Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

“…Чтобы найти себя”

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 08 ноября 2012

Воспоминания дочери джазового композитора и пианиста Рафика Бабаева

...Чтобы найти себяВот уже 18 лет, как с нами нет безвременно и трагически погибшего народного артиста Азербайджана, джазового композитора и музыканта Рафика Бабаева, но память о нем жива. Дочь музыканта Фариза Бабаева в соавторстве с московским музыковедом Рауфом Фархадовым написали книгу об азербайджанском джазмене: “Рафик Бабаев: от темы к импровизу”, являющейся и монографией знаменитого музыканта, и историей азербайджанского джаза, и литературными размышлениями авторов. О том, каким музыкантом был Рафик Бабаев, написано много, и будет написано немало. Но, кроме того, что он был гениальным музыкантом, всецело преданным своей работе, он был также прекрасным семьянином и отцом. Сегодня наш собеседник – дочь джазового композитора, музыковед и литератор Фариза Бабаева.
- Фариза ханум, недавно мне в руки попала книга “Рафик Бабаев: от темы к импровизу”, которую я прочла на одном дыхании. Расскажите, как создавалась книга?
- Все началось с депрессии, в которую я попала после смерти отца, и ощутила, что во мне образовался вакуум, некая черная дыра, обладающая колоссальным источником энергии, которая заряжала меня желанием узнать все о нем, как бы восполняя его отсутствие. Как оказалось, при жизни я его знала больше как любящего отца и семьянина, и только после смерти предо мной раскрылся весь потенциал его гениальной творческой личности. Стремление собрать об отце как можно больше информации, с одной стороны, подпитывалось моим образованием музыковеда, а с другой стороны – огромными пробелами информации о нем. При жизни он заполнял эту пустоту собой. Он всегда делился впечатлениями, приезжая с гастролей, рассказывал о коллегах, бывая дома, постоянно играл и занимался. Потому у нас дома постоянно звучала музыка, если он не сидел за инструментом, то обязательно слушал музыку, изучал, записывал, перерабатывал… Но при этом он не сохранял свои творческие следы. Для него, наверное, как и для каждого творческого человека, был важнее процесс, чем результат. Для меня, например, было полной неожиданностью узнать, что в 60-х годах в Москве он издал пять пластинок, или что в 70-м в Германии продавалась пластинка – запись оркестра под управлением Рафика Бабаева, импровизация на тему оперетт Рауфа Гаджиева. В архиве Азгостелерадио я обнаружила сотни записей отца со всеми знаковыми музыкантами его времени, начиная от Шовкет Алекперовой, Сары Гадымовой, Рашида Бейбутова, Муслима Магомаева, группы “Гая” и заканчивая совсем молодыми, неизвестными в то время именами, которые сегодня очень популярны. Так начинался мой путь исследования творческой жизни Рафика Бабаева. Скажу честно, собирать материал было непросто, так как информация об отце была буквально разбросана по городским архивам и музеям.
- В результате было создано несколько крупных проектов…
- Да. Были организованы концерты, посвященные памяти Рафика Бабаева, очень важным явился выпуск антологии Рафика Бабаева при содействии Фонда Гейдара Алиева, куда вошел набор из 8 CD дисков, 2 DVD и буклет-фотоальбом. Однако, завершив этот фундаментальный труд, над которым я с большой группой людей работала почти три года, я все еще ощущала в себе эту энергию, которая требовала продолжения. Появилось желание собрать исторический портрет отца. У меня собралось большое количество интервью с людьми, с которыми сводила судьба Рафика Бабаева. Практически каждый, с кем я общалась, вспоминал об отце со слезами на глазах. На этой волне я начала писать, пытаясь передать эмоциональное отношение, и вскоре поняла, что материалы, написанные женским дочерним словом, не передают целостности творческого портрета. Тогда я вновь обратилась к Рауфу Фархадову, нашему соотечественнику, живущему в Москве, прекрасному искусствоведу, тончайшему знатоку музыки и литературы. Ранее мы уже работали вместе – он является автором текста для антологии Рафика Бабаева.
- Какова была роль Рауфа Фархадова в написании книги?
- Когда мне задают вопрос о роли соавтора, мне проще сказать, что я не писала эту книгу. Но если серьезно, Рауф в нашей работе был “локомотивом”, за которым я покорно следовала. Конечно, были и споры, и дискуссии, и бесконечное количество вопросов друг к другу, и к самому Рафику Бабаеву – его дух буквально витал над нашей интернет-перепиской на протяжении года.
- Большая часть вашей книги посвящена истории и аналитике азербайджанского джаза…
- Совершенно верно, исследование истории музыки и в целом эпохи, в которой появился феномен Рафика Бабаева, и явилось тем необходимым фактором, благодаря которому нам удалось максимально раскрыть его творческий облик. Об истории джаза до нас в Азербайджане еще никто не писал, потому пришлось полезть в архивы, библиотеки и проделать колоссальную работу. Этот процесс был невероятно увлекателен, а когда я обнаружила, что он важнее для меня, чем сам результат, то поняла, что прохожу путь своего отца. После издания книги я почувствовала удивительное облегчение – я отпустила папу от себя.
- Каким для вас открылся мир джаза?
