Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Игра в четки

Опубликовано:22:15 21/09/2012

Отец
Жизнь,
словно птица,
взмахнет крыльями и взлетит в небо
в нестерпимой, надежде поднять
непосильное
постичь непостижимое
достичь недосягаемое,
поджечь невоспламеняемое
и, вылетев из своей орбиты,
сольется со всем мирозданием…
…либо подбитая подлой пулей
низкого охотника падет камнем вниз и,
издав пронзительный вопль, застынет
навеки
до окончания света….
Айдын Эфенди
“Он ехал на своей машине по ночному городу один. У светофора трое подонков ввалились в машину и попросили подвезти. Он был человеком кротким и учтивым.
Доехав почти до окраины города, подонки приказали ему сойти из машины и убираться. Другой бы так и сделал, подчинившись обстоятельствам, но он был человеком честолюбивым и не мог поступить иначе. Он был растерзан ими. Они же, не проехав и нескольких километров, попали в крепкие руки закона. Двоих приговорили к расстрелу, а третьего к 15 годам”.
Это произошло с его отцом, – человеком порядочным, благородным и добрым. Случилась ужасная несправедливость. Ему было восемь, а брату шесть. Он помнил, как убивалась больная мать.
ЗЛЕЙШИЙ ВРАГ
Они были ровесниками, – два маленьких бычка, – как называли их во дворе у его бабушки. Но он учился в другой школе, а ровесник – вместе с его братом. Им было по 10-11 лет; они часто гоняли во дворе мяч и играли в разные игры. Но вот однажды ребята во дворе сказали ему чтоб тот позвал его брата из бабушкиного дома и влепил ему пощечину. За что, – никто толком ничего не сказал. Молчал и брат, когда они уселись вечером перед черно-белым TV.
Ничего, сами разберутся, – решил он ложась спать.
…Прошло дня три или четыре, когда они (брата с ними не было), малолетки, пошли играть в футбол в соседний двор, – команда на команду. После часа игры они недовольные (их команда проиграла) возвращались в свой двор, подтрунивая друг на другом. Вдруг он услышал сзади:
- Эй, ты!
Он резко обернулся, и в тот же миг получил удар со всей силы ногой в пах… Через три минуты он очнулся в окружении ребят и своего деда, проходившего мимо.
- Не приходи больше к нам во двор, – сказал ему его дед, человек почтенный и строгий. Сегодня же скажу маме, чтобы она забрала тебя к себе; где учишься – там и играй, – подытожил дед.
Но ребята со двора успели сообщить ему, кто был его обидчиком…
“За что? – думал он про себя, лежа дома в постели с опухшим левым яичком. Ничего, вот я скажу завтра брату, пусть позовет этого Мамеда из дома, а я буду стоять в парадной с ножиком в руках, и как только тот появится, я всажу ему нож в это самое место!” – подытожил он свои мысли.
Но брат от этой затеи отказался:
- Ведь маму посадят в тюрьму, – сказал 9-летний мальчишка…
ПОЭТ
Дружба с Поэтом началась со средних классов школы. Поэт был намного старше него. Он часто ходил к тому в гости; тот давал ему читать разные книги и знакомил со своими друзьями. Поэт также увлекался рок-н-роллом, они часто выходили гулять по самым разным местам города. Он гордился дружбой с этим человеком. Общаясь с людьми, старшими по возрасту, он набирался большого житейского опыта. Это, во-первых, возвышало его в глазах сверстников, а во-вторых, Поэт был человеком оригинальным, не похожим на остальных. Но некоторые из друзей Поэта видели за этой оригинальностью патологию.
- Чего ты с ним общаешься? – сказал ему на одной из вечеринок в доме Поэта изрядно подвыпивший гость. – Он тебя ничему хорошему не научит, продолжал тот, – он фигней страдает, и тебя заставит страдать; смотри, одумайся пока не поздно.
Он не придал тогда этим словам особого значения и даже укоризненно посмотрел на гостя.
ОБМАНУТЫЙ ГЕРОЙ
Мать и бабушка, после смерти отца, решили отдать его – старшего в институт нефтяников, где одна из кафедр была “в руках” материнских родственников, и сам ректор института был близким человеком. Мать наняла для него – 16-летнего шалопая, сильных преподавателей, и он, понимая суть дела, делал большие успехи в плане подготовки, так что в школе даже все удивлялись.
И вот наступил день вступительного экзамена. Справившись с 30-ю задачами по математике за 45 минут, он довольный вышел из аудитории, как только к нему подошел мужчина лет 35, и назвав его фамилию, попросил присоединиться к группе из 9-10 абитуриентов, что стояли в десяти шагах от них в конце коридора.
- Что случилось? – в недоумении произнес он, – меня внизу ждут родные.
Преподаватель с удивлением посмотрел на него. Среди стоявших в конце коридора раздался тихий хохот. Взяв его за руку, преподаватель подвел его к ним.
- Так что же случилось? – недоумевал он. Объясните мне, в чем дело?
- Сейчас они тебе объяснят, – проговорил преподаватель, указывая на хохочущих сверстников его…
… Оказывается родные его “договорились” с ректором, не сказав ему об этом ни слова, за что впоследствии он сетовал на них. Он был настолько уверен в своих знаниях, что и не думал ни о каких “страховках”…
