Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Каким будет мир после ноября?

Опубликовано:19:07 30/10/2012

Каким будет мир после ноября?6 ноября либо Барак Обама, либо Митт Ромни выйдет победителем из изнурительной предвыборной гонки и встанет у руля на ближайшие 4 года. По другую сторону океана 8 ноября более 2000 членов Коммунистической партии Китая (КПК) соберутся в Пекине. Примерно неделю спустя члены Политбюро постоянного комитета выстроятся в иерархическом порядке, готовясь возглавить развивающуюся страну с населением в 1,3 миллиарда человек.
Лидеры двух крупнейших экономик мира сменяются. Меняется и сам мир. Ближний Восток, в частности, переживает период интенсивной трансформации. В то время как реконструкция – и в прямом, и в переносном смысле этого слова – начинается в некоторых частях региона, такие страны, как Сирия, в огне. Другие, как Иран с его затихающей революцией, так и не перестают ввязываться в войны. В условиях разваливающейся экономики страна по-прежнему настроена воинственно, используя свою подконтрольную ливанскую группировку “Хезболлах”, чтобы запустить хотя бы один беспилотный самолет над Израилем и, как сообщается, начать кибератаки.
В результате отношения в регионе остаются напряженными. После своего выступления в ООН по поводу применения “красной черты” к иранской ядерной программе весной или летом 2013 года премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху призвал к досрочным всеобщим выборам, которые потенциально могли бы дать ему достаточно полномочий, чтобы действовать против Ирана. Египет тем временем ищет равновесие как внутри страны, разрабатывая новую Конституцию, так и во внешней политике.
Затем идет Турция, колеблющаяся между Европой и Ближним Востоком. Растущая экономика Турции достаточно стабильна, чтобы страна могла господствовать в регионе; она вступила в перестрелку с южным соседом, Сирией, и призвала своих союзников из НАТО обеспечить себе безопасность.
Это является частью изменяющихся условий, с которыми мировым лидерам придется иметь дело на Ближнем Востоке – в регионе, в котором участие Соединенных Штатов очень значительно. После того как военный конфликт затих примерно десять лет назад, военная миссия США в Ираке завершилась в 2010 году, а военная миссия в Афганистане будет закончена в 2014 году.
Следующий американский президент получит страну с резко изменившейся геополитической ситуацией. Технологический прогресс и инновации начали претворять в жизнь давние мечты об энергетической независимости. Тогда как ранее разработка обширных запасов природного газа в Америке считалась невозможной, такие технологии, как метод гидравлического разрыва (fracking), возвестили о начале революции, связанной с добычей сланцевого газа.
Действительно, США находятся на пороге энергетического самообеспечения. В прошлом году, впервые за 15 лет, менее половины нефти, потребленной в США, было импортировано. Годовой рост производства сланцевого газа возрос с 17% в период с 2000 по 2006 год до 48% в период с 2006 по 2010 год. К 2035 году добыча сланцевого газа, по прогнозам, составит примерно половину от общего объема производства энергии в США.
Последствия этой революции коснутся не только экономики. С точки зрения политики снижение зависимости от иностранной нефти позволит США сосредоточиться на смещении внешней политики в сторону Азии.
Но не только новый лидер США унаследует изменившийся мир. По другую сторону Тихого океана дни рекордного экономического роста в Азии – ключевого компонента социальной и политической стабильности, возможно, сочтены.
Действительно, события последних месяцев в Китае выявили внутреннее беспокойство. Хотя националистические настроения, направленные против внешних недоброжелателей, стремятся временно отвлечь внимание от внутреннего потрясения, серьезные внутренние проблемы страны необходимо решать. Китайская экономика и политика, идеологически преобразованные во всем, кроме названия, в скором времени должны будут решить проблему растущего социального неравенства.
Несмотря на встречный ветер мировой экономики, китайские лидеры, безусловно, будут сосредоточены на поддержании и повышении темпов роста, чтобы вытянуть больше китайских граждан из пропасти бедности и предотвратить общественные волнения; они также обязательно будут продолжать следить за богатым нефтью Ближним Востоком. Долгие годы, опираясь на присутствие Америки в регионе, играя в выгодное ожидание, следующим китайским лидерам, возможно, придется занять более активную позицию. И, поскольку репутация Китая в регионе не запятнана наследием империализма, они могут оказаться в довольно выгодном положении, чтобы это сделать.
Между тем Европейский Союз сражается с собственными проблемами. Несмотря на то, что ЕС следует сосредоточиться на внутренних делах, избавляясь от последствий мирового экономического кризиса, Союз не должен забывать о своих соседях на юге. Крайне важно взаимодействовать с южной частью Средиземноморского региона как с критической точкой сосредоточения – местом политического, экономического и энергетического сотрудничества. В связи с этим наиболее ценным оружием ЕС является его подпись, модель многостороннего диалога и мягкости, получившая Нобелевскую премию.
Соседняя Россия тоже должна реагировать на новые уязвимые места, появляющиеся в результате изменяющихся мировых условий. Кремль продолжает поддерживать режим сирийского президента Башара аль-Асада, выступая против военной интервенции и стараясь защитить свои стратегические интересы, включая военно-морскую базу в сирийском городе Тартус. Такая позиция выразилась, наиболее явно, в постоянном накладывании вето на резолюции Совета Безопасности ООН, направленные на прекращение конфликта, который уже привел к десяткам тысяч жертв.
Международное бездействие в отношении Сирии – плохой знак не только для жителей страны; оно также подрывает легитимность одного из наиболее значимых многосторонних институтов в мире. Учитывая, что проблемы Ирана и Сирии тесно связаны, внутренний раскол пяти постоянных членов Совета Безопасности (США, Китая, Великобритании, Франции и России) может плохо сказаться на поиске решения для сдерживания стремления Ирана к ядерному обогащению. Это находит отражение в том, что нынешние переговоры между ними (вместе с Германией) и Ираном зашли в тупик.
Слишком многое поставлено на карту, вот почему должны быть использованы все возможные способы, чтобы была продолжена работа над согласованным итоговым документом. Не важно, подтвердятся ли слухи о двусторонних переговорах между Ираном и США, такие инициативы должны приветствоваться. В то время как крупные игроки заняты своими внутренними изменениями, регионы продолжают тлеть. Главный вопрос на сегодняшний день: кем станут лидеры, которые выйдут на мировую арену в ноябре: пожарными или поджигателями?
* * *
Материал публикуется в рамках сотрудничества газеты “Зеркало” и Project Syndicate /Institute of Human Sciences/ www.project-syndicate.org.

Каким будет мир после ноября?
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.