Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“Экологические НПО должны видеть все, что касается охраны природы, и немедленно реагировать на ситуацию, а не только молча участвовать в симпозиумах или других ненужных акциях”,

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 14 декабря 2012

- считает руководитель отдела биологического разнообразия НПО "Хаяджан" ("Тревога") Алигейдар Мамедов

Экологические НПО должны видеть все, что касается охраны природы, и немедленно реагировать на ситуацию, а не только молча участвовать в симпозиумах или других ненужных акциях,Ученые провели исследования и выявили, что ежегодно на планете Земля исчезает как минимум три вида растений или животных. Если умножить это на столетия, то получается, что с каждым днем окружающая нас природа заметно скудеет. Остановить этот процесс люди, к сожалению, не могут, а вот предотвратить…
Ведь многие представители флоры и фауны исчезли с лица Земли по вине самих же людей. Так, например, нет уже на свете тасманийского тигра, стеллеровой коровы, квагги и многих других животных. А сколько представителей фауны находятся сейчас на грани исчезновения? Специалисты заносят растения, рыб, птиц, рептилий, амфибий и млекопитающих в “красные” и “черные” книги, пытаясь всеми силами привлечь внимание общественности к этим редким (порой сохранившимся в количестве нескольких десятков), вымирающим видам. Но многого ли мы смогли достичь? И что для этого требуется?
На эти вопросы я попыталась найти ответы с помощью давнего знакомого нашей рубрики – руководителя отдела биоразнообразия НПО “Хаяджан” (“Тревога”) Алигейдара Мамедова:
- Расскажите вкратце о положении с исчезающими видами млекопитающих у нас в Азербайджане и роли НПО в деле сохранения биоразнообразия.
- Сейчас стало модно говорить об охране природы. Множество общественных организаций занимается проблемами экологии. Однако от этого в стране не становится лучше, а, наоборот, на наших глазах все медленно и безвозвратно исчезает. Одними конференциями и симпозиумами природу сохранить невозможно. Все общественные организации, включая и нашу, занимаются просветительской деятельностью, но за это время мы теряем какой-то вид животного или реликтовый памятник природы.
В настоящее время под угрозой исчезновения в Азербайджане находится муфлон или горный баран, который почти исчез, и скоро этого вида не будет совсем. Безоаровый горный козел тоже исчезает, его осталось считанное количество, т.е. этих животных можно пересчитать по пальцам.
Не осталось на Большом Кавказе и серны – грациозного и редкого вида. Зато проблема волка остается, что называется, “на пике”. А еще некоторые экологические организации включают этот вид в “пятерку”. Возникает вопрос: в какую “пятерку” – в “пятерку редких” или в “пятерку опасных”?
Буквально год не прошел, как в городе Загатала уничтожили самую большую чинару, которой, по некоторым данным, было 700 лет. Сейчас на этом месте простирается асфальт. Дерево гнило, и не было материальных средств, чтобы сохранить памятник природы. И наши крики не были услышаны. Средств на проект консервации дерева не оказалось… И сейчас самая большая и могучая чинара у грузин. Раньше их чинара была второй после нашей – ей 500 лет!
Все хотят что-то делать ради природы и экологии, но то, что надо делать срочно и безотлагательно, отходит почему-то на второй план. Допустим, возьмем проблему того же волка. Численность и плотность волка в Азербайджане самая высокая на всем Кавказе. Сейчас принято все считать деньгами. Если посчитать урон, нанесенный волками населению, цифры будут астрономическими.
Некоторые общественные организации, включая и нас, делают что-то и, в большинстве случаев это оказывается ненужным. Так, в одно время азербайджанские сподвижники охраны природы, вооруженные благородными идеями, реинтрадукцировали в лесах Азербайджана енота-полоскуна – исконного жителя Американского континента. В результате исчезли певчие птицы, поскольку енот всеяден и нападает не только на птиц, но и разоряет их кладки.
А кому-то много лет назад пришло в голову выпустить белорусских зубров в Исмаиллинский заповедник. В результате все зубры погибли, отравленные местной флорой, поскольку не привыкли к нашей растительности. Природа Азербайджана уже сформировалась, и нет надобности в каких-то новшествах; своих бы сохранить! Поэтому надо делать реальные шаги и спасать то, что осталось у нас самих. А все другое оказывается в результате бесполезным занятием и напоминает нам пустой “шприц без сыворотки”.
- Какие природоохранные меры должны приниматься для сохранения исчезающих видов? И насколько это возможно?
