Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Китайский тигр будет осторожным

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 08 ноября 2012

Съезд Компартии Китая должен завершить смену лидеров

Китайский тигр будет осторожнымНакануне важного события в жизни Поднебесной – 8 ноября в пекинском Доме народных собраний открылся XVIII съезд Коммунистической партии Китая – в Пекине были предприняты экстраординарные меры безопасности. Как пишет британская The Daily Telegraph, на улицах столицы дежурят сотни тысяч дружинников. Таксистам предписано убрать стеклоподъемники с задних дверей, чтобы пассажиры не разбрасывали листовки и мячики для пинг-понга с антиправительственными лозунгами. Хотя каких-либо антиправительственных выступлений не предполагается, тем не менее, китайское руководство не вполне спокойно.
Как известно, a burnt child dreads the fire – обжегшееся дитя огня боится. Призрак событий уже далекого 1989 года на главной площади страны Тяньаньмэнь до сих пор страшит коммунистическую элиту Поднебесной. И для этого все больше оснований.
Буквально накануне съезда, а по порядку, придуманному реформатором Дэн Сяопином, на четных партийных конгрессах выбирают руководство, а на нечетных – лидеров, которые придут им на смену, в газете The New York Times было опубликовано журналистское расследование коррупционных действий семьи нынешнего премьера Вэнь Цзябао.
В материале довольно подробно изложены факты о бизнесе жены, сына и ближайших родственников премьера. Как пишет московская газета “Коммерсант”, если публикация в The New York Times является частью кампании против Вэнь Цзябао накануне съезда, ее заказчиками вполне могут быть сторонники исключенного недавно из партии и арестованного бывшего главы горкома КПК в Чунцине Бо Силая. У Вэня и Бо были крайне напряженные отношения, и премьера считают сторонником жесткого наказания проштрафившегося однопартийца. Так что враждующий с тандемом Ху-Вэнь клан внутри КПК вполне мог воспользоваться расследованием The New York Times, подбросив острую фактуру.
Но не только так называемые левые, потерявшие весьма известного лидера, конкуренты Вэня, конкуренты группировки принцев и шанхайцев. В императорском Китае наследного принца и его советников называли тайцзидан, теперь этот термин означает коммунистическую аристократию из детей высших партийных работников и бюрократов. С ними образует неформальный альянс выходцы из шанхайского горкома партии, который долгое время возглавлял бывший председатель КНР и генеральный секретарь партии Цзян Цзэминь. После него влияние тайцзиданей несколько ослабело, так как нынешний генеральный секретарь Ху Цзиньтао представляет конкурирующую группировку так называемых комсомольцев. Однако идущий ему на смену будущий лидер Си Цзиньпин – из первой группировки, что не может оставить комсомольцев равнодушными.
Характерна в этой связи вызвавшая большой резонанс статья в журнале “Сюэси шибао”, воспроизведенная на ряде сайтов в Интернете. Появление и, самое главное, публикация этой статьи – явление неординарное по нескольким причинам.
Во-первых, журнал – орган Центральной партшколы ЦК КПК, которая не только готовит партийных функционеров высокого ранга, но и служит важнейшим мозговым центром разработки партийной идеологии и политики.
Во-вторых, главой Центральной партшколы по традиции является второе лицо в партии, которое на предстоящем съезде должно стать первым. Это Си Цзиньпин.
В-третьих, автор статьи Дэн Юйминь – не рядовой профессор, а заместитель главного редактора журнала.
В статье констатируется, что власть, особенно на низовом уровне, не поспевает за переменами, происходящими в обществе. Быстрое развитие сетевых технологий в корне меняет социальную экологию, стимулирует осознание массами гражданских прав и бросает вызов контролю и руководству со стороны правящей партии и правительства. В результате возникает кризис легитимности строя. Для Китая не просто констатация, а политическое заявление со всеми вытекающими последствиями. Отметим при этом и ряд статей в китайской прессе по защите деревенского осужденного оппозиционера. Дело не столько в том, что это нечто новое для страны и не могло быть опубликовано без санкции с самого верха, а в некотором роде покушение на основы. Приводимая ниже цитата наглядно подтверждает это.
“Но самая большая проблема – слабое продвижение политической реформы и демократизации, далеко отстающих от надежд граждан, на возврат прав народу. В течение 10 лет Ху и Вэнь (Ху Цзиньтао, генсек и Вэнь Цзябао, премьер – авт.) подчеркивали значение демократии, свободы, законности, реформы политической системы, однако фактическое их воплощение было ограниченным. Как показывают опыт модернизации ряда стран и собственная ситуация в Китае, сразу провести последовательную политическую реформу и демократизацию невозможно. Это процесс, требующий осторожности. Однако нужно по меньшей мере дать людям надежду, конкретными действиями показать искренность намерений правящей партии”.