… Что же касается математики, то, допустив две ошибки, он получил четверку. То же было с физикой через три дня, а на последнем экзамене по литературе он получил пятерку и успешно поступил в один из престижных вузов страны.
РОК-Н-РОЛЛ
Он слушал его с упоением и наслаждался им до глубины души. Это была ЕГО музыка. Он впитал ее с кровью юных лет. Тогда, в институтские годы, перед ним и его сверстниками рисовались райские картины западных тусовок. “Вот они собрали стипендию и махнули в Лондон, Париж или Амстердам на концерт своих кумиров; а после концерта – столики в ночном баре, в окружении блондинок и брюнеток на любой вкус”. Пару дней такой жизни, думали они, и можно возвращаться к своим экзаменам…
- Эй, петухлар, хара гедирсиз?- послышалось сбоку,- сигарет вар?
- Гяля!- ответил Бахтияр, у которого были самые короткие патлы, и заехал тому кулаком по зубам.
После пятиминутной драки восемь или девять человек оказались в милицейском участке. Двоим или троим дали по 15 суток. Нас, тех кто учился в институте, бранили за разврат и приказали немедленно постричь свои патлы.
ИГЛА
…Прошло пять лет, ему было 17. Он только закончил школу и поступил в институт. В один жаркий июльский день он сидел дома один и читал книгу (домашние были на даче). Вдруг послышался стук в дверь. Он отворил: на пороге стояли Поэт и один из приятелей того, с которым они все вместе нередко кутили.
- Привет, как дела? – спросил Поэт, – что делаешь? А, книгу читаешь, молодец!
- А у вас что – спирт или травка? – обрадовался он. Знаешь что, ты посиди у себя в комнате минут пять, у нас тут кое-какое дело, мы тебя потом позовем, – сказал Поэт.
- Хорошо, – радушно произнес он, и те, зайдя в гостиную, прикрыли за собой дверь.
“Наверное, бабки считают” – подумал он, сидя в своей комнате.
Через пять минут дверь гостиной отворилась и Поэт позвал его туда. Зайдя, он сразу посмотрел на стол: там лежала пустая разбитая ампула морфина и стакан с водой.
- Это что? – недоверчиво спросил он.
- Это “лошадка”, – ответил Поэт, – хочешь попробовать?
Он невольно посмотрел на приятеля: тот стоял со шприцем в руке, глядя на Поэта.
- Сделай ему! – произнес Поэт.
Приятель слегка замялся, а потом сказал:
- У него же потом страха перед этим не будет… На, возьми, сам делай! – сказал тот Поэту.
- Да какой там страх, – вырвалось у него, – у меня бронхиальная астма, мне с детства капельницы ставят.
Те переглянулись. Прошла секундная пауза. Он улыбнулся как человек в предвкушении запретного плода.
- Только на что это похоже? – спросил он.
- Сейчас узнаешь, – ответил Поэт. Сделай! – приказал он тому.
ДЕВСТВЕННИК
Ему было 16, а он еще не познал женщину. Сверстники хвастались, кто вправду, а кто заливал, своими любовными похождениями, и каждый старался пристыдить другого.
Однажды летом, под вечер, он зашел в гости к Поэту. Там, в привычной обстановке, он обнаружил веселую компанию: приятеля Поэта, которого звали Октай, и двух симпатичных молодых особ лет по 24-25. На столе была выпивка, закусон, играла музыка, работал телевизор.
- А, керя, заходи! – среагировал на него Поэт. Октая ты знаешь, – сказал он, – а это Лейла, – указал он на сидевшую справа от него блондинку, – и Лала, – показал он на шатенку, что сидела рядом с Октаем. Пей, закусывай, веселись!
Застолье продолжалось еще полчаса, когда Лейла встала и вышла в коридор, подозвав к себе Поэта. Оставшиеся в гостиной за столом продолжали бурно веселиться, делая свои предположения, но минут через пять послышалось как захлопнулась входная дверь.
- Ушла, и даже с нами не попрощалась, сказал пьяный Октай. Что за бабы пошли, пробормотал он.
- Ха-ха, – хихикнула подвыпившая Лала.
Поэт удалился в свою комнату, лег на постель и, раскрыв книгу, начал читать. Он проследовал к тому.
- Неплохая телка, – сказал он. Зачем она ушла?
- Сказала, что ей пора домой, – отрешенно ответил Поэт.
Дальше разговор пошел на разные темы; они стали обсуждать философию экзистенциализма, – существование предшествует сущности или наоборот. Он отдавал предпочтение первому тезису; Поэт с ним соглашался.
Прошло еще полчаса и к ним в комнату зашел Октай:
- Ребята, вы что тут делаете? А, беседуете; ты знаешь, мы решили остаться у тебя, – обратился он к Поэту. Никто не придет? – добавил тот.
- Нет, наши на даче, – ответил Поэт.
- Ну и прекрасно, обрадовался Октай. А ты что тут философствуешь? – обратился тот к нему. Наверное, голую бабу только на картинке видел, – добавил пьяным голосом. Иди, посиди с Лалочкой, нам тут надо кое-что обсудить, – сказал, садясь в кресло.
Он, посмотрев на лежащего Поэта, вышел и направился в гостиную. Лалочка как-будто ждала его.
- Потуши свет, касатик, и сядь рядом со мной! – приказала она полупьяная.
Он, потерев руки об грудь, так и сделал. “Неужели я сегодня стану мужчиной, – подумал он”.
(Продолжение следует)

Игра в четки
оценок - 1, баллов - 4.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.