Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Физическая сила выше закона

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 02 ноября 2012

Прописка в доме не имеет никакого значения

Во времена существования Советского Союза очень часто демонстрировались так называемые производственные фильмы. В них рассказывалось о жизни представителей той или иной профессии, о том, как они справляются с задачами, возложенными на них правящей Коммунистической партией.
Ныне другие времена, однако производственные фильмы, или, скорее, передачи, продолжают снимать. Так, например, существует цикл передач, который демонстрируется на одном из отечественных телеканалов. В них рассказывается о том, как бравые судебные исполнители добросовестно выполняют свой служебный долг.
Но известно, что в жизни зачастую не все так просто. Примером этого может стать судьба Гызбест Ибадовой, которая, имея прописку в доме N23 по улице А.Меликова, расположенной в поселке Пиршаги города Баку, вынуждена ютиться у чужих людей.
“Я родилась и выросла в Масаллинском районе. В 2006 году вышла замуж за жителя Пиршагинского поселка Баку Агазеки Ибадова. В жизни Агазеки это был второй брак. От первой покойной жены он имел двух сыновей и дочь. Мы поселились в доме Агазеки. В 2008 году я прописалась в его доме”, – рассказала нам Гызбест.
По словам Ибадовой, после шести лет жизни Агазеки Ибадов принял решение развестись с ней. “Он вместе с сыновьями избил и выгнал меня на улицу. Я вынуждена была поселиться у сестры, которая также проживает в Баку”, – сообщила она “Зеркалу”.
“Вы обращались с жалобой в правоохранительные органы относительно вашего избиения?”, – спросил наш корреспондент.
“Да. Я обратилась с жалобой в 15-е отделение управления полиции Сабунчинского района. Проверка моей жалобы была поручена дознавателю Вусалу Агаеву. Я рассказала ему о своем избиении и попросила его направить меня на медицинское обследование, но он отказался выполнить мою просьбу. Таким образом факт моего избиения не получил документального подтверждения. После проведения так называемого “дознания” он отказался от возбуждения уголовного дела”, – заявила нам Гызбест.
“Какие меры вы приняли после отказа дознавателя от возбуждения уголовного дела?”, – поинтересовались мы.
“Я пожаловалась прокурору Сабунчинского района Джейхуну Ширинову на действия Вусала Агаева. После проведенной прокуратурой проверки моей жалобы было принято постановление об отмене решения Вусала Агаева о невозбуждении уголовного дела. Прокуратура постановила провести новое дознание. Проведение дознания было поручено Махиру Шахверанову. В дальнейшем Махир Шахверанов тоже отказался от возбуждения уголовного дела. Я вновь обратилась в Сабунчинскую прокуратуру. В августе этого года временно исполняющий обязанности прокурора Сабунчинского района Худиев (Джейхун Ширинов тогда находился в отпуске) также отменил решение дознавателя о невозбуждении уголовного дела. Теперь проверка моей жалобы проводит само Министерство внутренних дел”, – сообщила нам Гызбест Ибадова.
“Кто проводит дознание?”, – задал очередной вопрос корреспондент нашей газеты.
“А я не знаю. Меня до сих пор не вызывали на допрос”, – сказала Г.Ибадова.
Как отметила Ибадова, она не может вернуться в Масаллы. “В доме, где я выросла, поселились мои родственники. И у сестры, которая проживает в Баку, я не могу оставаться. Там очень тесно”, – заявила она.
“Я обратилась в Сабунчинский районный суд с иском, в котором потребовала обеспечить мое проживание в доме, где я прописана. В конце концов, это мое законное право. На суде Агазеки заявил, что не намерен более находиться со мной в браке. Он сказал, что не хочет, чтобы я проживала с ним в одном доме, и попросил суд отказать мне в удовлетворении моего иска. Однако суд принял решение в мою пользу”, – заявила она “Зеркалу”.
“А на что вы жалуетесь, если суд удовлетворил ваш иск?”, – спросили мы.
“Судебный исполнитель отдела исполнений Сабунчинского района Орхан Алиев исполнил постановление суда через пять месяцев и вселил меня в дом, в котором я была прописана. Но сразу после его ухода Агазеки вместе с сыновьями выгнал меня из дома”, – сказала Ибадова.
“Как же вы после этого поступили?”, – задали мы очередной вопрос.
“Я обращалась с жалобой генеральному прокурору Закиру Гаралову, министру внутренних дел Рамилю Усубову и омбудсману Эльмире Сулеймановой. Но никакого ответа от них я так и не получила”, – сказала Гызбест Ибадова.
