последнего”. Резолюция на сообщении: “Пусть едет, не дожидаясь замены, иначе сгорит. 11.10.32. Берзин”.
Накануне отъезда Зорге в Москву его навестил шеф секретной службы Компартии Китая Кан Шэн и предупредил, что в разведывательную сеть проник провокатор. Сам факт того, что нелегальный резидент Разведупра был известен руководству местной Компартии, говорил о неблагополучии в системе конспирации. И вообще, о некотором непрофессионализме центрального аппарата советской военной разведки.
О возможном провале группы Зорге Москве сообщил руководитель второй группы советской разведки, действовавший под псевдонимом Друг, – бывший приближенный Гитлера Вальтер Стеннес.
Какими были взаимоотношения Зорге с британскими и китайскими спецслужбами, во многом остается неясным. Несомненно, именно в это время в его деятельности появился китайский след, который привлечет внимание японских следователей.
И все же практически доказано, что китайские и британские спецслужбы отпустили его в Москву не случайно. Кто-то с кем-то и о чем-то договорился. Знали ли московские руководители Зорге о его работе на другие разведки в этот период, не совсем ясно. По одним данным, знали, по другим – нет. Архивы об этом пока молчат, хотя британским журналистам удалось найти косвенные подтверждения связей Зорге с британскими спецслужбами. Последним не составило большого труда установить его деятельность в Англии в 1926 г. Еще одним подтверждением этому является маршрут поездки Рихарда. Теперь он не петляет и не прячет следы, а прямо садится на пароход, который следует во Владивосток. Такое впечатление, что чувствовал горячее дыхание погони у себя за спиной, либо скрывать было уже нечего.
На руководство особенно хорошее впечатление произвел аналитический доклад о развитии японской агрессии, взаимоотношениях Японии и Китая. Зорге аргументированно доказал, что правительство Чан Кайши на сепаратный мир не согласится и будет сопротивляться японской оккупации. На данном этапе Сталин принял решение сделать ставку именно на Гоминьдан. Советский лидер с подозрением относился к возвышению Мао Цзэдуна и предпочел видеть во главе Компартии Китая ставленника Москвы Ван Миня. Именно тогда между двумя лидерами пробежала черная кошка. Эту обиду председатель Мао носил всю оставшуюся жизнь.
И Чан Кайши, и Сталин сделали вид, что прошлое забыто. Советские летчики и военные инструкторы выехали в Китай. Но самое главное было то, что в Шанхае Зорге завербовал японского журналиста Одзаки Ходзуми. Он еще не знал, что тем самым заложил основы своей будущей успешной работы в Токио.
(Продолжение следует)

Кто вы, доктор Зорге?
оценок - 3, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Люди

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.