Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Ичери шехер

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 16 ноября 2012

Ичери шехер(Окончание. Начало см. “Зеркало” от 9 ноября 2012 г.)
Никто не может сомневаться и в прочности Девичьей башни, раз она устояла перед всеми цунами моря и Истории. Ее оригинальная, не имеющая аналогов конструкция – круглая башня и органически дополняющий ее, примыкающий к ней контрфорс – образцы гармонического сочетания, пропорциональной соразмерности. А вот польза, в чем полезность этой башни, если это не религиозный памятник и она не воздвигнута в память кого-то.
Историки, специалисты – археологи, архитекторы – по-разному отвечают на этот вопрос. Одни считают Девичью башню чисто оборонительным сооружением, другие, возражая им, ссылаются на характер бойниц, не предназначенных для оборонительных целей. Некоторые ученые предполагают, что это расадхане (обсерватория), для наблюдения над небесными сферами. Есть предположение, что башня – маяк для кораблей. Возможно также, что на ее вершине зажигали факелы для оповещения о надвигающейся опасности, то есть во всех этих предположениях наличествует попытка объяснить ее практическую значимость.
Один из наиболее серьезных исследователей Девичьей башни, архитектор Давуд Ахундов, уточняет эти версии: “Созданный как культовое сооружение и никакого отношения не имеющий к оборонительным башням, бакинский “храм”(имеется в виду Девичья башня – А.) только после победы исламской религии использовался как наблюдательная башня – Гез Гюльляси, как маяк и, судя по работам Сеид Яхья Бакуви, продолжал использоваться как обсерватория для наблюдения над небесными светилами. Поэтому он так отличается от средневековых оборонительных сооружений Абшерона, являясь творением иного, более древнего мира, с иными канонами архитектуры и строительства” (Д.Ахундов. Архитектура древнего и раннесредневекового Азербайджана).
Предположения об изначальном духовном, то есть религиозном, а точнее ритуальном предназначении Девичьей башни кажутся более убедительными. Естественно, это ритуальное предназначение восходит к домусульманской, дохристианской эпохе, оно связано с зороастризмом, огнепоклонничеством. Убедительным доказательством этому является то, что почти во всех легендах, связанных с Девичьей башней, так или иначе фигурирует Огонь. И потому предположение о том, что башня – храм огнепоклонников, не лишено основания. Во всяком случае среди многочисленных легенд и мифов, связанных с Девичьей башней, нет ни одной исламского характера. Более того, многие из них в явном противоречии с мусульманской моралью. (Об этом – ниже). Характер легенд определяет и “домусульманский возраст” Башни. Откуда же взялась эта явно ошибочная дата ее воздвижения – XII век? Оказывается, из-за одной неправильно расшифрованной надписи. На высоких этажах башни вмурован камень с куфической надписью: “Гоббе (купол, свод) Масуда ибн Давуда”. Поэтому эту злополучную надпись сочли за доказательство того, что башня сооружена Масудом ибн Давудом – зодчим, строителем, подобно реальному автору гробницы “Момине Хатун” в Нахчыване, архитектору Абубекру Аджеми. Как выяснила историк Баку Сара ханум Ашурбейли, это лишь надгробная надпись некоего Масуда ибн Давуда. Ссылаясь на С.Ашурбейли и соглашаясь с ней, Давуд Ахундов считает, что “это надгробная плита, которой во время ремонта заделали выбоину на башне”.
Д.Ахундов опровергает также версию о том, что башня строилась в два этапа, в разные эпохи, с дистанцией чуть ли не в тысячу лет.
В самом деле, диапазон определения возраста Девичьей башни весьма широк – от XII века нашей эры, как учили нас в школьные годы, до X-IX веков до н.э., как определяется в изысканиях последних лет, в том числе, крупнейшего ее исследователя Давуда Ахундова.
“Наличие в древнем Баку, согласно преданиям, пяти башенных храмов (беш гюлля), один из которых (Гыз галасы) сохранился, возведенный, согласно нашей гипотезе, в X-IX веках до н.э., наиболее близкой датой которого мог быть VIII-VII вв. до н .э.”, – заключает ученый.
Самая популярная легенда, легшая в основу поэмы Джафара Джаббарлы и балета Афрасияба Бадалбейли “Девичья башня”, – о греховной любви отца к своей собственной дочери. Впрочем, в сасанидскую эпоху, к какой относят возникновение этой легенды, такой инцест и не считался грехом, допускались и даже рекомендовались браки между родителями и детьми, братьями и сестрами.