- В первую очередь для меня раскрылась история того, как зарождалась в нашем пространстве джазовая музыка. А мир джаза – это среда обитания, в которой я выросла. Сколько себя помню, дома у нас всегда звучала музыка (улыбается). Джазовая музыка – это вода, в которой я плавала со своего появления на этот свет, и плаваю до сих пор.
- А что можете сказать о сегодняшнем развитии джазовой музыки в Азербайджане?
- В целом состояние плачевное. Я часто бываю на джаз-концертах, слежу за сольными выступлениями тех или иных музыкантов и болею за них от всей души, невероятно радуюсь их победам, признаниям их имени на мировых площадках. Но все это отдельные победы талантливых людей, которые не есть показатель целостности. Как правило, мы можем судить о явлении, когда на него существует резонанс профессиональных людей, слушающих не только свою музыку, но и мировой джаз, когда существует диалог между музыкантами и исследователями музыки и, наконец, когда существует всестороннее профессиональное обучение. К сожалению, всего этого у нас нет. Заметьте, победы нашего джазового мира в основном заслуживают джазовые пианисты, которых у нас целая плеяда, имеющая великолепные традиции, начиная от Тофика Кулиева, далее Рафика Бабаева, Вагифа Мустафазаде, Вагифа Садыхова и так далее. Джазовая школа, в свою очередь, восходит к традициям сильнейшей пианистической школы, которая была заложена в Баку в первой половине прошлого века. Но джазовому музыканту, в первую очередь, необходим коллектив – диалог с музыкантами, играющими на его уровне и выше, диалог, в котором всегда хотелось бы расти и развиваться. К сожалению, у нас на целую плеяду пианистов катастрофически мало музыкантов, играющих на других инструментах. Пальцев одной руки хватит, чтобы посчитать джазовых ударников, басистов, саксофонистов… А что касается таких инструментов, как тромбон, флейта, скрипка или, предположим, вибрафон, об этом только можно мечтать. И это на десятимиллионный Азербайджан!
Тенденцию же развития, особенно среди молодых музыкантов, на сегодняшний день можно выразить одним словом – зацикленность. А точнее, момент, когда музыкант набирает некую высоту, получает “порцию” славы и удобно там устраивается. В итоге на каждом концерте он переигрывает одно и то же, а это уже не джаз. Джаз – это музыка, рожденная в боли, непризнании самого себя, в отрицании прошлых побед. На мой взгляд, это и есть двигатель любого искусства.
- Фариза ханум, вы с большой любовью и трепетом говорите о своем отце. Каким вы его помните?
- Разным. Помню веселым и задорным, серьезным и требовательным, порой волнующимся. Не помню его только безразличным. Этого качества в нем не было никогда.
- Как он воспитывал?
- В семье нас двое – я и моя сестра Гюляра. Не могу сказать, что папа занимался нашим воспитанием, так как в семьях, где есть творческий человек, а тем более мужчина, воспитанием детей занимаются мамы. Папа был постоянно на гастролях, записях, репетициях, и его воспитание заключалось в беседах, в совместной деятельности. Когда мы были маленькие, он мог играться с нами, если были на море – учил плавать, не бояться глубины. Если мы были на даче, то учил перекапывать сад, или сколачивать забор, или чинить крышу, учил не бояться работы. Когда мы подросли, то пошли по музыковедческим стопам нашей мамы – Фариды Бабаевой. И хотя это было наше сознательное решение, за ним, конечно, стояла папина требовательность и бескомпромиссность, – он не увидел ни во мне, ни в моей сестре, того таланта и знамения, которым должен обладать пианист. У нас были очень доверительные отношения. Он никогда не давал советы, и тем более не навязывал свою точку зрения, но мог высказать свое мнение, так что оно становилось окончательным.
- Чему главному в жизни научил вас отец?
- Играться (улыбается). Безусловно, научил и стойкости. Не могу сказать, что я упрямый человек, но я умею “держать удар”.
- Какой след в вашей творческой жизни оставил Рафик Бабаев?
- Честно, я даже не знаю, что такое “мое творчество”. Мне нравится познавать новые миры, которые могут возникнуть в совершенно неожиданных пространствах. Если есть возможность играться, удивляться, затрудняться, а главное придумывать для себя новую головоломку, то это мое море – творчество или жизнь…
- То есть, завтра вы можете рисовать, а еще и в кино сниматься… На моей памяти ваша роль в фильме режиссера Теймура Даими “Последний”.
- Конечно (улыбается). Это была прекрасная игра, где собрались друзья и решили сделать нечто феерическое. На тот раз это называлось фильмом. Что будет дальше, покажет время.
- Фариза ханум, скажите, чем вы живете сегодня?
- Любовью, красотой, радостью… Разве этого мало?
- Выше вы сказали, что отпустили отца. Раскройте нам смысл сказанных слов.
- Преждевременная смерть родного человека это… как внезапное отключение электричества, когда ты оказываешься вдруг один в темноте с ожиданием, что сейчас все восстановится, как прежде. Когда папа ушел из жизни, у меня долго было ощущение того, что он просто уехал в длительную командировку, из которой обязательно вернется. Мне понадобилось много лет работы над собой, чтобы расставить все на свои места и понять, что свет, который он излучал, продолжается во мне. Я отпустила папу, чтобы найти себя…

“…Чтобы найти себя”
оценок - 3, баллов - 5.00 из 5
Рубрики: Культура

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.