Перейти к комментариям Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Белый танец

Темы

Об авторе


Подписка
Автор
  . 23 ноября 2012

(рассказ)
(Окончание. Начало см. “Зеркало” от 17 ноября 2012 г.)
Через два дня женщина вернула книгу, и тогда Явер муаллим смог с ней поближе познакомиться. Беседа проходила благодушно. Женщина преподавала музыку и рассказывала о своей профессии восхищенно, радуясь по-детски. Порой Явер муаллим говорил о своей работе, сотрудниках, семье, запинаясь, искал ответы на неожиданные шутливые вопросы женщины, а бывало, что и сам смеялся вместе с ней. Женщина затронула тему о его способностях заваривать чай. В ходе чаепития из белоснежных чашечек она интересовалась о правилах заваривания и в то же время не уставала забрасывать его репликами.
Несмотря на то, что Явер муаллим был старше женщины на пять, а может, и на десять лет, вел себя перед ней как наивный ребенок, то и дело краснел, смущался…. В последующие дни они вместе ходили в клуб Дома отдыха смотреть фильм, гуляли по близлежащему лесу. Изредка, особенно, когда шли по холмистой лесной дорожке, женщина держалась за руку Явер муаллима. Такие минуты преисполняли его дивными ощущениями, будто угасающее слабое мерцание вспыхивало, превращаясь в яркое сияние. Оно озаряло светом душу Явер муаллима с такой силой, что на волнах этого пылающего моря он чувствовал себя в другом мире. Он шагал легко, словно ноги оторвались от земли, и ощущал прилив сил, чтобы дойти до самого конца леса в мгновение ока. В сущности, не одна только женщина была причиной такой легкости, увлеченности. Самым главным было то, что оказанное ею внимание вновь вернуло к нему уверенность в себе, застывшую в его душе, и которую он терял в течение последних лет. Только теперь он начал осознавать, что возраст – это чьи-то выдумки; возраст – это те же оковы, и каждый должен воспринимать его будто никчемный подарок, вручаемый ему по истечении определенного срока принудительным образом, независимо от его желания. Как только рука женщины оказывалась в его руке, Явер муаллим с трудом себя сдерживал от порыва подобно мальчишке вскарабкаться на верхушку одного из высоких деревьев в лесу или же гоняться за пестрокрылой бабочкой. Если бы не было злых насмешек, если бы мог терпеть едкие улыбки молодых, то Явер муаллим взял бы женщину на руки и побежал бы к озеру. Но существовала преграда, называемая преклонным возрастом, и с которой Явер муаллим давно успел смириться. Она подавляла его побуждения.
Хотя женщина любила говорить о своей работе, она не проронила ни слова о своей семье. Интересно, кто ее муж, есть ли у нее дети? Эти вопросы несколько раз вертелись на языке Явер муаллима, но задать их он так и не решился…. Женщина была очень хороша собой. Но сердцевиной этой красоты были ее глаза. Большие выразительные глаза, длинные ресницы придавали ее лицу сказочность. Когда взгляд ее серых глаз устремлялся вдаль подобно невинному взору любознательного ребенка, Явер муаллима приводили в сильное волнение и смущение эти вопросы, и всякий раз он находил оправдание себе за то, что их не стал задавать. Потому что в такие мгновения – когда он видел в ее глазах детскую доверчивость, Явер муаллим предполагал, может, она никогда не была замужем? Но даже эта мысль была не в силах отогнать его раздумья о семейности женщины…
Теперь Явер муаллим ожидал женщину, прислонясь к липе у танцплощадки. На самом деле он с ней не договаривался о конкретном времени. На протяжении всех этих дней без каких-либо уговоров они хорошо знали, где и когда могут встретиться. Последние минуты ежедневных встреч заканчивались прогулкой. Затем каждый уходил в свою комнату. Явер муаллим у себя принимал теплый душ, немного читал, а потом засыпал. У женщины свет горел допоздна. Кажется, она читала, ложилась очень поздно. Но по утрам она выглядела отдохнувшей, без следов усталости; как и всегда, ее глаза искрились и глядели с невинностью ребенка…
…Этой ночью женщина должна была уехать. Об этом она сообщила Явер муаллиму еще вчера. Она собиралась добраться до города электричкой, потом на такси доехать до аэропорта. И об этом тоже сказала она сама. Явер муаллиму было грустно слышать ее слова, но был уверен, что спустя немного оправится от грусти. На самом деле грустью это даже не назовешь, потому что каждый может испытать подобное, когда теряет знакомого, который стал собеседником в пути пусть даже за очень короткий срок общения. Естественно, такие чувства не были чуждыми и для Явер муаллима. Ну а сейчас женщина придет, они отправятся на вечернюю прогулку, пройдутся рядышком и вернутся обратно – в свои комнаты. Потом она приляжет немного отдохнуть и уедет электричкой в два часа ночи в город, затем на такси в аэропорт. Самолет улетал под утро – в пять часов. Это что за рейс такой, чтобы лететь в такую рань? Явер муаллим поворчал что-то в адрес составивших расписание полетов. Она улетит. И все…. У Явер муаллима оставались здесь еще десять-двенадцать дней отдыха. Он их с божьей помощью как-нибудь проведет. Еще с кем-нибудь знакомиться у него не было и в мыслях, потому что ему всегда тяжело расставаться с теми, к кому он