Версия для печати изменить цвет подачи. Сделать шрифт жирным. Альтернативный просмотр. Увеличьте шрифт. Уменьшите шрифт.

Азербайджанцы в императорском Санкт-Петербургском университете

Опубликовано:23:17 16/11/2012

К 220 - летию со дня рождения Мирзы Джафара Топчибашева (1790-1869)

Азербайджанцы в императорском Санкт Петербургском университетеРоссия – оплот православия, но исламу на территории России более тысячи лет и принят он предками российских мусульман за долго до крещения Руси. Общеизвестно, что мусульманская община Петербурга существует с первых лет основания города. Россия прирастала землями соседних мусульманских государств – Касимовского, Казанского, Астраханского и Сибирского ханств, постепенно в ее состав вошли Крым, Кавказ и Закавказье, вассальную зависимость приняли Бухарский эмират и Хивинское ханство. Стоит напомнить, что в течение столетий на Руси всех представителей тюрко-язычных мусульманских народов называли татарами, что подтверждают произведения классиков отечественной литературы М.Лермонтова, А.Бестужева-Марлинского и Л.Толстого.
После того, как в 1829 г. Николаем I был сформирован Собственный Его Императорского Величества конвой, на улицах Петербурга запестрили необычные мундиры, сшитые с учетом национальных традиций российских мусульман. Конвой состоял из Лейб-гвардии кавказско-горского полуэскадрона, Лейб-Гвардии Крымско-татарского эскадрона и команды Закавказского конно-мусульманского полка. Через каждые два года в столицу прибывало пополнение, полный срок службы составлял четыре года. Гвардейцы-мусульмане проводили время не только в манежах, на парадах, в казармах, театрах и балах: домашнее образование позволяло некоторым из них даже преподавать в Императорском университете. Годы спустя дети некоторых гвардейцев возвращались в Петербург для того, чтобы получить здесь высшее светское образование
При этом не стоит забывать, что Россия была прежде всего православным государством, в котором существовали определенные вероисповедальные ограничения, не распространявшиеся, впрочем, на иностранцев. Поэтому первым мусульманином в стенах Императорского Санкт-Петербургского университета стал проф. Мирза Джафар Топчибашев (1790-1869), происходивший из азербайджанцев или, как тогда говорили, закавказских татар.
В старейшем вузе России, Императорском Санкт-Петербургском университете, в ХIХ веке в многонациональном сообществе профессоров, преподавателей, студентов и вольнослушателей находились и азербайджанцы. Это были действительные статские советники профессора Мирза Джафар Алимардан бек оглы Топчибашев (1790-1869) и Мирза Мухаммед Али (Александр) Гаджи Касим оглы Казем-Бек (1802-1870); лекторы персидской словесности Мирза Мухаммед Шафи и Мирза Джафар-хан из Тебриза и преподаватель персидского языка Мирза Гасан Таиров; студенты Агабек Ядыгаров (Едигяров) (1823-1892), Алимардан бек Алекпер оглы Топчибашев (1862-1934), Тагиев Насир бек Гаджи Мамед оглы (1879-1953) и Джемобек Сулейман оглы Гаджинский (1888-1942), а также вольнослушатель Абдуррагим бек Асад бек оглы Ахвердов (1870-1933) и многие другие.
Здесь учились и сын Казем-Бека, Александр Александрович (1844-1894), и его внук, Лев Александрович (1876-194?). Но они с самого рождения были православными и считали ли себя азербайджанцами неизвестно. В России до 1917 года отмечали только вероисповедание. Хотя окружающие долго напоминали им об их мусульманском происхождении. Сохранилась эпиграмма, повествующая о том, что Александр Львович (1902-1977) (правнук М. Казем-Бека) даже младенцем при крещении “бурно реагировал”:
Он, как потомок Магомета,
Принять крещенья не желал,
И потому он так орал,
Сын льва и солнечного света.
Профессора и преподаватели факультета Восточных языков университета
Мирза Джафар Топчибашев родился в старинном азербайджанском городе Гяндже. Род его берет начало от известного в Азербайджане рода Топчубаши. Отец его Алимардан бек относился к наиболее образованным и известным в городе людям. Он был преподавателем в медресе и знал азербайджанский, арабский, грузинский, персидский и русский языки. В 1795 году он был приглашен работать в Тифлис: грузинскому царю Георгию ХII для ведения переговоров с Персией нужен был опытный переводчик.
М.Д.Топчибашев получил хорошее домашнее образование, учился в медресе. Он хорошо владел азербайджанским, арабским, армянским, грузинским, персидским, русским и турецким языками. В 1811 году приехал в Санкт-Петербург в составе свиты грузинского царевича Теймураза Георгиевича Багратиони (1782- 1846).
