Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Чужой среди своих

Опубликовано:06:03 16/08/2012

Хикмет Бабаоглы, главный редактор газеты "Ени Азербайджан"

Завершился музыкальный фестиваль в Габале. К сожалению, мне так и не удалось выбраться на него. Каждый день говорил себе, что это прекрасная возможность поехать в горы, послушать какой-нибудь из этих концертов. Но так и не получилось. Однако благодаря нашему телевидению, особенно каналу “Культура”, я отслеживал буквально каждое событие этого великолепного музыкального праздника. И поневоле вспоминал события, вошедшие в новейшую историю Азербайджана как небывалый факт противостояния всесильного Министерства обороны СССР и группы азербайджанских историков.

Когда принималось решение о строительстве Габалинской радиолокационной станции по злому умыслу вполне определенно настроенных по отношению к Азербайджану людей, она должна была быть воздвигнута именно в том месте, где находился древний город Габала. Лишь огромное политическое мужество Гейдара Алиева, бесстрашно вставшего на защиту национальной истории, местоположение станции удалось изменить и приступить к масштабным археологическим раскопкам, восстановившим бесценную правду о Кавказской Албании.

В те далекие дни мало кто себе представлял, что придет день, и вместе с нашими музыкантами в этих местах будет играть Лондонский симфонический оркестр, а окрестные горы будут внимать волшебным переливам голосов вокалистов и музыкальных инструментов. Когда по Euronews шла реклама этого фестиваля, я думал о том, что как это прекрасно, что сегодня Азербайджан наконец-то должным образом представлен в мировом культурном пространстве. Многое на этом фестивале радовало и наполняло гордостью за сегодняшнюю культуру нашей страны.

Одно лишь событие омрачило мое настроение в эти дни. Это была всего лишь ложка дегтя, но уж очень мерзкая. Я вполне нормально воспринял то, что День кино проводился в этом году сразу на двух столичных площадках. В кинотеатре “Низами” собрались члены Союза кинематографистов Азербайджанской Республики, а в здании Дома правительства, в так называемом Доме кино, собрались кинематографисты, сохранившие преданность своему бессменному главе Рустаму Ибрагимбекову.

Правда, меня насторожило то, что у Ибрагимбекова в зале присутствовал как председатель Союза писателей, так и председатель Союза художников. Вначале я думал, что обеспокоенность этих людей и их появление в этом зале вполне естественны. Ведь долгие годы и в Союзе писателей, и в Союзе художников, и в Союзе кинематографистов, и в Союзе композиторов наблюдались центробежные тенденции, которые чуть было не доводили до создания альтернативных союзов, но, слава Богу, все как-то обходилось. Спокойствие было нарушено именно в Союзе кинематографистов.

То, что это произошло, было чрезвычайно тревожным звоночком для всех остальных творческих союзов. Но, как выяснилось, все эти уважаемые люди пришли в День кино к господину Ибрагимбекову исключительно по его личной просьбе. Я прекрасно понимаю, что десятилетия знакомства по принятым в Азербайджане правилам хорошего тона требуют принять такое приглашение.

Однако этим присутствием все же Ибрагимбеков со своей стороны как бы заявлял всем нам: “Видите, эта элита со мной и за мной”. Это выглядит примерно так же, как утопическое желание Ибрагимбекова клонировать форум интеллигенции в каждом районе. Вы представляете Ибрагимбекова, скажем, в той же Габале, пытающегося после международного музыкального фестиваля доказать местной интеллигенции необходимость ее консолидации во имя развития там, скажем, культуры, демократии и т.д. и т.п.? Интересно, на каком языке он будет это делать?

Но меня удивил не столько сам факт проведения двух различных праздников, сколько последующие события. Поразило то, насколько нетерпимым, полностью лишенным всякой толерантности оказался Ибрагимбеков, когда часть кинематографистов оказалась вне поля его воздействия. Старожилы кино помнят, что один раз в истории Союза это уже было. И тогда Рустам мастерски разыграл свой собственный сценарий. Мало было того, что он во время съезда Союза кинематографистов СССР в приватных беседах обвинил покойного великого музыканта в том, что тот якобы служил посредником в деле протаскивания за определенную мзду нового председателя Союза кинематографистов, он еще вылил на всех, на кого возможно, ушат грязи. В результате он все же смог добиться того, чтобы нового главу азербайджанского Союза кинематографистов не избрали в состав правления Союза кинематографистов СССР. По правилам же тех лет он уже не мог в таком случае быть и главой Союза кинематографистов Азербайджана. И Рустам Ибрагимбеков, уже как победитель на белом коне, вернулся председателем.

