Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Harenae mandare semina,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 22 октября 2012

или Какие коррективы вносит демократическая ситуация в аналитические выкладки

Последняя неделя сентября выдалась очень знаменательной и интересной. По приглашению соотечественников, живущих в России, выпала честь быть одним из докладчиков на конференции на тему “Важность единства исламской уммы и проблемы исламофобии”. В один из вечеров, сидя в московском халяльном ресторане “Чайхана”, услышал от одного из друзей, что на сайте газеты “Зеркало” пошла статья-анализ Рауфа Миркадырова на тему последних всплесков исламофобии по всему миру, в которой упоминается и покорный слуга.
Хочу сразу же отметить, что “Зеркало” – уважаемое мной издание. На фоне бурь и невзгод последних десятилетий этому изданию удалось не пойти на дно, не наскочить на рифы и не сесть никому на буксир. А это в нашей стране дорогого стоит. А Рауф Миркадыров является для меня одним из уважаемых аналитиков этого издания. Да что аналитиком – одним из “дуайенов” (если позволительна подобная аналогия журналистики с дипломатией) пишущей братии страны. Несмотря на разность взглядов по целому ряду вопросов, считаю его идейным человеком и профессионалом своего дела. В силу этого не посчитал для себя уместным игнорирование упоминания в указанной статье моей скромной персоны.
Ознакомившись со статьей, понял, что она требует более внимательного чтения, анализа, осмысления, а возможно, и ответа. Потому зафиксировал ее в своем почтовом ящике. По возвращении в Баку, как обычно, пришлось заняться делами, не терпящими отлагательств, и, как только появилОсь небольшое окошко, решил вернуться к данной теме.
Проанализировав его аналитическую статью, решил определить, с чем именно не согласен уважаемый Рауф Миркадыров.
В целом вырисовывается такая картина:
- он критикует мой тезис о том, что исламофобская проблема частично имеет демографический оттенок;
- он озадачен недостаточным осуждением с моей стороны неадекватной реакции мусульманского мира на оскорбительный фильм, в особенности с учетом гибели невинных людей.
Говоря о первом тезисе, он выражает свое несогласие с ним и считает, что проблема вовсе не в боязни Европы демографических изменений, сопровождаемых массовой миграцией этнических мусульман в европейское пространство. Не знаю, имел ли возможность Рауф бей просмотреть на YouTube полную версию моего выступления на конференции, организованной DEVAMM в Международном пресс-центре, но, на мой взгляд, в том выступлении подробно проанализирована демографическая составляющая проблемы исламофобии на Западе.
Думаю, будет не излишним коснуться некоторых аспектов данной позиции. Европа усиленно стареет, институт семьи год от года все сильнее разрушается, набирающая обороты ювенальная юстиция ломает традиционные отношения между родителями и детьми, что также отрицательно сказывается на рождаемости. Эти и многие другие факторы отрицательно влияют на рост населения. Наряду с этим, в соответствии с целым рядом причин, растет эмиграция из мусульманских стран в Европу, в первую очередь из стран Магриба. Не последнюю роль в этом вопросе занимаЮт исторически сложившиеся отношения между колониями и метрополиями. Т.е. эти людские потоки – не вопрос сегодняшнего или вчерашнего дня. А в эмигрирующих мусульманских семьях сильны внутренние связи, очень ценятся родственные контакты. Если приплюсовать сюда пассионарную энергию, излучаемую верой и воспроизводимую ее последователями, мы поймем часть нюансов, которые определяют новый формат отношений в Европе.
Если свести к одному предложению суть происходящих в Европе демографических изменений, приблизительно можно говорить о новой парадигме, характеризующейся замедлением поисков путей создания мультикультуральной действительности, способной обеспечить гармоничную интеграцию эмигрантов в новую Европу, способной воспринимать чуждую культуру и воззрения без их болезненной ломки и глубинной шлифовки. Западная система взаимоинтеграции, построенная на признании права на существование совершенно разных, порой даже противоречивых европейских культур и традиций, смогшая перешагнуть через столетние войны и конфликты европейских держав, в последние годы отказывается от испытанных конфигураций. В последнее время даже главы Германии и Великобритании, отбросив политкорректность, говорят о кризисе мультикультурализма. Над Европой маячит призрак маргинализации и ксенофобии. Не случайно, что все громче звучат голоса, предупреждающие об опасности ультранационалистических тенденций. Масла в огонь подливают прогнозы, в соответствии с которыми мусульманский сегмент в населении Европы скоро займет твердые 20%. Все это вызывает подсознательные опасения, периодически перетекающие в политическое пространство и приобретающие устойчивые формы ксенофобии, плохо маскируемые под “защиту традиционных европейских ценностей”. И вовсе не случайно, что Совет Европы, ОБСЕ и Евросоюз в качестве основных жертв ксенофобии указывают именно мусульманскую часть населения. Таким образом, покорный слуга только озвучил то, о чем бьют в набат влиятельнейшие западные институты.
Что жЕ касается второго тезиса, то тут уважаемый Рауф Миркадыров точно подметил, что, в отличие от многих уважаемых экспертов, я предложил расставить акценты по степени, так сказать, причинно-следственности. Именно так. И я совершенно уверен в правильности своей позиции. Ведь не совсем научно, когда гипертрофируется “э, ю, я” и литотируется “а и б”. Касательно темы исламофобии и вспышек протеста против этого, мне кажется, для начала следовало бы определиться с заказчиками и исполнителями морального террора в отношении мусульман. Затем проанализировать причины бездействия судебной системы и политического руководства стран, где имеют место системные акты исламофобии (хотя бы как в случае с ревизией Холокоста или “геноцида армян”), а уж потом появляется моральное право обсудить степень адекватности протестов мусульман. Конечно, ситуация отягощается гибелью невинных лиц, не имеющих ни прямого, ни косвенного отношения к заказчикам и исполнителям духовного террора. Естественно, возмущения и недовольства не могут служить основанием для легитимизации убийства мирных людей. Это горько и, разумеется, осуждается. Но, переставляя местами причину и следствие, мы как бы предопределяем цикличность проблем.
Здесь я вынужден сделать еще одно замечание. Не получается ли так, что в случае убийства сотен пакистанцев американскими дронами, тысяч афганцев и десятков тысяч иракцев в ходе “контртеррористических операций” все мы ограничиваемся сожалениями, а в случае гибели дипломатов наше сожаление несравнимо глубинно? Откуда же такая градация человеческой жизни? Уверен, что нам всем следует и в этом вопросе правильно ставить акценты. И пока они не будут правильно ставиться, мы с вами будем иметь еще большие жертвы, как в плане духовного, так и в плане физического террора.
И в конце немного о мотивациях моих поступков. Размышления моего уважаемого соотечественника, живущего сейчас в Анкаре, о связанности моих действий в данном вопросе с какими-то политическими амбициями и электоральными настроениями, улыбнулИ. Живя в стране, где политическая жизнь связана с выборами, с настоящими выборами, проводить параллели с нашей страной – как минимум, утопично. Ведь нет здесь у нас выборного процесса. Вообще никакого. И в отсутствие выборного процесса предпринимать шаги, ориентированные на электоральные конфигурации, есть не что иное, как Harenae mandare semina – сеять семена на песке.
Скорее всего, пребывание в Турции сделало свое дело, и тамошняя демократическая ситуация внесла определенные коррективы в аналитические выкладки. Но пока не получается калькировать турецкие реалии на нашу действительность. Рады бы, но, к сожалению, куда наши реалии, куда электоральные настроения et cetera, уважаемый Рауф бей…

Harenae mandare semina,
оценок - 3, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Политика

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.