Князь Темураз был родным братом свергнутого в 1803 году русскими царями грузинского царя Давида, который, как и другие грузинские князья, уже жил в Петербурге. Князь Теймураз после свержения царя Давида перебрался в Тегеран в надежде на то, что с помощью персидского шаха ему удастся восстановить грузинское царство. Через семь лет, в 1810 году, когда он понял, что его затея не может быть претворена в жизнь, вернулся в Грузию и сдался российским властям. Ему также было предложено переехать жить в Петербург. В Петербурге он занимался исследовательской работой в области востоковедения. За успехи, достигнутые в этой области, князь Теймураз был избран почетным членом Российской императорской академии наук, а также членом Лондонского и Парижского Азиатского Общества.
В начале 1812 года по рекомендации князя Теймураза М.Д. Топчибашев был принят на работу в Азиатский департамент Министерства иностранных дел переводчиком конфиденциальных (секретных) бумаг. Там была большая нужда в людях, основательно владеющих персидским языком. В МИД были очень довольны переводами М.Д. Топчибашева. Переводы Мирзы Джафара с персидского языка конфиденциальных писем были настолько полны, точны и ясны, что складывалось впечатление, будто письма писались на русском языке.
Впоследствии, не оставляя работу в МИД, Мирза Джафар поступил на службу в Главный педагогический институт практикантом персидского языка. После преобразования института в Санкт-Петербургский университет (8. 02. 1819) он 7 марта 1823 года был утвержден адъюнкт-профессором персидской словесности. На кафедре персидской словесности университета до 1822 года ординарными профессорами работали Ф.Шармуа и И. Деманж, приглашенные из Германии и Франции. По этому поводу известный советский востоковед А.Н. Кононов писал: “Это было прекрасное совокупление европейской солидной учености с живым и поэтическим азиатским знанием, так как Мирза Джафар был поэт”. Должность адъюнкт-профессора он занимал 13 лет. В 1835 году он стал экстраординарным профессором, а еще через восемь лет в 1843 году – ординарным профессором. Такое сравнительно медленное продвижение в ученых званиях объясняется тем, что Мирза Джафар не имел высшего образования. В Императорском СанктПетербурском университете профессор М.Д. Топчибашев служил тридцать лет – с 1819 по 1849 год. Он в 1845-1846 и 1848-1849 годах преподавал и турецкий язык. 24 марта 1849 года он ушел на пенсию по состоянию здоровья.
Параллельно с университетом Мирза Джафар преподавал персидский язык в Учебном отделении восточных языков Азиатского департамента МИД (1823-1869).
Топчибашев выполнял и большую общественную работу. В 1851 году был избран членом-учредителем Российского археологического общества и управляющим Восточного Отделения Российского археологического общества.
У М.Д.Топчибашева брали уроки персидского языка А.С.Грибоедов, а турецкого – О.И.Сенковский. Неслучайно академик В.В.Бартольд впоследствии назвал его “превосходным практическим преподавателем персидского языка”. Мирза Джафар был дружен с А.Мицкевичем и перевел на персидский язык один из его “Крымских сонетов”. Научную и творческую деятельность Топчибашева высоко оценили В.Г. Белинский, И.Ю. Крачковский, О.И. Сенковский и другие деятели русской науки и культуры. За выдающиеся заслуги перед Российской империей постановлением Сената и с одобрением императора была учреждена “Премия Топчибашева” с вручением 100 рублей за лучшие студенческие произведения.
Умер Мирза Джафар Алимардан бек оглы Топчибашев 4 февраля 1869 года в Петербурге. В некрологе о нем один из ведущих российских востоковедов XIX века и любимый ученик покойного В.В. Григорьев писал: “Имя Мирзы Джафара Топчибашева будет произноситься с признательностью, пока продлится существование Петербургского университета”.
После ухода М.Д.Топчибашева на пенсию его место занял профессор М.М.Казем-Бек. В.В. Григорьев по этому поводу писал: “Преемником Мирзы Джафара Топчибашева на кафедре персидской словесности явилась одна из замечательных в настоящее время личностей не только у нас, но в целой Азии и целой Европе – азиатец с глубоким мусульманским образованием, соединяющий основательное знакомство с ученостью европейской, владеющий одинаково как арабским, персидским, турецким, так и английским, французским, русским языками, и на всех шести писавший и печатавший… В наш университет, после 23-летней службы в Казани, снискавшей ему там всеобщую любовь и уважение, перешел он в ноябре 1849 года на кафедру персидской словесности”.
Мухаммед Али Казем-Бек родился 22 июня 1802 года в городе Реште (Южный Азербайджан). В девятилетнем возрасте он вместе с матерью переехал в Дербент, где его отец был шейх уль-исламом (1807-1820). В Дербенте Мухаммед Али получил отличное по мусульманским понятиям образование. В 1820 году отцом Казем-Бека, заподозренный в тайной переписке с лицами, недоброжелательно относящимся к царским властям, был сослан на поселение в Астрахань. Через год Казем-Бек поехал к отцу.