Но сегодня ситуация складывается не в пользу Ибрагимбекова. Нет центра, нет Москвы, нет механизмов возврата. Белого коня тоже нет. Нет машины тоталитарного давления, сработавшей тогда в его пользу. Более того, именно в кинотеатр “Низами” к противникам Рустама Ибрагимбекова приехал с поздравлениями заместитель председателя Союза кинематографистов России и говорил достаточно не лицеприятные вещи для господина Ибрагимбекова. Слова его были просты и мудры. Он радовался тому, что кинематографисты Азербайджана нашли в себе силы образовать новый союз взамен выродившегося и фактически не функционирующего прежнего. Он говорил о готовности российских кинематографистов к сотрудничеству в условиях, когда все изменилось и есть новый Союз. Он обсуждал планы сотрудничества.

Не хочу здесь касаться проблемы противостояния Рустама Ибрагимбекова и Никиты Михалкова, но, как известно, нет дыма без огня. Ну не бывает так, что кругом все неправы, а один Рустам прав всегда и во все времена. У меня создается такое впечатление, что господин Ибрагимбеков проиграл в игре, правила которой он устанавливал сам. Так имейте же мужество признать свой проигрыш. Ну, Бог с Вами, ведь никто же не требует, чтобы благословили новый Союз, но хотя бы не терроризируйте тех, кто остался с Вами. Не тащите их на эту политическую Голгофу, на которую хотите обречь себя. Они-то всего лишь обычные люди. Они ведь не должны разделять с Вами Вашу долю остракизма, как Вы не разделяли когда-то с ними свою былую славу.

В связи со всем этим у меня поневоле встает вопрос: зачем вообще правительству Азербайджана понадобилось в течение этих сложных лет поддерживать творческие союзы? Ведь всем известно, что они были созданы по инициативе товарища Сталина исключительно с целью того, чтобы держать в узде и под постоянным контролем представителей всех творческих профессий. При этом, конечно, немаловажную роль играла и возможность шельмования инакомыслящих руками их собственных собратьев по профессии. И этим советская власть вдоволь воспользовалась.

Как известно, в свое время, особенно в первые годы независимости, звучало немало призывов распустить все эти союзы, ликвидировать все эти звания и сделать все так, как на Западе. Никаких тебе народных и заслуженных, никаких членов союза, тишь да гладь. Каждый сам по себе. Хочешь – рисуй, хочешь – пиши, хочешь – сочиняй музыку, хочешь – снимай кино, но пробивайся сам, опираясь на свои собственные возможности и таланты. Никакого протекционизма со стороны государства.

Однако и Запад все время искал, да и сегодня ищет какие-то формы поддержки творческих людей и постоянно предлагает что-то новое в этом направлении. Они изучали и советский опыт и не переставали поражаться тому, что тоталитаризм тоталитаризмом, а уровень развития советского искусства впечатляет.

Политики всех времен и народов хорошо понимают необходимость для страны сохранения того тонкого интеллектуального слоя, который пишет классическую музыку, а не песенки, предназначенные для массовой аудитории, создает элитное и интеллектуальное кино, художественные полотна и литературу высочайшего класса. Недаром на Западе есть даже разделение, скажем, профессии композитора и сочинителя песен и четкое понимание того, что есть массовая культура и элитарная культура. Массам нужен Джеймс Бонд, а не бергмановское кино. Поэтому Бергману – почет и уважение, а создателям боевиков – кассовые сборы. Заметим при этом, что у них кинорежиссеры не учат политиков, как управлять государством.

Сегодня Азербайджанскому государству, конечно, не нужны ни идеологические проработки, ни идеологическая узда для писателей и композиторов. Но мы, учитывая необходимость поддержки творческой элиты, сохранили союзы. Это было еще одно проявление мудрости нашего общенационального лидера. Он прекрасно понимал, что, может быть, и нужны какие-то новые формы поддержки творческих людей, но для этого совсем не обязательно ломать то, что мы имеем. В результате в каком-то смысле эти союзы оказались объединениями единомышленников и соратников, которые поддерживают творческую молодежь, активно участвуют в культурной жизни и т.д. Но для него было чрезвычайно важно наглядно продемонстрировать то, что в сегодняшнем Азербайджане огромным уважением пользуются такие представители творческих профессий, как писатели, художники, композиторы и кинематографисты.