Сасанидский царь Иездигерд II (439-457 гг. н.э) издал указ об обязательном изучении маздаизма и приказ:”Отцам жениться на дочерях, братьям – на сестрах”.
Но то, что девушка, которой хочет овладеть отец, восстала против этой морали и бросилась с вершины башни, видимо, и привлекло к этой легенде современных авторов. Еще одна легенда, связанная с огнепоклонством, нашло свое отражение в пьесе “Невеста огня” Джафара Джаббарлы.
В книге А.П.Фитуни “Легенда о Баку и Девичьей башне”, изданной в 1927 году, есть такой абзац (цитирую по книге Д.Ахундова): “Древний город Баде-Кубе (Баку), окруженный в три ряда идущими зубчатыми стенами, девяносто дней был осажден неприятелем. Внутри этих стен, у самого берега пенившегося Кульзум Данизи (Каспийское море) возвышавшийся, черный, еле дымящийся храм совершал все обряды, унаследованные предками для спасения святого очага – столицы огня”.
Прежде чем перейти к изложению легенды, которую пересказывает автор, хотел бы обратить внимание на гидроним “Кульзум Данизи”. Кульзум – это, конечно, искаженное Гузгун, как назывался Хазар-Каспий в древности. И “гузгун”, и “даниз” – слова тюркского происхождения. Д.Aхундов древнее название Баку Хунзар также объясняет совмещенной тюркско-персидской лексикой, как гюн – солнце, зер – золото, то есть город золотого (яркого) солнца. Кстати, бытует и такое толкование названия Гыз галасы, как Гуз (Огуз) галасы, но это намного молодит ее возраст. Впрочем, такое толкование названия башни могло появиться и значительно позже ее построения.
Вернемся, однако, к легенде.
“Главный жрец храма огня, совершая все таинственные обряды культа огня, объявил волнующимся огнепоклонникам: “Завтра шах будет убит, убьет его одна невинная сила”. Вдруг открываются двери храма, у дымящегося очага стоит огненная дева с распушенными огненными волосами. Она была освещена святым огнем храма и в руках держала огненный меч. Дева в пламени огня вышла из храма и подошла к главному жрецу, сказавшему ей:”Ты должна спасти священный город – столицу негасимых огней и храм священный, творением которого являешься и ты”. Огнесияющая дева в последний раз бросила свой взор на возвышающуюся башню-храм и направилась к войскам могучего Нур-Эддина. Огненная дева выполнила свой священный обет и освободила своих соотечественников, но она полюбила и убитого ею полководца и, решив умереть после гибели любимого человека, вонзила меч себе в грудь, отдав душу на вечный покой в храме перед священным огнем. Огни храма погасли, и он превратился в башню освобождения, названную в честь погибшей девы Гыз галасы”.
Когда-то, очень давно, я где-то прочитал еще одну легенду, связанную с Девичьей башней, которая запомнилась мне на всю жизнь, хотя, к сожалению, никак не могу вспомнить, где я ее вычитал.
А легенда такая: у подножия башни жила очень красивая девушка. В нее был влюблен юноша, который жил на другом краю бухты. Она отвечала ему взаимностью. Юноша приходил к ней на свидание по морю. Не плавая в море и не на лодке, а шагая по морю. Шагая не в море, а по морю, как по тверди. И вот однажды, возвращаясь со свидания, он призадумался – а может, его девушка не самая красивая на свете, может есть кто-то краше нее. И по мере того, как сомнения обуревали его, море становилось обычной жидкой хлябью, юноша погружался в нее все глубже и глубже, пока не утонул. Смысл легенды в том, что любовь способна творить чудеса, а сомнения в ней губительны.
Я как-то рассказал эту легенду отцу, она его увлекла, и он написал поэму “Гыз галасы” по этой версии. Позже режиссер Вагиф Бейбутов снял мультфильм по этой поэме Расула Рзы.
ВОЗВРАЩЕНИЕ В ИЧЕРИ ШЕХЕР
Я спускаюсь с Девичьей башни и иду ко Дворцу шахов Ширвана.
Вот и он – Дворец Ширваншахов – волшебная сказка нашего детства.
Я помню сказки бабушки. В этих сказках всегда был некий Ель баба (дедушка Ветер). Этот дедушка Ветер по утрам будил нас, сдувая с нас одеяла. Нам тогда казалось, что дедушка Ветер по утрам выходит из моря, из древнего Сабаила, погребенного на дне Каспия.