Мы попросили Гызбест Ибадову документально подтвердить свои высказывания. Она предоставила нам постановления Сабунчинской районной прокуратуры об отмене решений дознавателей о невозбуждении уголовного дела, постановление Сабунчинского районного суда о вселении ее в дом, в котором она прописана.
Кстати, в этом постановлении также нашли свое отражение и высказывания Агазеки Ибадова о том, что он не хочет, чтобы Гызбест Ибадова проживала в его доме.
Мы неоднократно писали про то, как многие судебные решения остаются неисполненными. Вместе с тем в данной истории оказались замешаны не только судебные исполнители, но и представители правоохранительных органов.
Первым делом мы решили выяснить, почему и на каком основании дознаватели Вусал Агаев и Махир Шахверанов отказались от возбуждения уголовного дела на основании жалобы Гызбест Ибадовой.
Как заявил нам бывший дознаватель 15-го отделения управления полиции Сабунчинского района Вусал Агаев (он уже не работает в полиции), он отказался от возбуждения уголовного дела потому, что показания Гызбест Ибадовой были противоречивы.
“А почему вы не направили Ибадову на медицинскую экспертизу?” – спросил наш корреспондент.
“Я сейчас точно не помню. Но, по-моему, она сама отказалась пройти медицинское обследование”, – сказал Вусал Агаев.
Нам также удалось связаться с дознавателем Махиром Шахверановым.
“На каком основании вы отказались от возбуждения уголовного дела?” – обратились мы к нему с вопросом.
“Мое решение было обоснованным”, – ответил нам М.Шахверанов.
“Но ведь исполняющий обязанности прокурор Сабунчинского района Худиев отменил ваше решение”, – напомнили мы.
“Да, это правда”, – согласился дознаватель.
“Значит, ваше решение было необоснованным?” – спросили мы.
“Если бы оно было необоснованным, то прокуратура уже подняла бы вопрос о моем наказании”, – считает М.Шахверанов.
“Не означает ли это, что необоснованным было постановление временного исполняющего обязанности прокурора Худиева об отмене вашего решения?” – продолжали интересоваться мы.
“Я этого не говорил. Я не могу отвечать на ваши вопросы. Если вас интересует это дело, то вы можете ознакомиться с ним в полиции”, – сказал он и положил трубку.
После переговоров с дознавателями мы решили связаться по телефону с судебным исполнителем Орханом Алиевым.
“Мы исполнили постановление суда и разместили ее в этом доме”, – сказал О.Алиев.
“По утверждениям Гызбест Ибадовой, сразу же после вашего ухода она вновь была оттуда изгнана”, – заметил наш корреспондент
“Послушайте, нашей обязанностью являлось исполнение решения суда. А то, что происходит после этого, не входит в нашу компетенцию”, – ответил исполнитель.
“А почему вы приняли решение об исполнении постановления через пять месяцев?” – заметил наш корреспондент.
“Так Ибадова сама отказывалась. Она боялась сыновей своего супруга”, – сказал О.Алиев.
Мы решили также выяснить мнение бывшего супруга Гызбест Ибадовой, Агазеки Ибадова. “Она вас обманывает. Никто ее не выгонял. Никто не лишал ее возможности проживать в этой квартире”, – заявил А.Ибадов в телефонной беседе с нашим корреспондентом.
Но странно, что сразу же после этого он заявил, что не допустит проживания Гызбест в его доме.
“Но ведь вы же только что сказали, что не против ее проживания в этом доме”, – заметил наш корреспондент.
“Когда я это сказал?” – удивился Ибадов.
“Только что”, – напомнил наш корреспондент.
Агазеки Ибадов решил не реагировать на наше замечание. Он сказал, что его соседи по его просьбе поставили свои подписи в документе, в котором говорится, что Гызбест Ибадова давно не живет в этом доме.
“А для чего это?” – спросил журналист “Зеркала”.
“Как для чего?! Чтобы ее окончательно выселить. Почему она должна здесь жить?! Ведь мы с ней давно развелись”, – сказал А.Ибадов
“Она там прописана и, следовательно, имеет право на проживание”, – отметил наш корреспондент.
“Ну и что? А я возьму и потребую отмены ее прописки”, – заявил он “Зеркалу” и положил трубку.

Физическая сила выше закона
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Новости

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Хаха. Азербайджанская обыденность. Че я там слышал про высокие стандарты соблюдения прав человека?:))) обычная восточная сказка!

    Thumb up 0 Thumb down 0