Но кому-то всего этого показалось мало. Очень уж захотелось быть то властителем дум, то совестью, то болью, то ли еще чем-то для всего азербайджанского народа. Заметьте, что именно для всего – ни больше и ни меньше. Когда это азербайджанский народ уполномочивал их “поболеть” за него – непонятно. Какие причины и поводы, явно не творческого характера, побудили эти желания, это уже другой вопрос.

Американский ученый Норманн Казенс как-то уподобил современное общество динозавру с огромным, сложноорганизованным телом и крошечным и к тому же ленивым, социальным мозгом. Этим он хотел сказать, что наибольшим недостатком современной цивилизации является то, что, уделяя огромное внимание экономике, материально-техническим вопросам, мы мало думаем о развитии социального разума.

Сегодня ученые считают, что современные кризисы в каком-то смысле обусловлены общецивилизационным отставанием сознания и разума людей от глубинных тенденций развития цивилизации. В подтверждение этого хочу сказать, что меня как человека, находящегося в гуще событий, всегда поражала и поражает, какая причудливая смесь марксизма-ленинизма, постмодернизма и каких-то разрозненных, чисто обывательских оценок и подходов господствует в умах многих людей.

Так, господин Ибрагимбеков говорит о Союзе кинематографистов как об идеологической организации. Наши журналисты говорят об интеллигенции как о некой такой субстанции, которая призвана чуть ли, упаси Боже, в качестве некой, почти высшей инстанции оценивать и деятельность различных правительственных структур, и политический курс страны, да и вообще, все на белом свете.

Давайте уясним простую истину: свобода творчества и самовыражения не должна реализовывать себя в пространстве противостояния государству. Не учите нас управлять государством, т.е. тому, о чем вообще представления не имеете. Это только Ленин считал, что любая кухарка может управлять государством. Будьте добры, ищите поле применения своих сил вне политического пространства. И давайте будем помнить, что государство наряду с тем, что охраняет свои границы, собирает налоги и формирует свою политику, – это еще и инструмент насилия. И без осуществления этого насилия вся наша жизнь может превратиться в сущий кошмар. И как азбучную истину воспримем то, что никакие разрозненные индивиды или кучка именующих себя то ли форумом, то ли палатой, то ли союзом людей не способна противостоять современному государству.

Извиняюсь за свой менторский тон, но в руках государства огромный репрессивный аппарат, а управляет государством профессиональный политический класс. И этому политическому классу нет никакой необходимости считаться в своей работе с теми, кто себя называет в сегодняшнем Азербайджане форумом интеллигенции и пытается присвоить себе статус верховного арбитра.

Здесь, честное слово, хочется вслед за нашими мейханщиками задать известный вопрос: “Ты кто такой?”, добавив при этом: “А кого, собственно говоря, ты представляешь?” А никого. Все эти так называемые форумы никого, кроме самих себя, не представляют. В лучшем случае, это некая секта заговорщиков, выясняющая свои отношения с бюрократами. Политическое влияние и политический потенциал этого альянса многократного ренегата Намазова и Ибрагимбекова и иже с ними не просто близки к мизеру, а просто однозначно равны нулю.

Другое дело, что им всем, равно так же как и тем, кто при финансовой поддержке транснациональных корпораций пытается очернить нашу страну в различных СМИ, выгодно иметь дело с очень-очень слабым государством. Только в таком государстве они могут править бал. Именно поэтому они с ностальгией сегодня вспоминают столь милый их сердцу пьянящий хаос начала 90-х.

У нас, как у государства, находящегося в чрезвычайно сложной геополитической точке и обреченного на лавирование на очень небольшом пространстве маневра, нашлось в свое время достаточно сил, чтобы выжить, выстоять и продолжать борьбу за свой суверенитет и территориальную целостность.

В 1993 году, когда страна переживала не самые лучшие свои времена, Вы были далеки от нас, господин Ибрагимбеков. А весь азербайджанский народ был рядом с Гейдаром Алиевым. Ценой огромных усилий национальное государство было создано не для того, чтобы принести его в жертву вашим желаниям и устремлениям. Для всех, кто желает демонтажа, бархатных революций, смены элит, хочу сказать только одно: это минное поле, господа. Это не угроза и не предостережение. Просто для защиты своих интересов государство обязано сделать то, что обязано. Паралича власти не будет. Не мечтайте.

Возвращаясь к нашей основной теме, хочу сказать, что хотя я и уверен, что на эпатаж господина Ибрагимбекова не надо активно реагировать, но все же решил изучить все сценарии выхода из ситуации, которые так добросовестно разрабатывались добровольцами из числа журналистов.