- Есть несколько способов для сохранения вида, но у всех этих методов есть свои “плюсы” и “минусы”. Можно создать реабилитационный центр по какому-нибудь конкретному виду животных. Однако после реабилитации этот вид, выпущенный на дикую природу, быстро погибает. Не выдержав конкурентов и натиска хищников, он становится всеобщей добычей, т.к. у реабилитированных животных чувство опасности сходит до минимума.
Второй способ заключается в том, чтобы создать конкретную охрану определенного вида, которого держат постоянно под наружным наблюдением. И это тоже не дает виду возможности развиваться в связи с их малочисленностью.
Третий, более приемлемый способ – это реинтродукция вида из соседних стран, желательно больше самок. Вид, привезенный и выпущенный из соседних стран (не из Америки!), легко выживает в знакомой среде. Тогда как виды, привезенные из далеких стран, скорее всего, требуют тщательного изучения методов их адаптации к местным условиям.
- Есть ли в международной практике примеры восстановления полностью исчезнувших видов, представителей дикой природы?
- Да, есть десятки случаев удачных экспериментов, о которых говорят и пишут. Но о тысячах “провалившихся” опытов, естественно, умалчивают. То, что делается в Европе или в других странах, не всегда можно применять к нашим животным, т.к. у каждого вида в определенном ареале есть своя экологическая ниша и питание, да и свои хищники и конкуренты.
Одно время мы все пытались спасти стрижей Девичьей башни. Об этом много говорили и писали. Вызвали из Европы специалиста, построили стрижам искусственные гнезда. Все радовались, что проявили достойную заботу о птицах. А в результате стрижи даже не приблизились к этим гнездам. Часть из них улетела, а оставшаяся малая часть осталась на той самой Девичьей башне. Почему так вышло? Потому что эти “специалисты” не учли два мелких, но существенных факта в экологии этих птиц.
- Можете привести конкретные примеры международных мероприятий по восстановлению исчезающих видов млекопитающих?
- Насколько я знаю, сейчас продолжается реализация российско-иранских программ по восстановлению переднеазиатского леопарда на Западном Кавказе и мазандаранского тигра в Иране. На переговорах, прошедших в октябре 2011 года, представители Министерства природы России и посольства Исламской Республики Иран обсудили конкретные шаги по восстановлению популяции хищных животных.
Также на проходившем в этом году “тигровом саммите” обсуждалась российско-казахстанская программа реинтродукции амурского тигра. WWF подготовил вместе с Министерством охраны окружающей среды Казахстана полноценную программу по реинтродукции тигра в районе озера Балхаш. Вопросы возможного создания “пилотной популяции” тигра находятся в ведении Центральноазиатской программы WWF. Весной 2011 года филиалы WWF России и Центральноазиатской программы провели встречу в Астане с премьер-министром Республики Казахстан, и было подписано соглашение о разработке программы между заинтересованными сторонами. А до этого WWF России совместно с Министерством охраны природы Казахстана провели оценку пригодности территорий для восстановления популяции “краснокнижного” хищника.
Для восстановления популяции должны быть использованы особи амурского тигра, которые на генетическом уровне идентичны истребленному в XX веке туранскому тигру, обитавшему в Центральной Азии. Программа на первые годы (примерно десятилетие) включит вопросы создания ООПТ, восстановление численности наиболее приемлемой добычи для тигра и пр, то есть это долгосрочный процесс до выпуска тигров в природу.
- Имеется ли необходимый потенциал у общественных организаций, и могут ли помочь НПО в восстановлении биоразнообразия?
- Могут, но первым долгом “костяк” НПО должен состоять из специалистов и еще смелых людей, которые должны не только говорить о проблеме, но и решать эту проблему с помощью общественной организации. Экологические НПО должны видеть все, что касается экологии и охраны природы, и немедленно реагировать на ситуацию, а не быть просто “организацией на бумаге” и молча участвовать в симпозиумах или других ненужных акциях…

“Экологические НПО должны видеть все, что касается охраны природы, и немедленно реагировать на ситуацию, а не только молча участвовать в симпозиумах или других ненужных акциях”,
оценок - 1, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Природа

1 комментарий

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.

  • Эта очень Важная тема. Она сильно зависит от наших властей. Надо обеспечить ВСЕ населенные пункты Азербайджана газом, чтобы люди не вырубали деревьев. вырубка лесов приводит к гибели всей флоры и фауны Азербайджана. Лучше выращивать осетровых рыб и выпускать их в море. 1 кг икры стоит 300 долларов, чем добывать на Каспии нефть, где баррель – 200 литров нефти стоит 100 долларов. Можно богатеть и сохранять экологию

    Thumb up 0 Thumb down 0