В Астрахани он часто общался с шотландскими миссионерами, которые, воспользовавшись молодостью и неопытностью юноши, сумели убедить его принять христианство и имя Александр. Это привело к его разрыву с родителями. За четыре года пребывания в Астрахани Казем-Бек самостоятельно изучил английский, французский, немецкий и отчасти еврейский языки. В конце 1824 года под видом назначения его преподавателем восточных языков в Омском Азиатском училище он был выслан в Сибирь. По дороге в ссылку он тяжело заболел и был временно оставлен в Казани, в доме профессора Казанского университета К.Ф. Фукса.
Пребывание Казем-Бека в доме Фукса сыграло решающую роль в его судьбе. Фукс был так поражен его способностями, что ввел его в общество важнейших лиц города. По ходатайству казанских ученых Казем-Бек в октябре 1826 года был зачислен лектором (по современным понятиям старшим преподавателем) восточной словесности в Казанский университет. Так началась стремительно растущая научная и преподавательская карьера ученого в Казанском университете: заведующий кафедрой турецко-татарских языков (1828), адъюнкт-профессор (1831), экстра-ординарный профессор (1836), ординарный профессор (1837), декан первого отделения философского факультета (1845), заведующий кафедрой арабско-персидского языка.
Уехав далеко от родных мест и приняв христианство, Александр Казем-бек во многом оставался восточным человеком. Ему, например, были неудобны мундир, фрак, жилет и панталоны, в которые носили его коллеги, поэтому лектор Казанского университета, посчитал возможным обратиться и написать 14 января 1829 г. в Петербург:
По прошению лектора Казем-Бека, о предоставлении ему права носить особого покроя университетский мундир
Его Высокородию господину исправляющему должность попечителя Казанского учебного округа статскому советнику и кавалеру Михаилу Николаевичу Мусину-Пушкину лектора Мирзы Александра Казем-Бека
Всепокорнейшее прошение
Звание лектора при Императорском Казанском университете доставило мне честь быть в числе чиновников сего почтенного заведения. Все, находящиеся в службе университета, имеют особенный, Высочайше утвержденный мундир; но я, нося персидское платье, лишен сего особенного знака отличия чиновников здешнего Университета: с первых дней малолетства, привыкнув ходить в моем природном одеянии, я бы чувствовал величайшее затруднение переменить оное на европейское. За несколько же лет пред сим учитель астраханской гимназии Мирза Абдулла получил Высочайше утвержденный мундир, состоящий из верхнего персидского синего цвета кафтана с шитьем университета, а вместо шпаги, саблю с темляком. Вышеприведенные мною причины и более всего сей пример, внушили мне смелость утруждать ваше Высокородие моею всепокорнейшею просьбою о изходатайствовании мне мундира, подобного тому, который получил Мирза Абдулла. Сей особенный знак благоволения ко мне, будет для меня новым поводом не щадить ни трудов ни занятий, чтобы сколь возможно быть полезну тому почтенному заведению, в ведомстве которого я нахожусь, и я первым долгом своим почту оправдать сию особенную оказанную мною милость.
Лектор Мирза Александр Казем-Бек
Нужно отметить, что попечитель Казанского учебного округа М.Н.Мусин-Пушкин затем с 1845 г. состоял попечителем Санкт-Петербургского округа. Министр народного просвещения князь Карл Ливен сообщил попечителю Казанского учебного округа, что “Государь император в 19 день марта Высочайше утвердить соизволил положение кабинета Г.Г. Министров о дозволении лектору персидского языка при Казанском университете Мирзе Казем-Беку носить особенный мундир…пока он будет оставаться в настоящей должности.”
С 1849 года он начал работать ординарным профессором персидской словесности в Санкт-Петербургском университете, заведующим кафедрой персидского языка (1855), инспектором частных пансионов и школ Петербурга (1849-1855), первым деканом факультета восточных языков (1855-1858 и 1866-1870).
Казем-Бек был дружен с передовыми мыслителями своего времени: И.И.Лобачевским, Н.Г.Чернышевским, Л.Н.Толстым, М.Ф.Ахундовым, А.Гумбольдтом. Встречался с Шамилем в Петербурге и Калуге. Публиковался постоянно в журналах: “Журнал Министерства народного просвещения”, “Русское слово”, “Современник”, “Отечественные записки”, “Северное обозрение”.
За выдающиеся заслуги в области науки и образования Мирза Казем-Бек был избран:
- членом-корреспондентом Императорской Санкт-Петербургской Академии наук, – действительным членом Британского Королевского Азиатского общества в Лондоне,
- членом Копенгагенского Королевского общества северных антиквариев,
- членом Азиатского общества в Париже,
- членом-корреспондентом Американского общества ориенталистов в Бостоне,
- членом Американского философского общества и
- членом Германского общества ориенталистов в Берлине.
(Окончание следует)

Ф.П.КЕСАМАНЛЫ, А.Н.ТАГИРДЖАНОВА

Азербайджанцы в императорском Санкт-Петербургском университете
оценок - 2, баллов - 5.00 из 5

RSS-лента комментариев.

К сожалению комментарии уже закрыты.