Сценарий Эйнуллы Фатуллаева: “Верните ему Дом кино, преференции, статус и ордена, и он снова вернется на круги своя”. По существу, Фатуллаев пытается понять путь трансформации Ибрагимбекова от его манифеста “Я не занимаюсь политикой, а занят только творчеством” до врастания в политическую мишуру. При этом он убежден, что, в отличие от проводимого Гейдаром Алиевым курса, сейчас власти просто лень заигрывать с капризным кинорежиссером. Там еще много всяких слов о каком-то моральном и этическом измерении, о том, что без интеллигенции и интеллектуалов невозможен общественный прорыв и т.д.

Скажу лишь одно. Возвращать Ибрагимбекову нечего. Никто у него не отнимал статус, ордена и т.д. Это он хотел взять то, что ему не принадлежит. Не дали. И правильно сделали. А насчет интеллигенции скажу только то, что как-то Льва Гумилева спросили, считает ли он себя интеллигентом. Ответ был прост: “Зачем же мне быть интеллигентом? У меня профессия есть”. Нам для модернизации страны нужны интеллектуалы-профессионалы. И давайте не путать их с интеллигентами, претендующими на роль верховных арбитров.

На сценарий Арифа Алиева, считающего, что “интеллигенция – это не лекарство, а лишь индикатор боли народа”, я уже достаточно ответил.

По сценарию Акпера Гасанова хочу сказать лишь одно: он предлагает остановиться и начать диалог. Интересная мысль. Но для диалога должны быть две стороны, две точки зрения и надежда на то, что в результате обсуждения удастся прийти к некоему компромиссу. У нас же ничего, кроме какофонии, не будет.

Сценарий Рауфа Миркадырова фактически связан с публикацией в газете “Ени Азербайджан”. Учитывая бурную реакцию Ибрагимбекова на статью о том, чего же не досчитались в Союзе композиторов, я хочу сказать, что она родилась вовсе не в результате журналистского расследования. Истина в том, что весь этот компромат слит нашим сотрудникам из ближайшего окружения господина Ибрагимбекова. Уж больно хорош был материал, и редакция не удержалась от искушения его напечатать. Не буду говорить о существах, бегущих с тонущего корабля. Уверен, что Ибрагимбеков, как достойный капитан, покинет его последним.

В заключение хочу сказать вот что: странная и страшная штука эта глобализация. Она меняет все. Но, в конечном итоге, я уверен, что современный человек становится, в общем и в целом, лучше и гуманнее, чем в прежние времена. Но каким бы гражданином мира он себя ни чувствовал, он никогда не должен забывать о своей так называемой “исторической Родине”.

Термин “историческая Родина” я здесь понимаю в смысле традиционной культуры народа, к которому ты принадлежишь, его обычаев, верований, традиций. Утрата этой культуры грозит в условиях глобализации потерей самого себя.

Общеизвестно, что всякий народ воспроизводит себя каждый раз заново на уровне языка и культуры в каждом новом поколении. Наши предпочтения и желания, эстетические и этические представления, да и множество других, порой трудно поддающихся анализу вещей составляют ту удивительную вещь, которая называется менталитетом народа. И именно в эпоху глобализации наиболее остро встает вопрос утраты или сохранения национальной идентичности.

Именно проблема идентичности требует в настоящее время осмысления с разных точек зрения и различными науками. Здесь широкое поле для работы и философов, и психологов, и даже физиологов. Идентичность как некое психоматическое состояние говорит нам не только о том, кто я, откуда я, чего я хочу и куда я иду, но и помогает нам сохранять чувство уверенности в завтрашнем дне, гордости за свой народ и самоуважение к себе как к личности. И в этих условиях люди, не осознающие свою неразрывную связь с корнями, забывшие свой род, его песни, его обычаи, его нравы, его культуру, его язык, неизбежно в процессе глобализации подвергаются интенсивной дегенерации. Они могут жить в очень комфортабельных квартирах, слушать прекрасную музыку, наслаждаться любимыми видами визуального искусства, но это никогда не будет призывать их к служению высоким идеалам.

Как-то в одном из своих интервью господин Ибрагимбеков очень страстно заговорил на тему о том, что, если бы у него и сегодня был выбор, он бы писал и творил только по-русски. Прекрасно. Ведь именно в эпоху глобализации каждому из нас дают право полностью самоидентифицировать себя с той или иной культурой, с тем или иным народом, с той или иной системой ценностей. Ибрагимбеков сделал свой выбор. Именно поэтому он чужой среди своих. Не будем забывать об этом.

Чужой среди своих
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.