Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Как продать нефть по выгодной цене?

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 26 декабря 2012

Эксперты МВФ разработали оптимальную стратегию

Как продать нефть по выгодной цене?Сейчас все чаще говорят о возможности снижения цен на нефть на мировых рынках. В таком случае вполне резонен вопрос: что делать, если это произойдет? Во времена кризисов и нестабильности на рынках продавцам нефти трудно делать выбор: сокращать добычу, если цена резко падает, или подождать, пока цены стабилизируются?
С одной стороны, запасы нефти небезграничны, и ее владельцам хочется продать их максимально дорого. Логично было бы не продавать нефть в период низких цен вовсе. С другой стороны, цены на нефть непредсказуемы, а жить нефтедобытчику как-то надо, поэтому он не может отказаться от добычи, даже когда цены обваливаются. Экономисты МВФ решили помочь им и создали модель, позволяющую не терять деньги и зарабатывать даже в кризис.
Николай Александров, Рафаэль Эспиноза и другие эксперты МВФ придумали оптимальную стратегию для стран с небольшими запасами и крупных производителей. Выяснилось, что для нефтедобытчиков лучшая форма организации – картель типа ОПЕК, но решения которого выполняются.
Мелким производителям стоит наращивать добычу только при очень высоких ценах на нефть – больше 73 долларов за баррель в ценах 2000 года (больше 100 долларов сейчас). А вот крупные – вполне могут добывать и при ценах выше 39 долларов за баррель. Если компания или даже страна решится корректировать добычу в зависимости от цен на рынке, то ее запасы будут дорожать. Но, если все страны выберут такую стратегию, от этого может пострадать мировая экономика. Предложение нефти будет чрезмерно зависеть от цен, в итоге цены будут выше и менее волатильными.
В реальной жизни добыча более волатильна. Возможно, производители просто могут не догадываться о том, какая же сейчас равновесная цена на нефть на рынке, например, они не знают, имеют ли дело с краткосрочным снижением или с постоянным падением цен. Этим объясняется и совершенно разная стратегия стран во время падения цен на нефть в 2008-2009 годах. Агрессивные страны ОПЕК заметно снизили добычу, это же сделали развитые страны вроде Норвегии, доходы которых не сильно зависят от нефти. Другие страны продолжали добывать почти столько же, сколько до кризиса.
Для того чтобы определить оптимальный уровень добычи, экономисты использовали модель Монте-Карло, разработанную для прогнозирования цен на рынке опционов с несколькими условиями. Похожую модель и раньше использовали для предсказания уровня добычи сырья, например, меди.
Согласно упрощению в модели, производитель в каждый период времени может свободно выбирать, сколько нефти ему добывать. Если компания решает сократить добычу и убирает одну из единиц добычи, эти издержки вычитаются из прибыли.
Совсем отказаться от добычи компания или страна не может, так как ей необходимо финансирование, чтобы поддерживать свою деятельность, а в случае страны – ей нужны доходы, чтобы обеспечить исполнение бюджета. Данный метод основан на регрессии, которая определяет нижнюю границу цены, – при ее достижении торговля опционами или добыча должны быть остановлены.
В модель включены еще два параметра. Один из них – цена добычи нефти, которая в некоторых случаях может быть очень высокой. Например, в 2008 году себестоимость добычи нефти бразильской Petrobras составляла 30 долларов за баррель.
Второй параметр – стоимость запасов. Повышение цен на нефть на 10% обычно приводит к увеличению извлекаемых запасов на 1% благодаря росту затрат на разведку месторождений и технологию добычи. Часто информация о новых запасах становится доступна не сразу и влияет на рынок с запозданием.
Выяснилось, что оптимальная стратегия добычи нефти должна быть волатильной. Страны должны снижать добычу при падении цены. При постоянной добыче запасы страны в 10 млрд. баррелей будут стоить 357,9 млрд. долларов. Оптимальная политика может увеличить их стоимость до 835,4 млрд. долларов, если нет минимального требования к добыче. В этом случае выгода от оптимальной стратегии составит 133% с точки зрения чистой настоящей стоимости.
Если мы ежегодно должны добывать хотя бы 0,5 млрд. баррелей “для поддержания штанов”, выгода от оптимальной стратегии “снижения-повышения” добычи составит 25,6%. Если же обязательно нужно добывать 60%, а лишь 40% добычи можно оптимизировать, то выгода снизится до 22%.
В МВФ попытались изобразить мир, в котором все страны следовали бы такой стратегии. В нем предложение нефти станет куда более волатильным, зато цены на нефть никогда бы не смогли повторить падения 2008-2009 годов. Например, чтобы цены упали до 40 долларов за баррель, спрос должен был бы снизиться на 30 млн. баррелей в день – что, конечно, невозможно.
Цены на нефть в таком мире будут выше, но куда менее волатильными, а добыча – ниже.
Однако далеко не все страны следуют подобной стратегии. Чаще всего они просто сохраняют стабильное производство, например, Саудовская Аравия, известная своими огромными избыточными мощностями.