Это прямой удар по группировке комсомольцев, по-китайски – туаньпай, представитель которой Ли Кэцян станет председателем Государственного совета – правительства.
Отметим, что так называемые комсомольцы – это представители довольно сплоченной группировки, которые начинали свою политическую и административную карьеру, медленно поднимаясь по партийной и государственной лестнице. Уходящий генеральный секретарь Ху Цзиньтао именно из их рядов. Он сумел сплотить коллег по ЦК комсомола и сделать их своими верными соратниками. Именно тогда в Пекине сложилось основное ядро комсомольской группировки: ближайшими заместителями Ху Цзиньтао были, например, молодые товарищи Ли Кэцян и Ли Юаньчао.
Мы отметили наиболее важные группировки в китайском истеблишменте, но есть и другие. Их взаимоотношения и влияние на внутреннюю и внешнюю политику требуют отдельного рассмотрения. Пока же вернемся к фигуре избираемого на съезде генерального секретаря. Как обычно, о нем известно не очень много.
Си – потомок одной из самых знатных семей коммунистической номенклатуры времен Мао Цзэдуна. Его отец Си Чжунсюнь – герой гражданской и антияпонской войны, близкий соратник Дэн Сяопина и один из “восьми бессмертных”, наиболее уважаемых членов партии. Но это обеспечивало хорошие стартовые условия, но взлета не гарантировало.
Си Цзиньпин родился в 1953 году в Пекине, когда отец был главой отдела пропаганды ЦК. Когда ему было десять лет, родитель попал в опалу и был отправлен рабочим на завод, а через пять лет брошен в тюрьму. Си-младшего отправили в глухую деревню на трудовое перевоспитание. Воспитанное в ссылке упорство – одна из черт Си Цзиньпина. “Это человек калибра Нельсона Манделы. Он обладает огромной эмоциональной устойчивостью, не позволяя личным неудачам влиять на свои решения”, – отзывался о нем министр-наставник Сингапура Ли Куан Ю.
В 1975 году Си Цзиньпин по пролетарской квоте поступил в престижный университет Цинхуа (китайский аналог Массачусетского технологического института в США), который окончил с дипломом химика, его выпускником является и Ху Цзиньтао. Чиновничью карьеру Си начал в глухой провинции Хэбэй с мелкой должности, а затем медленно двигался по лестнице партийной бюрократии.
Несмотря на общую коррумпированность китайской бюрократии, Си Цзиньпин считается одним из самых честных чиновников. Курируя подготовку к Олимпиаде-2008, он, несмотря на крайне высокий уровень коррупции, добился того, что все Олимпийские объекты были сданы вовремя. В итоге Китай провел образцовую олимпиаду и даже выиграл больше всех медалей. Теперь товарищ Си, активный футбольный болельщик, по слухам, намерен заняться созданием футбольной команды мирового уровня.
Как и положено наследному принцу, Си Цзиньпин до времени своего воцарения во всем следует линии партии и своего руководства, к которому относится в соответствии с китайской традицией подчеркнуто уважительно. Несмотря на приведенную выше цитату из статьи заместителя главного редактора журнала “Сюэси шибао”, которую следует рассматривать не более чем как элемент внутренней борьбы, возлагать на Си надежды по демократизации Китая вряд ли имеет смысл.
Известно, что Си Цзиньпин близок к военным – он был секретарем министра обороны Гэн Бяо, один из самых патриотично настроенных генералов Лю Юань – его друг. Да и супруга Си Цзиньпина – генерал-майор Народно-освободительной армии Китая (НОАК) Пэн Лиюань, солистка армейского ансамбля и одна из самых популярных певиц в стране.
Еще один штрих. Его отец был убежденным коммунистом и искренне восхищался СССР. В 2010 году во время визита в Россию Си Цзиньпин лично попросил Дмитрия Медведева провести ему экскурсию по Кремлю, долго осматривал комнаты, в которых работал Ленин, и, по отзывам сопровождавших его дипломатов, остался крайне доволен поездкой. Возможно, это был ритуал, а возможно, и отражение политических взглядов.
Со времен Дэн Сяопина, несмотря на жесткую подковерную борьбу группировок, в китайском руководстве всегда находится компромисс. История с падением левого Бо Силая подтверждает, что резких перемен в связи с очередной рокировкой на самом верху власти не будет. А если они и будут происходить, то крайне медленно и постепенно, если вообще будут. Это серьезный вызов для самой населенной страны мира, выходящей на роль второй после США. И в этом смысле будущее Китая пока скрыто за плотной завесой неизвестности.

Китайский тигр будет осторожным
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Мир

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.