относился с теплом. Нет, конечно, речь не о том, что человек, с которым предстоит ему разлучиться, – это женщина. Явер не намеревался строить с ней какие-либо отношения. Но Явер муаллим хорошо себя знал; он всегда болезненно переживал расставание с людьми, с которыми успел подружиться. Поэтому избегал прощаний после мимолетных встреч: ты чувствуешь, что он приятный во всех отношениях человек, но тебе известно и то, что ты через несколько часов потеряешь его навсегда и больше с ним никогда не увидишься. Ты теряешь его, а он – тебя. Женщина уедет, Явер муаллим несколько дней погрустит, а потом жизнь пойдет своим чередом. Она пришла. С собой принесла аромат гвоздики. А на площадке снова перевернулось вверх дном. Там молодежь, как и всегда, дергалась, скакала. Громкое дребезжание музыки придавало этому вавилонскому столпотворению особую исступленность. Музыканты установили громкость микрофона на самый высокий уровень. Это сделали потому, что большая группа отдыхающих сегодня должна была уехать. И в музыке, и на лицах людей, даже в их танце вместе с буйностью можно было заметить нечто вроде печали. Интересно, с чем это связано? А женщина сегодня, вернее через несколько часов, ранним утром улетала. Хотя Явер муаллим отлично помнил об этом, но все же к танцплощадке не стал приближаться. Женщина медленными шагами подошла к нему и тихо взяла его под руку. На ней было платье лазурного цвета с красивым вырезом и короткими рукавами. На личико женщины опустилась, словно бабочка, нежная улыбка, но ее глаза выражали леденящую глубокую печаль, что ее можно было ощущать только сердцем, и сейчас Явер муаллим видел эту печаль глазами своего сердца. Оба немного постояли молча.
Явер муаллиму хотелось скорее уйти подальше от танцплощадки; как только он сделал шаг, женщина тихонечко сжала его локоть, будто говорила, остановись, постой. Явер муаллим остановился и с недоумением посмотрел на нее, совершенно не понял, чего она хочет. Так ведь с того дня, как они познакомились, женщина ни разу не танцевала; сегодня, похоже, она решила нарушить установленный “график”. Объявили следующую мелодию: “Белый танец”. Дамы начали приглашать кавалеров…. Женщина встала перед Явер муаллимом, сделала реверанс и взглядом позвала его на танец. Вначале Явер муаллим растерялся, хотел как-нибудь уклониться, но когда его глаза встретились с ее обезоруживающим взглядом, у него не оставалось иного выхода, кроме повиновения …. Молодые замерли на своих местах. Их околдовала своим чудным кружением одна солидная пара. Музыканты играли со всей страстью. Явер муаллим словно парил в воздухе. Ноги его не касались земли. Аромат гвоздики пьянил, ему казалось, что он теряет сознание….
Танец закончился. Все стали аплодировать. Откуда-то взялся тот синеглазый, наглый аспирант, поцеловал Явер муаллиму щеки, руки. Женщина, как и сегодняшний прохладный вечер, была расстроена, грустна ….
В два часа ночи женщина собралась в дорогу. Явер муаллим помог ей нести чемодан, проводил до станции. Затем они простились, пожимая друг другу руки. Теперь все было позади: “белый танец”, аплодисменты, трогательные слова прощания, расставание. Явер муаллим вернулся в свою комнату и лег в кровать. Сон как рукой сняло. Сердце колотило, будто у поднимавшегося на взгорье человека. Что-то его тревожило. Спать не хотелось. До глубины его сердца опустилась бездонная пустота. Долго переворачивался в постели. А потом даже не помнит, как встал, оделся и вышел на улицу.
Моросил мелкий дождь…
Явер муаллим шел быстро, поднимал руку проезжающим машинам. Машины не тормозили, все торопились куда-то. Наконец, ему удалось остановить такси. Явер муаллим попросил человека за рулем срочно отвезти его в город – аэропорт. Водитель ответил, что дорога долгая, можно доехать за час от силы. Явер муаллим уговорил его, пообещав заплатить ему с лихвой…. Водитель согласился.
Машина прибавила скорость. Когда доехали до аэропорта, посадка уже началась. И воздух успел немного прогреться. Женщина поднималась по трапу, оглядываясь вокруг, словно искала кого-то. Неподалеку провожающие махали руками своим друзьям, близким. Когда она на миг остановилась и посмотрела назад, Явер муаллим тоже начал махать ей… Женщина улыбнулась и тоже помахала.
После того, как вернулся, долго задумывался: интересно, видела ли она его?.. Ведь она же улыбалась, когда поднималась в самолет. Даже рукой помахала. Возможно, женщина не заметила его, а просто прощалась с теми местами, с днями, которые провела здесь. И хотела сказать, что еще раз побывать в этих местах ей не суждено…. Нет, нет, Явер муаллим был уверен, что она его видела….
Явер муаллим следующим летом вновь приехал в тот Дом отдыха. Побывал там всего неделю, больше не выдержал. Взял билет на самолет и вылетел с того же аэропорта, из которого в прошедшем году улетала женщина.
Всю дорогу ему казалось, что он снова возвращается с прошлогоднего отдыха. А в сердце звучала мелодия “белого танца”. Даже рев моторов самолета был бессилен заглушить эту мелодию…
Перевод Шахло Касумовой

Белый танец
оценок - 0, баллов - 0.00 из 5
Рубрики: Чтение

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.