В МВФ нашли рациональное объяснение такому поведению. Ожидания динамики цен на нефть значительно влияют на поведение нефтедобытчика. Например, в первые четыре года, когда цены еще низкие, некоторые компании не ждут их роста. Они сохраняют добычу на максимально высоких уровнях и быстро истощают запасы. Компании, уверенные, что цены волатильны, напротив, стараются снизить добычу настолько, насколько это возможно. Компании, ожидающие умеренного роста цен, медленно наращивают добычу.
Кроме того, на добычу влияют реальные процентные ставки. Как правило, высокие ставки приводят к росту равновесной цены и получению премии за риск на рынке. Чистую настоящую стоимость запасов можно повысить с помощью увеличения производственных мощностей. Например, если к 2025 году производственные мощности увеличатся на 200 млн. баррелей в день, стоимость запасов страны в 5 млрд. баррелей вырастет на 2,1 млрд. долларов. Для страны с 10 млрд. баррелей запасов рост стоимости составит 6,27 млрд. долларов (finmarket.ru). Примечательно, что во время реализации крупных проектов нефтяные компании рискуют не своими средствами, а привлеченными со стороны. При этом речь идет о весьма крупных суммах. “Роснефть” подписала соглашение по привлечению двух кредитов от 15 международных банков на общую сумму 16,8 млрд. долларов. Деньги компании нужны на финансирование покупки 50% ТНК-BP у BP – эта сумма практически полностью покроет денежную часть сделки: 17,1 млрд. деньгами и 12,84% собственных акций. “Роснефть” занимает 12,7 млрд. долларов на два года, а еще 4,1 млрд. – на пять лет, сообщают “Ведомости”. Среди кредиторов – Bank of America Merrill Lynch, Barclays Bank, BNP Paribas, BTMU, Citibank, Credit Agricole, ING Bank, Intesa Sanpaolo Banking Group, JPMorgan, Mizuho Corporate Bank, Natixis, Nordea Bank, SMBC, Societe Generale и Unicredit Bank.
Общая ставка по кредитам – меньше 3% годовых, рассказал вице- президент “Роснефти” по финансам Дмитрий Авдеев. Банков много, поэтому кредит не может считаться экстраординарным, если оценивать доли каждого участника.
Ранее “Роснефть” сообщала, что банки могут кредитовать ее на сумму до 30 млрд. долларов. Неиспользованные кредитные лимиты пойдут на вторую сделку, с консорциумом ААР, владельцем вторых 50% ТНК-ВР. За долю ААР “Роснефть” должна заплатить 28 млрд. долларов, а также проценты обоим совладельцам ТНК-BP. Общая денежная часть обеих сделок может превысить 46 млрд. долларов. Сделка с ААР может частично финансироваться за счет кредитов трейдеров под залог будущих поставок, так, госкомпания может привлечь до 10 млрд. долларов, сообщило ранее агентство Reuters. “Роснефть” уже согласовала с Glencore и Vitol основные условия пятилетних контрактов с предоплатой на поставку до 67 млн. тонн нефти, сообщила пресс-служба компании.
Поставки планируется начать уже в 2013 году. Поставки в 67 млн. т – это около 20% cуммарного экспорта “Роснефти” и ТНК-BP в западном направлении за пять лет (без учета ТНК-BP – 30%). Общий объем контракта оценивается в 50-55 млрд. долларов.
Заключение таких долгосрочных контрактов лишает “Роснефть” возможности маневра при выборе наиболее выгодного направления для поставки нефти, предупреждает эксперт Reuters Александр Ершов, зато Glencore и Vitol закрепили свое лидерство на рынке Urals на севере и юге Европы.
К финансированию под залог экспортных поставок “Роснефть” прибегает уже не в первый раз: в 2004 году она получила 6 млрд. долларов от китайских банков на рефинансирование кредитов, взятых на покупку “Юганскнефтегаза”. В 2009 году “Роснефть” привлекла еще 15 млрд. долларов у Китайского банка развития (в качестве обеспечения – поставки CNPC в 2011-2030 годах по 9 млн.т), напоминает NEWSru.com.
Напомним, и SOCAR (Госнефтекомпания Азербайджана, ГНКАР) прибегает к заемным средствам на внешних рынках.
SOCAR планирует в 2013 году эмиссию корпоративных облигаций для размещения на внутреннем рынке, заявлял президент компании Ровнаг Абдуллаев. “Мы уже осуществили успешный выпуск евробондов на зарубежных рынках (в 2012 году – “ИФ-Аз”). Я дал соответствующее поручение экономическим службам SOCAR подготовить проект выпуска облигаций для размещения на внутреннем рынке. Думаю, этот шаг позволит оживить рынок ценных бумаг в Азербайджане”, – сказал Р.Абдуллаев, отвечая на вопрос агентства “Интерфакс-Азербайджан”. По его словам, объем выпуска облигаций может быть в пределах до 500 млн. манатов, срок – 5 лет. “Приобрести эти бумаги смогут любые компании, а также граждане Азербайджана”, – добавил он.
Как сообщалось ранее, SOCAR в феврале 2012 года осуществила размещение дебютного выпуска евробондов на сумму 500 млн. долларов. При этом общий объем заявок, поданных 290 инвесторами, составил 4,6 млрд. долларов. Евробонды выпущены сроком на 5 лет, дата погашения – февраль 2017 года. Доходность по бондам составит 5,45% годовых.

Как продать нефть по выгодной цене?
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Экономика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.