И еще бабушка рассказывала, что камни древнего города Сабаил, найденные на морском дне и аккуратно разложенные во дворе Дворца Ширваншахов, обладают волшебной тайной. И если мы сможем раскрыть эту тайну, прочесть надписи на этих камнях, то узнаем секрет древнего города, навеки заснувшего на дне Хазара.
В детстве мы иногда спорили, кто ночью пойдет во Дворец Ширваншахов и опустит руку в колодец Диванхане. Однажды я набрался храбрости, поспорил и пошел. Была лунная ночь, мне казалось, что по дворцу бродят печальные, грустные призраки. Больше всего меня пугали тени, падающие от аркады Диванхане.
Иллюстрация: Диван хана
В какой-то момент я захотел убежать в панике, проиграть спор. Соврать, не совершив то, о чем мы поспорили, я не мог, ведь потребовали бы, чтобы я поклялся именем Эт аги (Эт ага джедди).
(Эт ага (Человек-мясо с мягкими костьми), увечный житель Ичери шехер, которого считали святым, ходили к нему с просьбой исполнить желания, приносили жертвы и клялись его именем, когда хотели, чтобы им поверили. Сейчас его могила в Шувелане – святилище, которое посещают сотни паломников…)
Иллюстрация: гробница Мир Мовсум аги
При этой клятве, это хорошо знали все мы, никто не посмеет сказать неправду. Итак, можно было вернуться и честно признаться, что проиграл в споре, испугался. Но в таком случае я перестал бы уважать себя и окончательно потерял бы уважение ребят.
Мне казалось, что в диванхане-судилище блуждают духи умерщвленных, казненных здесь людей. Все мне казалось кошмарным сном. Хотелось проснуться, убедиться, что все это – сон. В ночной пугающей темени казалось, будто окружающие стены медленно двигались на меня, спеша раздавить своей тяжестью.
Позже, уже во взрослые годы, мне много раз снились ужасы той ночи.
И все же я не поступился. Опустил руку в отверстие Диванхане, откуда, по преданию, торчали головы подсудимых.
И сейчас, спустя много лет, вернее спустя целую жизнь, я спешу покинуть Диванхане со зловещей для меня аурой. Выходя из Диванхане, я испытываю разные чувства – с одной стороны, такие чувства, какие, по всей вероятности, испытывают узники, долгие годы томившиеся в мрачном подземелье, и наконец-то вырвавшиеся оттуда. С другой стороны, эта дневная встреча с Диванхане будит во мне ощущения тех далеких лет, такое же тревожное, но и одновременно сладкое томление.
Хватить, однако, упиваться воспоминаниями о прошлом. Хочу помечтать о будущем Ичери Шехер. Верю, когда-то здесь распахнут свои двери театры, в духе народных фольклорных представлений Гаравелли, Орта Оюну, Килимарасы, Зорхана, мистериальных спектаклей Шебих. Здесь будут расположены мастерские-магазины – ковроделия, шебеке – обработчиков узорного дерева, гончарного искусства, медников-мискеров, ювелиров-зяргяров, вышивальщиц на тканях – текелдуз. Магазин сладостей “Мешеди Ибад” с фигурой-муляжом этого популярного персонажа из паралона у входа, и магазин с самыми дешевыми, как бы в насмешку, товарами скряги “Гаджи Гара” с такой же паралоновой фигурой, музей “Старого Баку” с конкой, фаэтоном, с персонами старого города с гочи и амбалами, дервишами и борцами Зорхана, – типами вроде персонажей Мадам Тюссо, рестораны-караван-сараи национальной кухни, а на отдельной лужайке с зеленым газоном – скульптуры идолов, баранов, лошадей, собранных со всего Азербайджана – коллекция первобытного народного искусства.
Верю, что это не просто блажь и фантазии, тем более, что многое из того, о чем я мечтал еще много лет назад, понемногу претворяется в жизнь.
Между Прошлым и Будущим – Настоящее, и в любом случае необходимо возвращаться туда.
Но я не говорю: “Прощай, Ичери шехер”. Я говорю: “До свидания”.
До свидания, камни! До свидания дома, стены, дворики и улочки. До скорого свидания, мое Прошлое, мое Детство, моя Малая Родина. До свидания, Девичья башня, Сыныг гала, Ханский дворец со зловещими тенями Диванхане.
До свидания, каменные часы – самые верные, самые точные часы в мире.

Ичери шехер
оценок - 1, баллов - 4.00 из 5
Рубрики: Эссе

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.